Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Хасан Роухани ждет Владимира Путина

25.07.2013

Автор:

Теги:



"Вестник Кавказа"

В середине августа президент России посетит Иран, - сообщили СМИ,но пока не подтвердили в Кремле. Тем не менее опрошенные «Вестником Кавказа» эксперты считают, что Владимиру Путину есть о чем поговорить с избранным иранским президентом Хасаном Роухани.

По мнению директора Центра общественно-политических исследований Владимира Евсеева,«основная цель поездки - выстраивание отношений с новы президентом Хасаном Роухани. Если говорить о практических вопросах, которые будут обсуждаться, то, в первую очередь, это проблема, связанная с зенитно-ракетным комплексом С-300. В настоящее время Иран обратился в суд, пытаясь получить от России 4 млрд долларов. Эта сумма обусловлена не только тем, что Россия не реализовала контракт на поставку С-300, а тем, что она не выполнила в середине 1990 еще ряд контрактов, подписанных в с 1989 по 1992 год. Эта проблема сейчас препятствует развитию двусторонних отношений. В качестве возможной развязки Россия видит возможность поставки вместо С-300 зенитно-ракетный комплект С-300 ВМ «Антей 2500». Формально можно говорить, что этот комплекс не попадаетпод указ, подписанный президентом Дмитрием Медведевым. Поставка этих комплексов вызывает интерес и у самого Ирана, потому что эта больше система противоракетной обороны, чем противовоздушной. Она не уступает, апо некоторым показателем даже превосходит С-300-2 или даже С-400, если не брать дальнюю ракету. Поэтому такая развязка более чем приемлема».

Кроме того, по мнению Евсеева, Путин и Роухани должны обсудить вопросстроительства на двух свободных площадках Бушерской АЭС энергетических реакторов типа ВВР мощностью каждый не менее 1Гвт: «Здесь многое будет определяться тем, действительно ли Иран готов платить за это живыми деньгами или это будет кредит Российской Федерации».

Среди насущных политических вопросов Евсеев выделил «проблему Сирии, где позиции во многом совпадают, Египта, где позиции не совпадают, Афганистана и Ирака, где позиции во многом совпадают. Таким образом это может быть первым официальным визитом президента Российской Федерации в Исламскую Республику Иран, потому что визит, который проходил в 2007 году, осуществлялся в рамках участия России международной конференции. Ясчитаю, что, если все состоится, если удастся решить хотя бы вопрос об иске в размере 4 млрд дол., то в этом случае можно говорить об успешности визита».

Евсеев не сомневается, что Владимир Путин будет встречаться не толькос Хасаном Роухани, но и с духовным лидером Ирана Хаменеи: «В этом случае будет понятно, что насколько духовный лидер поддерживает те идеи,которые выдвигает Хасан Роухани, насколько согласованы между ними позиции. Это поможет России лучше понять, как выстраивать свои отношенияс Ираном и по тематике, связанной с Ираном, с другими государствами».

Безусловно, одной из основных тем обсуждения станет возможность разрешения иранского ядерного кризиса. «Здесь речь может идти только о смягчении санкций со стороны Евросоюза. В качестве варианта рассматривается возможность полностью прекращения ограничения действий вбанковской сфере и ограничений на страхование перевозок морских грузов.Это те области, которые не имеют никакого отношения к иранской ядерной программе, но они очень сильно препятствуют развитию среднего и мелкого бизнеса», - считает Евсеев. По его мнению «Россия сможет переговорить с Ираном об инициативах, с которыми Тегеран планирует выйти на встречу в рамках шестерки по урегулированию иранской ядерной проблемы, которая возможно состоится в августе. В августе планируется проведение саммита ШОС, на котором Иран, судя по всему, тоже будет представлен. Очевидно, что этот саммит будет после визита Путина в Тегеран. Это тоже имеет значение. Россия сможет в начале переговорить с иранским руководством, апотом это дело обсудить, к примеру, на встрече лидеров в Китайской народной республике. Таким образом Россия будет подготовлена к еще одному событию, которое состоится в начале сентября, это российско-американский саммит. Я считаю, что столь напряженный график обусловлен подготовкой к этому саммиту, от которого на Западе многое ждут. И, по видимому, России важно выйти на саммит с США, когда будет полностью выверена позиция РФ с ее партнерами, такими как КНР и ИРИ. В этом случае позиции на России на переговорах будут достаточно уверенными».

По мнению директора Института Ближнего Востока Евгения Сатановского,основной на российско-иранской повестке дня остается тема ядерной программы: «Из «шестерки» переговорщиков у России наиболее плотные отношения с Тегераном. Кроме того, у нас есть вопрос военных поставок и иск Ирана на 4 млрд. У нас есть достаточно много вопросов, которые Владимир Владимирович может обсуждать». Сатановскому нравится новый президент Ирана, хотя бы потому что «прошлый был очень уж брутален и столько проблем создал для отношений Ирана с миром, что работать с ним было безумно сложно. Новый, по крайней мере, улыбчив».

Как полагает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, политолог Владимир Сажин,Путин «использует этот визит для того, чтобы встретиться и с духовным лидером Ирана. Иран –очень значимая страна, без которой невозможно решать региональные проблемы, страна, которая имеет влияние и на израильско-палестинскую проблему, и на проблему Ливана, я имею в виду «Хизбаллу», и на проблему Ирака, и на проблему Афганистана, и на проблему, конечно же, Кавказа, потому что можно сказать, что в какой-то мере Иран – и кавказская страна. На проблему безопасности Персидского залива тоже влияние Ирана большое. Конечно же, вопрос Сирии будет обсужден».

Самым главным вопросом Сажин, как и его коллеги, считает ядерную проблему: «Именно эта проблема является ключом для разрешения общей ситуации в Иране и вокруг него. Иран сейчас находится под жесточайшими санкциями – как санкциями СБ ООН, так и односторонними санкциями США и ЕС, к которым присоединились множество государств. Не в последнюю очередь по этой причине, экономическое положение Ирана очень тяжелое, и,конечно, из этого положения необходимо выходить. Кроме того, отношение кИрану многих стран если не враждебное, то настороженное, исходя опять-таки из многих вопросов, которые остаются по его ядерной проблеме.Поэтому даже в плане отношений Ирана с остальным миром, не только экономических, но и политических, решение иранской ядерной проблемы – это центральный вопрос, который будет обсужден президентом Путиным, президентом Роухани и, я думаю, и верховным лидером Хаменеи».

Между тем, одной из серьезнейших проблем в российско-иранских отношениях остается Каспий.

«До проведения четвертого саммита каспийских государств, который должен состояться в этом году, наверное, рано говорить о серьезных подвижках, - считает Владимир Евсеев. - Речь может идти только об уточнении позиций, потому что мешает это излишняя жесткость Ирана по вопросу раздела Каспийского моря и его статусу. По видимому, Хасан Роухани может занять менее жесткую позицию. И здесь возможно какое-то согласование подходов. Надо понимать, что времени до проведения визита крайне мало. За эти сроки нереально подготовить какие-то серьезные соглашения, об этом разговор не идет. Речь идет о разрешении тех проблем, которые накопились и которые препятствуют развитию двусторонних отношений и формулированию общих подходов. Потому что реально позиция Ирана по Каспию будет определена во время четвертогосаммита прикаспийских государств, который состоится на территории Российской Федерации. Здесь же возможны уточнения позиции иранской стороны или же внешнеполитическая корректировка Ирана по статусу Каспийского моря».

Евгений Становский считает проблему Каспия трудноразрешимой: «Ни один находящийся в здравом уме и трезвой памяти российский президент не откажется от тех условий контроля над Каспийскимбассейном, дном и поверхностью, которые заложены были в советско-иранском договоре. Ни один иранский президент в здравом уме и твердой памяти не откажется от претензий на 20% Каспия. Тут в точности по Жванецкому: «Мадам, почему у всех семечки 10 копеек, а у вас 20?» - «Потому что 20 больше». В этой ситуации мы, Казахстан и Азербайджан придерживаемся одной позиции, Иран другой, Туркменистан [колеблется, - «ВК»] между нами и Ираном. Поскольку иранский вариант сулит чуть больше процентов в туркменском секторе, он склоняется к этому иногда, чтобы поддержать Иран. Когда ему надо с нами по газу договариваться, он тут жеотклоняется обратно. Но в целом, слишком большие деньги и слишком серьезный вопрос, чтобы можно было задумываться вообще о том, чтобы начальство было способно дискутировать. Я не убежден, что Владимир Владимирович настолько альтруистичен в пользу Ирана, что будет готов отказаться от значительной доли российского сектора Каспия с его газом инефтью, не говоря уже о политическом значении этого шага. Тогда почему Курилы не отдать Японии вместе с Южным Сахалином, не вспомнить, что Сочи, Геленджик, Анапа – это бывшие оттоманские порты, турецкие территории?! Так много можно чего кому отдать».

Зато Владимир Сажин считает, что обсуждать каспийскую тематику необходимо: «Есть такие суждения, что Владимир Путинпосетит Иран, используя каспийский путь, то есть прибудет на корабле в порт Энзели, а уже оттуда поедет в Тегеран. Конечно, вопрос Каспия он очень важный. Здесь задействованы государства, которые заинтересованы в разрешении этой проблемы, и надо сказать, что взгляды России и Ирана на некоторые аспекты этой проблемы не совпадают, в частности в вопросе разделения Каспия. Поэтому, конечно, есть о чем говорить. В этом диалогебудут затронуты и двусторонние отношения между Россией и Ираном, которые, не в последнюю очередь из-за нерешенности иранской ядерной проблемы находятся на достаточно низком уровне. Этот уровень надо повышать, опять-таки, через решение ядерной проблемы. Нужен задел для того, чтобы после решения этой проблемы Россия и Иран могли спокойно активизировать свои отношения не только в экономическом, но и в политическом плане. Тем более что у России и у Ирана есть несколько общих точек соприкосновения – по той же самой Сирии».

Между тем, по мнению Сажина, к визиту Путина «Роухани еще не сможет сформировать новое правительство, не сможет официально выработать политическую линию, хотя, безусловно, у него есть мнение на этот счет. Но официально оно будет установлено только через два месяца, когда все кандидаты на министерские посты, государственные посты в правительстве Ирана пройдут согласование и утверждение в меджлисе. Поэтому я не думаю,что во время визита Путина в Иран будут заключены какие-то официальные соглашения и документы. Но я считаю, что этот визит очень важный, по тойпричине, что, во-первых, Владимир Путин будет, наверное, первым главой государства, с которым встретится новый президент Роухани, не считая, конечно, тех глав государств и правительств, которые прибудут к нему на инаугурацию с 3 по 5 августа. Такой деловой визит будет первым для Роухани, и это важно, поскольку, исходя из тех высказываний, которые делал Роухани до выборов и после выборов, Иран должен поменять курс во внешней политике и во внутренней политике, то есть изменения должны произойти. И на самом начальном этапе в этом процессе будет принимать участие российский президент».


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение