Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Второй президент Казахстана будет компромиссной фигурой…»

17.07.2013

Автор:

Теги:

На историческомфакультете МГУ им. Ломоносова прошло обсуждение учебного пособия «Сравнительнаяполитология постсоветского пространства», подготовленного продеканом факультетамеждународных отношений Евроакадемии Эстонии Леонидом Карабешкином. Значительнаячасть дискуссии была посвящена оценке процессов, происходящих вцентрально-азиатском регионе и, прежде всего, в Казахстане. Редакция сайтапопросила поделиться своим мнением о данной работе одного из ведущихспециалистов в сфере отношений между Россией и странами Балтии Сергея Рекеду.

- ПЦСЮ: Значительная часть работы эстонскогоученого посвящена проблеме клановости в политике и неформальным институтамвлияния. В какой степени подобный подход помогает понять процессы, происходящиев региональной политике?

- Сергей Рекеда: Господин Карабешкин подчеркивает,что клановость в видоизмененной форме сумела пережить период Российской империии советской модернизации, превратившись в важнейший фактор, определяющий векторразвития постсоветских стран в центрально-азиатском регионе. Казахстан, помнению эстонского автора, достаточно показателен в этом отношении, посколькуего родоплеменная структура была не столь сильно разрушена в результатесталинских репрессий и советской модернизации.

К Старшемужузу принадлежал и Д. Кунаев, который четверть века управлял Казахстаном, кнему же принадлежит и нынешний президент РК. Более того, позиции Старшего жуза,по мнению Карабешкина, за прошедшее десятилетие с момента обретениянезависимости, существенно укрепились.

Во времяобсуждения были высказаны и противоположные взгляды. Например, что возвращениек архаичным формам в политической организации присутствовали только в начале1990-х гг., когда умирающую советскую систему просто нечем было заменить. Но запоследние 10-12 лет клановая система существенно видоизменилась под влияниемвнутренних модернизационных процессов и кадровой политики самого Назарбаева. Ятакже склонен поддержать эту позицию, причем не только применительно кКазахстану, но и применительно ко всему центрально-азиатскому июжно-кавказскому региону в целом.

С другойстороны, наш эстонский коллега прав, что авторитаризм в республиках ЦентральнойАзии и в меньшей степени в Казахстане – это действительно не аномалия, аестественные средства обеспечения стабильности в системах, где влияниекланово-региональных групп велико, а процесс формирования национальнойидентичности так и не завершен. Этим фактором и определяется внутренняясердцевина сложившейся в Казахстане системы, где с одной стороны мы видиммоноцентрическую президентскую власть, а с другой формальные демократическиеатрибуты, такие например, как многопартийный парламент.

 

- ПЦСЮ: В одной из глав учебникаанализируется так называемая несостоявшаяся «цветная революция» в Казахстане.Как вы полагаете, действительно ли существовала реальная угроза власти всередине 2000-х гг., в эпоху «оранжевой» революции?

 

- Сергей Рекеда: Действительно, это очень интересныйсюжет, о котором в России не столь часто пишут и дискутируют. По мнению автора,в канун президентских выборов 2005 г. в Казахстане сложились предпосылки длясценария т.н. цветных революций. Однако запас прочности у казахстанских властейоказался намного более значимым, нежели на Украине или в Кыргызстане. Крометого, США не были настолько вовлечены в процесс поддержки казахстанскойоппозиции. Любопытно, что Карабешкин утверждает особую роль в сохранении стабильностиправящего режима, которую сыграло этноконфессиональное устройство РК. Речь идето том, что русскоязычное, не казахское население, рассматривает Назарбаева вкачестве гаранта межнационального мира в стране. Поскольку оппозиция постояннозаигрывает с национал-патриотическими лозунгами, то нет ничего удивительного втом, что не казахское население однозначно отдает свои голоса за Назарбаева. Причем,если в 2004-2005 гг. речь действительно могла идти о какой-то альтернативепартии власти или же самому президенту, то все последующие выборы были выиграныс разгромным счетом. Тем более что оппозиция лишилась последнего серьезногоресурса, я имею в виду, поддержки со стороны Запада, который очень теснововлечен в реализацию некоторых газовых проектов с Астаной.

 

-ПЦСЮ: Понятно, что учебник это, преждевсего, история, и в нем анализируются уже завершенные процессы. В то же время,хотелось бы понять, каким участники обсуждения видят будущее Казахстана. Чтоименно вытекает из тех особенностей политического строения РК, на котороеобращал внимание ученый из Эстонии.

 

-Сергей Рекеда: Сейчас горизонт планированияпо-прежнему ограничен бессменным лидером Казахстана Назарбаевым, и будущееКазахстана в постназарбаевский период рассматривается через призму множествасценариев, из которых достаточно сложно выделить наиболее точный и прогностическидостоверный. Большинство выступавших сошлись во мнении, что второй президентКазахстана будет компромиссной фигурой, зависимой от мнения сложившихся группвлияния в ближайшем окружении Назарбаева. Что касается конкретных персоналий,то имена этих политиков уже не раз упоминались в российских СМИ Токаев, Нуртай Абыкаев,Джаксыбеков. Более интересен другой вопрос, насколько ощутимым станет переходот режима сильной личной власти к иной модели управления, основанной на сложноймодели согласования интересов между различными группами влияния.  


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение