Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Оценка ситуации в Таджикистане накануне президентских выборов (Часть 1)

10.07.2013

Автор:

Теги:
Виктория Панфилова


Iran_elections_040512_04 (1)Вноябре нынешнего года состоятся президентские выборы в Таджикистане. Сводки из этой страны поступают тревожные – власти усилили давление на оппозицию, и фактически лишают действующего президента Эмомали Рахмона реальных конкурентов.Одновременноу Таджикистана ухудшаются отношения с Россией. Вплоть до того, что предположения о смене внешнеполитической ориентации Душанбе стали приобретать утвердительный характер.

Подрепрессии попала еще незарегистрированная в стране партия «Новый Таджикистан». Руководитель инициативной группы по созданию партии, председатель Координационного совета Ассоциации предпринимателей, экс-министр промышленности республики Зайд Саидов оказался под следствием и обвиняется в коррупции, вымогательстве и многоженстве. Проект создания этой партии оказался настолько хорошим, что власти даже взачаточном состоянии увидели в нем серьезную угрозу.

Надве другие оппозиционные партии – Социал-демократическую Партию Таджикистана (СДПТ) и Партию Исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) оказывается сильное давление. ПИВТ – наиболее влиятельная партия. Кандидат, которого будет поддерживать исламская партия, будет иметь на выборах значительные шансы на победу. Это вторая по численности политическая партия республики.

Атакуясегодня оппозиционные партии, власти бьют по своим же позициям, по стабильности и по интересам граждан, поляризуя общество и усиливая позиции радикалов. А это Хизбут Тахрир и салафиты, которые все более и более успешно находят путь к сердцам молодых людей, разочарованных в легальных оппозиционных партиях, обвиняя их в заигрывании с властью и неспособности противостоять произволу административной машины с ее коррупцией.

Нынешнийглава государства Эмомали Рахмон пока не заявлял о своем намерении баллотироваться на очередной семилетний президентский срок. С ноября 1992 года он является бессменным руководителем Таджикистана. В 2003 годубыл проведен референдум по изменению Конституции. Согласно поправкам, срок полномочий президента увеличился с 5 до 7 лет и ограничился двумя сроками. Кроме этого, в одном из пунктов оговаривалось, что предыдущие президентские сроки обнулялись и таким образом он в 2006 году пошел на выборы, как в первый раз.

Сучетом определенной закрытости таджикского политического общества, ознакомление с позициями партий – СДПТ и ПИВТ представляет безусловный интерес, особенно в связи с тем, что это государство традиционно является стратегическим союзником России. В республике дислоцируется 201-я российская военная база. А в России трудятся около двух миллионов граждан Таджикистана, которые прямо или косвенно участвуют в жизни нашего общества. Тем не менее, отношения между странами в последнее время охладели. Причиной этому эксперты видят в несговорчивости Э.Рахмона в отношении продлении сроков аренды российской базы и передачиМоскве расположенного под Гиссаром военного аэродрома «Айни». За данныйобъект идет закулисный геополитический спор, поскольку в его модернизации принимала участие Индия. Душанбе не прочь отдать «Айни» в аренду американцам, когда те уйдут из Афганистана.

Отом, что происходит в республике, с чем может быть связано напряжение вроссийско-таджикских отношениях, рассказывает председатель Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддин Кабири:

-Последние разногласия между Москвой и Душанбе дали повод говорить об ухудшении отношений между двумя странами. В СМИ обсуждается смена внешнеполитического вектора Таджикистана. Что происходит на самом деле, почему так получается и что можно сделать для улучшения исторически дружественных отношений между двумя странами?

Россияи Таджикистан являются стратегическими партнерами, и этот статус закреплен во многих межгосударственных документах. Об этом постоянно говорят представители обоих государств и, самое главное, население поддерживает линию своего правительства в этом направлении. По крайней мере у нас в Таджикистане нет политической силы, которая не считала бы стратегическое партнерство с России приоритетным. В России, напротив, немало политиков и политических сил, которые имеют альтернативное мнение, но слава Аллаху, они в меньшинстве. Но почему тогда возникают сложности в отношениях? Скорее всего, мы по-разному подходим к вопросу остратегическом партнерстве. У нас разные ожидания друг от друга, порой,не всегда реальные. Я не знаю уровень взаимоотношений президентов России и Таджикистана, и не могу оценить их, но, похоже, что они по-разному понимают суть прошлогодних договоренностей. Речь идет о продлении срока аренды базы, поставок ГСМ и другие вопросы.

Чтокасается смены вектора Таджикистана в сторону США, то не думаю, что стоит бить тревогу. Впрочем, США дали понять, что своим стратегическим партнером в регионе хотят видеть Узбекистан, а не Таджикистан. Не вдаваясь в детали, можно с уверенностью сказать, что оба государства обречены на сотрудничество. И надо исходить из этого. Кто в ком больше нуждается, это уже другой вопрос.

-Москва уже ратифицировала соглашение по 201-й военной базе, дислоцированной в Таджикистане. Душанбе затягивает. С чем это связано?

Надопонять, был ли этот вопрос изначально привязан к другим или обсуждался отдельно. Например, не рассматривались ли условия пребывания базы в привязке к отмене пошлин на нефтепродукты из России: вы нам беспошлинныеГСМ, а мы вам базу на 49 лет. К сожалению, переговоры шли в закрытом режиме и информации очень мало. И вообще, таджикская общественность былавведена в заблуждение нашими же чиновниками и экспертами. Вокруг этой тематики было много пафоса и слишком громко было заявлено, что впредь будет взиматься плата за любую иностранную военную базу. О сроках пребывания базы, напротив, умалчивали. А конкретики нет никакой. Думаю, что наша дипломатия опять оказалась в неловком положении. Многие эксперты говорят, что таджикская сторона пошла на достаточно большие уступки в этом вопросе. Например, что Россия не будет платить за базу, что срок пребывания продлен на 49 лет. И все это в обмен на поддержку Россией на высоком уровне кандидата в президенты от правящей партии. Но,пока этого не случилось и вряд ли случится. Поскольку вопрос очень деликатный. Да и Россия уже не та.

Раноили поздно парламент Таджикистана ратифицирует соглашение по военной базе. Говорить о том, что процесс затягивается — несколько преждевременно, время еще есть. Тем более, что имеются другие межгосударственные соглашения, которые ратифицировал Таджикистан, а Россия, наоборот, отложила. Например, соглашение о двойном гражданстве между Россией и Таджикистаном. Конечно, это не говорит о том, что мы должны увязать эти два соглашения и торговаться.

-В России находится большое число мигрантов из Таджикистана. Не скрывается, что если политика Душанбе не изменится, то их могут выдворить на родину. Насколько реален этот сценарий и что в этом случае ожидает Таджикистан?

Всемы знаем, что наши мигранты – это наша сила, с одной стороны, на них держится экономика, и наша слабость, с другой стороны. Они первыми ощущают на себе все изменения в отношениях России и Таджикистана. Задачалюбого государства — заботиться о благополучии своих граждан, где бы они ни находились. Для любого правительства забота о своих гражданах за рубежом, это не только вопрос политики или экономики, это и вопрос чести. Наши мигранты не должны стать разменной монетой или рычагом давления при решении разногласий между правительствами двух государств. Не думаю, что дело дойдет до выдворения наших мигрантов. Возможно, будутпоказательные депортации, как это было в случае с задержанными Душанбе российскими летчиками. Может также быть ужесточение правил пребывания мигрантов на территории России. Массовая же депортация приведет к росту социальной напряженности в Таджикистане. А этого не хочет ни Москва, ни Душанбе. Россия заинтересована в стабильном Таджикистане, в стабильном регионе, а от стабильности Таджикистана зависит стабильность региона в целом.

-В нынешнем году состоятся выборы президента Таджикистана. Какова предвыборная ситуация? По сообщениям СМИ, на вас и на вашу партию властьоказывается давление, изменилась ли ситуация сейчас?

Естественно,с приближением выборов ситуация будет накаляться. Это происходит во всех странах со схожими условиями. Отношение к нашей партии изменилось еще задолго до президентских выборов. С конца прошлого года мы стали ощущать давление на всех уровнях и повсеместно. Очень грубо и порой провокационно ведут себя представители власти. Однозначно это прозрачности выборам не добавит. Мы за 40 лет существования ПИВТ сталкивались с притеснениями и преградами. Но всегда выходили более сильными и сплоченными. Переживем и нынешнее давление. А вот что выиграет от этого другая сторона — вопрос. ПИВТ приняла решение участвовать в этих выборы. Но с кандидатом пока не определилась. Время еще есть, и мы будем исходить исключительно из интересов государства и народа. Даже, если наше решение кому-то не очень не понравится.

(Продолжениеследует. О перспективах развития ситуации в Таджикистане расскажет лидер Социал-демократической партии Таджикистана (СДПТ) Рхматилло Зоиров)

 Виктория Панфилова – обозреватель «Независимой газеты», специально для Интернет-журнала «Новое Восточное обозрение».


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение