Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Протон-МММ

03.07.2013

Автор:

Теги:

Очередная неудача при запуске ракеты «Протон-М» наБайконуре вызвала резкую реакцию представителей российской власти по отношениюк чиновникам Роскосмоса.  Можнопредположить, что эта показательная жесткость связана не только с очереднымпровалом космических ведомств при реализации стратегической программы развитияотрасли, но и имеет прямое отношение к определенным проблемам, возникшим в плане двустороннего диалога. Я имеюввиду, отношения между Казахстаном и Россией. 

В РК широко обсуждаются последствия этой аварии, причемнекоторые комментарии не только в социальных сетях, но среди официальных лицедва ли доставят удовольствие российским чиновникам.

В то же время, Талгат Мусабаев – глава национальногокосмического агентства РК, напротив, чрезвычайно сдержан в своих оценках и уже заявил, что падение ракеты или ее частей на территории Казахстана могло бырассматриваться как авария, непосредственно затрагивающая интересы Казахстана.Однако (в данном конкретном случае) это, с правовой точки зрения вопрос, который являетсявнутренним делом Роскосмоса. В то же время, Мусабаев подчеркнул, чтоказахстанская сторона исследует влияние взрыва ракеты на экологическоесостояние прилегающих территорий.

Так что утверждать, что в Астане царит полноеспокойствие, относительно последствий неудачного запуска Протон-М, было бы слишком сильнымпреувеличением. Другой вопрос, что Ак Орда не стремится политизировать проблему и это, безусловно, положительный сигнал для Кремля, которому ещепредстоит, судя по выступлению вице-премьера Рогозина, найти «конкретныхвиновных». Однако самое главное – это системно изменить некоторые компонентыпроцесса разработки  и запуска ракет скосмодрома Байконур.

Когда мы говорим о том, что неудачи с запусками«Протонов» влияют на характер двустороннего диалога, то это утверждение вовсене является преувеличением. Всякий раз, когда на Байконуре происходит очереднаяавария, это приводит к резкой активизации авторов национал-патриотическойориентации, которые, основываясь на отдельных фактах, утверждают, что никакойпрактической пользы для Казахстана от научно-технического сотрудничества сРоссией нет и быть не может. Опровергать данные измышления, авторы которых явноне с самой большой симпатией относятся к России, можно только одним доступнымспособом – максимально наглядно демонстрировать пользу от таких проектов и высокий уровень компетентностичиновников всех ведомств, вовлеченных в реализацию космической программы. И,конечно же, свести к минимуму число аварий, которые происходят на космодроме,который является символом российско-казахстанского сотрудничества. Нетсомнений, что в Кремле этот важный аспект проблемы прекрасно понимают.

За скобками этой темы остается еще более актуальныйвопрос – кризисное состояние российской космической отрасли. Судя покомментариям некоторых чиновников Роскосмоса, они готовы уподобиться российскимфутбольным тренерам и причины аварии  свести к низким заработным платам сотрудников агентства и недостаточному вниманию кматериально-технической базе.

Этот момент, при объемах средств, которыевыделяются на содержание Роскосмоса, честно говоря, вызывает недоуменныевопросы – куда же в таком случае направляются эти средства?


Валерия Ромащенко


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение