Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Гаджимет Сафаралиев: "Еще лет 10-15 уйдёт на восстановление того, что мы потеряли"

26.06.2013

Автор:

Теги:
Гаджимет Сафаралиев: "Еще лет 10-15 уйдёт на восстановление того, что мы потеряли"
"Вестник Кавказа"
Срд 26 Июн 2013 00:55:00

Дискуссии о целостной российской общности уже давно ведутся в самых разных слоях общества. Не обходят их стороной и депутатский корпус. Председатель Комитета Государственной Думы России по делам национальностей Гаджимет Сафаралиев в интервью ИАА "Вестник Кавказа" рассказал о своем отношении к последним резонансным событиям российской жизни, в том числе и родного Дагестана.

ВК: Гаджимет Керимович, буквально месяц назад ВЦИОМ опубликовал опрос, согласно которому многие выходцы из региона Северного Кавказа отождествляют себя с Россией лишь на седьмом уровне. Иными словами первоначально они считают себя выходцами из какого-то села, далее определяется принадлежность к какому-то тейпу, потом, может быть, принадлежность уже к республике, и только в последнюю очередь они ощущают себя россиянами. Что нужно сделать для того, чтобы человек все-таки чувствовал себя частью этой страны в первую очередь?

Гаджимет Сафаралиев: Ну, то, что так себя отождествляют, это в принципе не ново. Я помню, как говорил Расул Гамзатов: "В Дагестане я аварец, в Москве я дагестанец, а за границей я русский". В принципе этот вариант нормальный и не является ущемлением какого-то того или иного отношения. Другой вопрос, насколько этот человек в каждой стадии является тем, с кем он себя отождествляет. Вот в этом плане, да. И насколько он себя чувствует россиянином, русским, будучи даже за границей – вот это очень важно. А для этого, я еще раз хочу сказать, только образование, культура. Через привитие знаний, только через это можно.

Если ты, живя в ауле, кроме аульчан ничего не знаешь, приезжаешь в город, там как в океане вертишься, не можешь, только отрицательную контр-культуру воспринимаешь, естественно, ты ни тем, ни тем не являешься представителем. А если ты изучаешь свой язык и культуру и русскую, то чувствуешь себя совсем по-другому. Я учился в Махачкале, где окончил все 10 классов. Мы за 9-10 класс поставили, по-моему, десять спектаклей по русской классике. Мы играли различные роли, мы их учили. И Чацкий, и матрос Железняк, и Любовь Яровая – все у нас было, советское и дореволюционное. И читая, ты еще глубже это познаешь. Одно дело, когда проходишь на уроке, а другое – когда еще спектакли.

Мы с классом, и нашей учительницей Трофимовой Александрой Михайловной, ездили в Ленинград, мы посетили все музеи, были в Москве, ездили в Пятигорск, и были на лермонтовских местах. Культура должны быть, у человека интеллект должен развиваться, он должен больше знать. Знать обо всем, обо всех.

Еще раз хочу сказать, был вопрос, на чем основывается подъем, может быть. Еще раз говорю, только на русской культуре, на русской истории. Без этого невозможно просто, а мы уже туда вплетены, вставлены. Нам надо где-то немножко проснуться, подвигаться, и не только нам, но и всей этой системе. Потому что всегда Россия давала, и сейчас, может быть, она должна где-то оторвать от себя. У нас было два десанта русских учительниц. В основном из Ставропольского и Краснодарского краев. Так пожалуйста, русский язык у нас все прекрасно знают. Хотим мы, не хотим, а все знают. А поскольку разные языки, мы все общается на нем. У нас был в советское время в университете лучший центр по изучению русского языка в Советском Союзе. Вот и все, простые примеры. Не надо придумывать каких-то особых предприятий, вот простой пример. Научный центр создавали ученые из Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова, Новосибирска, Екатеринбурга. Университет, другие вузы аналогичные были. Потом это все перемешивалось, наши ездили в разные центры, обучались. Я, например, учился в Питере. Аспирантура, докторантура, все дела там проходил. Я эту школу принес туда, мы там создали отличную школу по элементной базе для информационных технологий.

Это все, оно делается не указанием, не разовым... Это должна быть широкая программа, с участием регионов. Может быть, даже и с финансовым участием регионов. И с максимальной интеграцией сначала соседних регионов, округов друг с другом. Без этого невозможно. Если мы не будем этого делать, мы так и будем жить каждый сам по себе, а в итоге конец будет не очень хороший. Поэтому я считаю, что, пока не поздно, и это прекрасно понял президент страны, он очень четко обозначил все эти вещи. Надо максимум усилий приложить к формированию общероссийской идентичности. Т.е. да, мы россияне, но у тебя никто не убирает, что ты представитель какого-то народа. Но ты россиянин.

Вот американцы... Есть итало-американцы, есть англо-американцы. Ну и что? Может быть и у нас такое тоже. Мы россияне, да, но каждый из какого-то региона. Мы как американцы, не приехали, и там кашу эту варили, здесь жили, интегрировались. Очень тесное взаимопроникновение было, и в культуре, и в других вещах. А сколько совместных браков. Это все куда ушло? Мы же это не пропагандируем, мы об этом не говорим нигде. А мы только: "Вот, опять эти кавказцы, опять они из пистолета шариком стреляют по дяде милиционеру".

Немножко надо в этом плане и тем, кто это делает, и тем, кто об этом пишет, и тем, кто должен следить за порядком, каждому исполнять свое. Второе - исполнять закон. Не надо ничего придумывать. Давайте исполнять тот закон, который принят. Не нравится, давайте его потом улучшим, но надо его исполнять. Чиновник не должен чувствовать, что его место прикупленное, что он посажен кем-то и будет там сидеть. Нет. Это государственное место. Не выполняешь, давай, до свидания. Так должно быть. К сожалению, пока не получается. Надежда есть, движение есть. Уже многие чиновники себя стали не очень хорошо чувствовать в своих креслах, чувствуют, что за ними тоже наблюдают. Более прозрачными становятся эти взаимодействия.

А для Кавказа, поскольку у вас сайт все-таки кавказский, я хотел бы сказать. Во-первых, надо вспомнить свои корни. И если мы вспомним, то там все это есть. И как себя вести у себя дома, в гостях, в чужой стране, с другими людьми, со старшими, с младшими, с детьми – все это есть. Есть такой кодекс, был прописан, негласный. Мы позабыли это. Мы перестали воспитывать своих детей в нужном русле, давайте мы вернемся в некотором смысле, к корням, к основам. И это уже перенесем на современную среду. И если едет ребенок поступать в Москву учиться, чтобы он знал, что там надо учиться, что не по "липовому" ЕГЭ, что объективный параметр – это знания. Если на осла повесить вывеску "лев", то в то, что он лев, поверит только другой осел. Лев же не поверит. Поэтому знания нужны. Культ знания.

У нас в Дагестане всегда был культ знания. Больше всего школ было до революции, больше, чем на всем Кавказе, было в Дагестане. Культ знаний надо повышать. Надо максимально возвращать русскоязычное население обратно. У нас, к сожалению, обеднело общество. Инженеров, артистов, техников, тех людей, с которыми я в школе учился, нет. Уехали. Обстановка была плохая. Значит, надо создать условия, чтобы возвращались. Максимально.

И мое мнение, что Северо-Кавказский округ, то ли расширять его надо, то ли обратно Южный делать, но нам нужно максимальное перемешивание населения. Не надо собирать всех в одно место. Надо, чтобы мы были интегрированы везде: Астрахань, Волгоград, Дагестан. Может быть, три округа сделать. Или один южный, еще добавить кого-то. Но народы Кавказа должны жить, как и жили, в российско-русско-кавказском обществе. Вот тогда это будет нормально восприниматься и нами, и людьми всеми. И я думаю, стереотипы, типа, кавказец - враг, это политика, идеология. Тоже идет понятно откуда. Но я думаю, мы это преодолеем. Потому что, слава Богу, народ разумный. И в России прекрасно понимаем, что наше счастье в наших руках.

ВК: Вы – человек, имеющий непосредственное отношение к Дагестану. Как вы оцениваете работу команды Абдулатипова и его самого?

Гаджимет Сафаралиев: Я бы сказал так, оцениваю положительно. Потому что за эти сто дней, которые прошли, немало сделано. Ему очень сложно, потому что не один год это все создавалось. И за три месяца ликвидировать это невозможно. Но тот темп, то направление, которое он взял, оно развернуло людей в его сторону, люди поверили в него, он исполнял свои обещания. У нас были многие главы администрации, которые сидели по двадцать лет там, по пятнадцать-двадцать лет, ничего не делали в районе. Как ханы сидели. Имели сопровождение, ездили на бронированных джипах в сопровождении, куча машин и т. д. Народ вообще не чувствовали. Сложно было их убрать, но он убрал. Он предлагал, приглашал и в общем-то поменял, провёл ротацию.

Это очень сильный шаг, и в этом плане то, как он ведёт работу, очень наступательно-активную – мне это нравится. Он известный человек в принципе, и Россией руководил определённым образом, будучи в Верховном совете, и узнаваемый. Это хорошо для Дагестана, потому что, когда узнаваемый руководитель, в других местах говорят: "А, этого мы знаем. Он был сенатором от Саратова. Этого мы знаем, он был руководителем Ассамблеи народов России". Это тоже очень сильный фактор. Вчера, кстати, была с Познером передача, я вам скажу, очень достойно он выглядел там, хотя с Познером очень сложно вести диалог, он очень умный и очень коварный. Но Абдулатипов очень достойно выглядел, абсолютно не пасовал ни в чём, на все вопросы очень грамотно. Это приятно, потому что это люди видели, и мне важнее, чтобы не вообще народ видел, а чтобы интеллектуалы это увидели. Интеллектуалы всегда донесут до других лучше, чем просто человек с улицы. Я положительно оцениваю, я не говорю – команду, его работу я оцениваю положительно. Я думаю, что после выборов команда будет меняться где-то на 50%, а может, и больше. Задачи другие будут, и люди другие нужны, и отношение нужно другое. Я думаю, здесь будет какой-то десант ребят наших, дагестанцев, которые закончили учиться и учатся здесь в аспирантурах, в вузах. Их привлекать максимально туда. Современный взгляд нужен. А движение назад надо остановить, двигаться вперёд надо, в XXI, XXII и так далее век, а не уходить в эти дебри.

ВК: А как сделать так, чтобы Дагестан вновь стал прибыльной республикой, с дотационной вернулся в своё прошлое состояние? Есть ли какие-то отрасли, благодаря которым республика вновь может занять достойное место?

Гаджимет Сафаралиев: Я вам скажу так. Есть три направления. Это виноградарство – раз. Мы почти 400 тысяч тонн винограда собирали, сейчас 100. Соответственно, с виноградарством будет инфраструктура – виноделие, агрокомплекс и т. д. Это раз. У нас есть хорошая индустрия строительства, развивать надо – два. Говорят о туризме, но туризм тоже надо серьёзно развивать, строить надо. У нас есть 500 км песчаного побережья, замечательное море. Надо строить, надо делать. Может быть, туризм. И - я не могу, как физик, не сказать – наукоёмкие технологии. Нужны наукоёмкие технологии. У нас можно внедрять, у нас средний интеллектуальный уровень достаточно высокий. Шесть вузов, академический центр, отраслевые институты. Надо вводить туда, может быть, пока сборочные производства - у нас раньше были. Потом развивать дальше. Но в любом случае наукоёмкие технологии позволят как-то развиваться. Рядом собирают машины – мы не можем собирать? Мы можем. Заводы есть. И момент один, что касается промышленности – те заводы, которые есть, надо пересмотреть отношение к ним и дать им возможность выполнять программу. Если они не годятся – значит, переоборудовать. Потенциал остался, рабочие есть, инженеры по персоналу – да, надо приглашать тех, кто уехали, надо расширять это дело. Это вполне возможные вещи. Я думаю вот так же.

Но сельское хозяйство в первую очередь, я считаю. Столько мяса, сколько у нас, нигде нет, столько скота. Возможности виноделия, овощеводства огромны. У нас в первую очередь аграрная республика. Это надо развивать, но на высоком уровне, а потом уже двигать дальше остальные отрасли. Если автомобиль начинаешь делать, надо резину, это колёса, надо электронику, это электроника, надо кресла, значит, кожа. Здесь очень много чего надо. Нефть мы сколько добывали… Нефть есть у нас и разведанная, и далее разведывать надо. В шельфе есть нефть. Надо развивать всё это. В принципе, я вам скажу, богатейшая республика. При соответствующем подходе там будут жить в шоколаде люди. На самом деле климатически прекрасная, самая экологически пища здоровая, а что ещё надо-то? Все семь слоёв на земле, которые есть – все там есть, начиная от моря, пустыни и заканчивая альпийскими лугами и вершинами снежными. Жить и радоваться. Так и жили мы, кстати, долгое время. Но нам всё испортила, во-первых, вседозволенность 1990-х гг., когда всё разрешалось, весь этот криминал вылез наружу. Сейчас будет оздоровление. Очень серьёзно за это взялось и руководство, и сам президент лично контролирует многие вещи, так что, думаю, здесь мы результат получим.

Мы сейчас Олимпиаду будем проводить, так что должен быть порядок. Мы хотим чемпионат 2018 года, в стране должен быть порядок. Прекрасный стадион построили. У нас академия "Анжи" работает. У нас дети, несколько тысяч человек, играют в футбол. Всё-таки это фактор положительный. Керимов построил стеклозавод, ещё один завод строит. Я думаю, что будет всё более-менее. Не знаю, сколько лет на это уйдёт, но, думаю, лет 10-15 уйдёт на доведение до того, чего мы хотим, того, что мы потеряли.

ВК: Хотелось бы узнать, удовлетворены ли Вы работой с молодёжью в республике? Достаточно ли делается для этого?

Гаджимет Сафаралиев: Нет, не удовлетворён. Хотя есть у нас комитет по делам молодёжи. Понимаете, у нас, к сожалению, такие ведомства, как комитет по делам молодёжи, Министерство культуры, в частности, превращаются в организации для проведения мероприятий. Самое главное – идеологию надо правильно проводить, а не просто мероприятия. Если даже произошло мероприятие, выводы надо из этого делать и как-то обучать на выводах. Как строится целая отрасль, предмет, допустим? Научное исследование, многократно подтверждённое, потом становится образовательным продуктом. Мы проводим мероприятия, а эффект – ноль. В этом плане, я думаю, с молодёжью очень серьёзно надо работать. У нас молодая республика, очень много молодёжи. Хорошую работу, кстати, наш постоянный представитель проводит при президенте, они много стали мероприятий хороших проводить, мероприятия все с определённой направленностью. Если мы посылаем молодёжь учиться в другие города, надо их контролировать. Надо с ними здесь взаимодействовать, чтобы показывать всячески…

Нам надо всячески позиционировать республику как мирный, благодатный, гостеприимный, развивающийся край. Тогда люди начнут воспринимать. У нас один человек приезжает один раз… Вот сейчас свадьба дочери моей была. Приехало много гостей из Москвы, из Питера. Те, которые в первый раз приехали, в восторге, они хотят ещё вернуться, даже этим летом. Не от того, что шашлыки-коньяки. Люди, отношения, возможности, климат, всё, вместе взятое. Вот это. А люди очень гостеприимные. Хотя и бедно живут, но свой кусок хлеба с куском сыра и сухим вином они всегда на стол поставят. Поэтому надо максимально привозить людей. Наши здесь должны позиционировать республику, привозить туда, чтобы они об этом говорили. Абдулатипов, в частности, эти функции хорошо выполняет, потому что на его приглашения откликается много людей. Мы, депутаты, стараемся ввозить гостей побольше, проводим там мероприятия. Так что общими усилиями, я надеюсь, мы чего-то всё-таки положительного достигнем. Бывали периоды и похуже в разные века.

Народ – это как морская вода, она сама дезинфицирует. Туда попадают нечистоты – она эти нечистоты нейтрализует сама, потому что в ней есть достаточно кислот, щелочей в воде морской. Народ тоже имеет такую способность в разные периоды приводить это всё к варианту очищения от болезней, от скверны, от всяких этих дел. Народ наш дагестанский и вообще кавказский – умный, разумный. Всё будет нормально


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение