Россия, Москва

info@ia-centr.ru

С.Михеев: "К расширению Таможенного союза нужно относиться осторожно"

19.06.2013

Автор:

Теги:

- Средироссийских и казахстанских экономистов можно встретить мнение, чтоэкономическая интеграция может выступать эффективным антикризисным механизмом.Насколько справедлива эта оценка по отношению к  евразийскому интеграционному проекту?

- Прежде, чем ответить на этотвопрос, нужно отметить особенность евразийской интеграции. Если Европаобъединялась полностью разъединенной, то у нас происходитреинтеграция, то есть мы еще не забыли, как жили вместе в одном государстве, врамках единого хозяйственного комплекса. Теперь мы пытаемся восстановитьостатки этого единства на новой экономической основе. И в этом есть серьезное  рациональное зерно.

В условиях современнойэкономической модели, государства, придерживающиеся неких групповых интересов,будут находиться на плаву дольше и увереннее, нежели те, кто будет грести один,ведь самостоятельно преодолеть существующие проблемы экономической системыочень сложно.

Но удастся ли нам решить задачуинтеграции, будет зависеть от политической воли и конкретных обстоятельств,например, от того, сможем ли мы преодолеть сырьевую зависимость. Если Россия иКазахстан и дальше будут делать ставку на нефтегазовую сферу, и при этом даватьэтим деньгам утекать в офшоры, не будут вкладывать средства в диверсификациюэкономики и более развитые технологические цепочки, ничего у нас не получится.Будем вместе продавать нефть, они свою, мы свою.

Поэтому мы можем сколько угоднопроизносить заклинания про интеграцию, но необходимо диверсифицироватьэкономику и попытаться внутри своей экономической модели найти что-то новое.

И вот к вопросу об инициативахНурсултана Назарбаева - давайте попытаемся внутри Таможенного союза  выработать альтернативную модельразвития.  Мы же пока этого не делаем, аживем по тем правилам, которые диктует глобальный рынок и глобальнаяэкономическая система, говоря: ну ведь по-другому нельзя. А если по-другомунельзя, то мы пойдем ко дну вместе с остальными, вне зависимости от того, будемли мы интегрированы или нет.

Как сделать так, чтобыгосударство не было бизнес-проектом? Убежден, что для постсоветских стран государственное управление вформате бизнес-проекта – это тупик, потому что в логике бизнес-проекта у вас точновозникнет отношение к значительной части населения как к экономическинеэффективной, а значит, ненужному балласту. То же самое будет касаться идотационных территорий. Как работает бизнес? Минимизация расходов, максимумприбыли.  Но государство существует длятого, чтобы его граждане жили лучше, а не для того, чтобы увеличивать прибыльтех или иных сфер производства, но не способствовать развитию общества игармонизации общественных отношений. Государство – это не корпорация. Но чтобыэто работало на общественное благо, нужна другая экономическая модель. Нашипредставления конца 80-х – начала 90-х о том, что рынок способен сам отрегулироватьвсе общественные и экономические процессы наиболее адекватным образом, проявилисвою несостоятельность. На алтарь этого Молоха-рынка было принесено немаложертв. Но результаты оказались весьма сомнительными. Не значит ли это, чтосвободный рынок – некая квазирелигия, которая постоянно требуетидолопоклонничества и жертв только ради того, чтобы существовал рынок? И чем онв этом случае лучше коммунистических иллюзий?

Я считаю, что мы или сами непоняли суть рынка, или нам эти искажённые представления намеренно навязали.Потому что тот самый цивилизованный миллиард живет немного по-другому: есть истратегия, идеология развития, есть социальные программы, на которые они небоятся тратить деньги. Но и они живут не идеально. Их модель тоже все чаще даетсбой. Поэтому нужно преодолеть инерцию мышления, жадность и национальныйэгоизм, короткий горизонт планирования, и выработать концепцию общественного блага. Я не верю в рай на земле, онневозможен ни при одной политико-экономической системе, но мы можем хотя быминимизировать издержки. В этом и есть историческая миссия элиты, которая должнасобственные интересы отставить на второй план и искать новые решения, небояться преодолевать некие штампы. Ни возврат к советскому прошлому, нилиберальная модель нам не подходят, нужно искать новые эффективные пути.

Как раз в рамках нашихинтеграционных проектов мы и могли бы, в том числе, разработать альтернативныеварианты развития. Думаю, что есть смысл в поддержке и развитии мозговыхцентров, способных разработать новые экономические модели. То есть надовкладывать деньги в исследования, причем привлекать к этим исследованиям нетолько экономистов, но и политологов, философов, социологов из России,Казахстана, Беларуси. 

Уверен, что интегрироватьсянужно для того, чтобы явить миру альтернативный пример, а не для того, чтобыбыть как все. В этой связи у евразийского интеграционного проекта, безусловно,есть определённый потенциал.

-Говоря о евразийской интеграции, нужно отметить, что в мае этого года в Астане состоялся значимый форум – заседание Высшего экономического совета ЕврАзЭС, накотором было принято решение о начале процесса присоединения Киргизии кТаможенному Союзу и предоставлении Украины статуса наблюдателя при Евразийскомсоюзе. Как Вы оцениваете итоги этого заседания?

Я склонен оценить позитивноитоги саммита уже по одной простой причине. Эти итоги идут в разрез с голосамискептиков. Мы слышали и продолжаем слышать, что евразийский проект – это некийзамок из песка. Намеренно акцентируются политические моменты, нагнетаютсянезначительные противоречия между странами-партнерами. Этот саммит очень четкопоказал, да, есть проблемы и разногласия, но «паровоз интеграции» увереннодвижется вперед. На саммите приняты конкретные договоренности по дальнейшимшагам развития евразийской интеграции.

Что касается расширенияобъединения, то здесь нужно быть осторожным. Понятно, что есть интерес кКиргизии как к источнику трудовых ресурсов. Тем не менее, на мой взгляд, особаяпоспешность не нужна, потому что Таможенный союз не должен быть организацией, вкоторую нужно затягивать или уговаривать вступить всех подряд.

Наша главная задача - недискредитировать этот проект «на взлете». Посмотрите, что происходит с Евросоюзом, который по политическимсоображением набрал новых членов и в результате получил массу экономическихпроблем. При этом я считаю, что Киргизия должна быть в Таможенном союзе, нонужны более аккуратные и взвешенные шаги по включению Бишкека в эту структуру.Если Киргизия хочет вступить в Таможенный союз, ей необходимо сначалаокончательно решить свои внутренние политические проблемы.

Нам же важно не испортить имиджнового образования. Мы рискуем дискредитировать этот проект, и второй попыткичто-то исправить может уже не быть.

Что касается проблемы Украины,то украинцы начали понимать, что еще 2-3 года, и те механизмы, которые запущеныв рамках евразийской интеграции, всерьез ударят по их экономическим интересам,ведь начнут закрываться рынки Таможенного союза, что  негативно отразится на украинскомпроизводстве. Однако, по сути, позиция Украины всё та же – как бы что-тополучить, ничего не давая взамен. 

То, что Россия и Казахстанпошли на некоторые уступки этой позиции на данном этапе – не страшно, вопростолько в том, чтобы этот процесс не принял перманентный характер. На что,видимо, и рассчитывает украинская сторона. Иначе есть опасность увязнутьнадолго в этом процессе, когда Украина будет решать свои вопросы за счетстран-партнеров. Поэтому хорошо, что меморандум о статусе Украины был принят,но нужно в дальнейшем следить за тем, чтобы наши свои собственные интересы неущемлялись.

- Нужнали на данном этапе идеологическая основа для евразийской интеграции или проектможет успешно развиваться на сформированном экономическом базисе?

 

Несомненно, в будущемЕвразийский союз без собственной системы ценностей как проект будет буксовать.Европейский союз привлекателен не только тем уровнем жизни, который тамдостигнут, но и той системой ценностей, которую они экспортируют. Эти ценностиво многом для нас неприемлемы. Поэтому необходимость некой альтернативызападным ценностям, очевидна. Более того, сущность такой альтернативной моделилежит на поверхности. В социальной сфере - это более социально ориентированная политика, менее либеральнаямонетаристская модель. А в идеологической сфере – более взвешенный компромиссмежду традицией и модернизацией. 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение