Россия, Москва

info@ia-centr.ru

ЗАГРАНПАСПОРТ КАК МЕСТО ДЛЯ ВИЗЫ

12.05.2013

Автор:

Теги:

 ЗАГРАНПАСПОРТ КАК МЕСТО ДЛЯ ВИЗЫ

 

Изменение паспортно-визового режима с сопредельными странами, с подачи Путина, последние две недели обсуждалось достаточно широко. Напомню, что на встрече с главой ФМС Ромадановским президент подержал инициативу миграционного ведомства (по сути свою собственную) об отмене использования внутренних паспортов при въезде в России из стран СНГ. Глава ФМС предложил ввести норму уже через полгода, однако Путин принял решение отложить новое правило до 1 января 2015 года. То же самое он повторил в ходе прямой линии. Учитывая, что введение обязательного загранпаспорта для граждан СНГ в России не может изменить характер взаимодействия мигрантов в системе власть-бизнес-общество, нужно признать, что, видимо, идет поиск оптимальной пошаговой модели введения визового режима въезда в РФ из бывших советских республик.

Сейчас обязательный загранпаспорт вводится как «заменитель» визы. Но тенденция показывает, что Москва введет визовой контроль (возможно в облегченной форме) с теми странами, что не входят в условную евразийскую зону. То есть, это может стать реальной проблемой для тех государств, кто не подпишет договор о Евразийском Экономическом Союзе в 2015 году. Иначе, зачем официально вводить такую меру как загранпаспорта?

 

На самом деле уже так сложилось, что большинство въезжающих в Россию граждан государств СНГ пересекают границу по своим загранпаспортам. Кроме того, более-менее обеспеченные граждане имеют на руках и российские загранпаспорта (в ряде стран выдавался в российских посольствах без обеспечения гражданством РФ), по которому они пересекают границу. Форма обычных паспортов тоже отличается.

Допустим, в Узбекистане внутренний паспорт может использоваться для отметок по выезду в пределах СНГ, в тоже время российский внутренний паспорт после таких отметок становится недействительным. В соответствии со статьей 21 узбекского закона «О гражданстве» граждане, постоянно проживающие за рубежом и не вставшие на консульский учет без уважительных причин в течение 5 лет, утрачивают гражданство Узбекистана. Получив подобную справку можно, затем, начать оформление российского гражданства. Из Еревана, Баку, Ашхабада въезжают практически исключительно по загранпаспортам. Граждане Таджикистана и Киргизии используют и тот и другой вид документа, хотя в основном действительно пользуются внутренними паспортами, в связи с тем, что они экономят на оформлении загранпаспорта. Таким образом, на сегодняшний день въезд в Россию максимально облегчен для граждан Украины и тройки Таможенного Союза.

 

Парадокс в том, что подавляющая доля мигрантов постсоветского пространства находится в России со своими легальными документами, и по данному критерию пограничный паспортно-визовый режим соблюден. Известная же сумма проблем заключается в других плоскостях. Во-первых, в плане соблюдения внутреннего миграционного режима (пресловутую регистрацию по месту жительства российские власти могут требовать не только от гастарбайтеров но и от россиян). Во-вторых, в плоскости легальных разрешений на трудовую деятельность и соблюдения санитарно-эпидемиологических норм. Здесь нужно сказать, что по данным ФМС, несмотря на то, что порядка 3 млн. гастарбайтеров не соблюдают миграционный режим, растет количество тех, кто начинает приобретать патенты на работу (за 2012 год выдано 1,2 млн. патентов, в бюджет поступило 6,5 млрд. рублей). В-третьих, есть проблемы в системе взаимодействия правоохранительных органов, работодателей и диаспор.

 

Поэтому, необходимость обязательных загранпаспортов для граждан СНГ в России нужно понимать как дисциплинарно-административную меру, имеющую смысл только в качестве подготовки участников миграционного потока к последующему штампованию виз.

 

Не трудно понять мотивы путинского решения. Россия старательно ведет переговоры по снятию визовых барьеров с Евросоюзом. В этом смысле, евразийский проект можно рассматривать как этап по большой паневропейской сборке, включающей Россию и бывшие советские республики. Ведение загранпаспортов – это первый шаг к тому, чтобы доказать, что с территории новых постсоветских интеграционных объединений в Евросоюз не будет просачиваться миграция из стран Азии, Афганистана, Ближнего Востока и прочих регионов третьего мира. Кроме того, медиа-сопровождение этого решения обеспечит властям аргументы, доказывающие правоконсервативной публике желание сдерживать миграцию как таковую. Опрос ФОМ опубликованный в январе этого года показал приветственное отношение россиян к новой мере – 74% высказались за введение загранпаспортов, (характерно, что больше всего противников данного решения в электорате М.Прохорова – 23%). Кроме того, это решение уже было анонсировано в последнем послании Путина Федеральному собранию. Его выполнение будет в ряду наиболее легких в плане реализации, обладающим достаточно эффектным пропагандистским эхом.

 

Если взять в целом тему согласованной политики свободы перемещений на постсоветском пространстве, то складывается не простая картина. До сих пор не отрегулированы паспортно-визовые режимы в отношении третьих стран в рамках Таможенного Союза. К примеру, Беларусь не имеет визовых барьеров с Грузией, и соответственно по прилету в Минск из Тбилиси гражданин Грузии может спокойно отправляться в Москву (хотя и на свой страх, до выборочной полицейской проверки на вокзале). В Таможенном Союзе отсутствует единая миграционная карта для третьих стран. Различные подходы в выдачи виз. В этой же плоскости возникают вопросы с Украиной. Она едва ли не главная цель евразийской интеграции, поэтому, не входя в ТС и ЕврАзЭС, имеет с Россией такой же двусторонний режим миграции, как и Беларусь. Многие граждане к этому привыкли. Теперь, Украина также окажется под новыми нормами ограничений. Но скорее всего, заблаговременно будет найден выход. Если Украина на майском саммите Таможенного Союза получит статус наблюдателя без права голоса, то сможет участвовать в заседании коллегии Евразийского союза и принимать участие в подготовке документов. В таком случае украинцы, скорее всего, сохранят для себя прежний режим въезда по внутренним документам с возможностью пребывать в РФ до 90 дней без регистрации, как и белорусы.

 

Нормы о едином порядке внешней миграции (формы миграционных карт, политика реадмисии, транзита, выезда детей, пересечения границы должниками и т.д.) необходимо включить в договор о Евразийском Экономическом Союзе. Если продолжать эту линию, то Москва должна на практике создать представление о том, что будут существовать две группы стран. Первая – это прямые союзники по ядру интеграции, и для этих граждан максимальные преференции, вплоть до того, что мы отменяем вообще паспортно-визовый контроль на внутренних границах. С Белоруссией этот вопрос уже решен. Дальнейшим развитием этой политики должно стать передвижение паспортно-визового контроля с российско-казахстанской границы на казахстанско-узбекскую, то есть на внешнюю границу Таможенного союза в Центральной Азии. До сих пор граждане Казахстана должны показывать паспорта на границе с Россией, но если мы хотим унифицировать это пространство, то в принципе надо отказаться от этого порядка со всеми членами нового Евразийского объединения. В то же время Казахстан, а затем и Киргизия, если вступит в ТС, в отношении других партнёров по СНГ должны ввести как раз те ограничения, которые вместе с Россией будут вводить к третьим странам.

 

Если в южном и юго-восточном направлении паспортно-визовая стратегия более менее очевидна, то в отношении стран постсоветской Европы, зажатых между Евросоюзом и евразийским объединением, не все односложно. Данная группа, как участники Восточного партнерства, ведет индивидуальные переговоры об облегчении визовых барьеров с ЕС. В 2005 году Украина в одностороннем порядке отменила визы для граждан Евросоюза, в 2006 году тот же шаг сделала Грузия и Молдова. В результате бюджеты МИД лишились достаточно приличных консульских доходов во всех странах, но прежде всего в Украине. Прошло около десяти лет, но встречного шага от Брюсселя ожидать не приходится. Речь идет пока лишь об облегчении порядка выдачи европейских виз, снижении их стоимости. При этом все страны Восточного партнерства обладают привилегиями безвизового въезда в Россию. Будет ли Россия вводить визы в отношении этой группы государств – не ясно. Но, допустим, это решение принято. Москва сейчас ведет собственные переговоры с Евросоюзом о ликвидации визового режима. При этом известно, что линии переговоров Москвы и столиц Восточного партнерства с Брюсселем никак не согласованны. Если ситуация будет развиваться по сценарию жесткой конкуренции между Москвой и Брюсселем, то отмена паспортно-визовых барьеров станет элементом этой политики как пряник в руках двух столиц интеграционных зон. В тоже время, другой сценарий может дать возможность поэтапного создания в перспективе безвизового пространства от Парижа до Астаны. Пока в это слабо верится, но многие российские чиновники и бизнес наверняка будут приветствовать этот вариант.

 

www.politcom.ru

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение