Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Мягкая сила» в Кыргызстане: главное - не присутствовать, а влиять

04.05.2013

Автор:

Теги:


Денис Бердаков, руководитель молодежных проектов Фонда "Евразийцы - новая волна"


«Мягкая сила» в Кыргызстане: главное - не присутствовать, а влиятьТермин так называемой мягкой силы введен в дискуссионный оборот всего пару десятилетий назад. Однако им апеллируют как по ту сторону океана, так и в Европе, а также на постсоветском пространстве. Очередная полемика экспертного сообщества Кыргызстана со своим коллегой из Российского института стратегических исследований закончилась заявлением правозащитников, выразивших обеспокоенность «продвижением «мягкой силой» неких прозападных ценностей». Денис Бердаков - руководитель ряда проектов для молодежи и делает первые шаги в политологии. Сегодня он делится своим видением ситуации.

- В последнее время в связи с обсуждением законов о контроле за неправительственными организациями как в Кыргызстане, так и на всем пространстве СНГ, усилилась и полемика вокруг такого понятия, как «мягкая сила» (soft power).

Авторство этой теории, не совсем верно переведенной на русский язык как «гибкая власть», принадлежит весьма интересному человеку - профессору Публичной административной школы имени Дж.Кеннеди в Гарвардском университете, члену американской Академии искусств и наук и Дипломатической академии Джозефу Сэмюэлю Наю. Главный смысл soft power заключается в формировании привлекательной власти, то есть в способности влиять на поведение людей, опосредованно заставляя их делать то, что в ином случае они никогда бы не сделали. Такой власть становится, основываясь не только на убеждении, уговаривании или способности подвигнуть людей сделать что-либо при помощи аргументов, но и на «активах», которые продуцируют ее привлекательность. Достичь этого, по мнению Джозефа Ная, возможно, используя «власть информации и образов», власть смыслов. Иными словами, ядро soft power - нематериальность, информативность и подвижность.

Применительно к Кыргызстану, как и ко всякой стране, сильно утратившей большую часть своего суверенитета, soft power - это стандартный набор действий со стороны определенных геополитических игроков, направленный на получение тактической или стратегической выгоды. Причем следует четко различать очень похожие понятия: американская политика soft power и тысячелетние отношения между странами (которые так или иначе влияют друг на друга) евразийского континента.

На протяжении тысячелетий и столетий народы и государства Евразии взаимодействовали друг с другом. Были и существуют тесные культурные, политические, языковые и финансовые контакты. И все это время эти страны так или иначе влияли друг на друга, элита одних народов училась в университетах соседних государств через общины, кредиты, льготы, информационную политику... Народы и государственное образование влияли и влияют на своих ближних и дальних соседей. По инструментарию и при чисто формальном подходе можно, конечно, сказать, что уже тогда и сейчас одни страны с помощью «мягкой силы» влияли на другие евразийские государства и народы.

Но я согласен с той частью исследователей, которые замечают, что ошибочно считать все эти действия именно soft power, так как этот англосаксонский концепт при всей его похожести содержит ключевое отличие от простого «невоенного влияния», которое имело место быть всегда на евразийском пространстве.

Soft power - это концепт невоенного доминирования и поддержания своего влияния в различных концах планеты американской элиты с островным и экспериментаторским мышлением, которую весьма мало волнует, что будет, к примеру, с Кыргызстаном в конечном итоге. Для американской элиты это всего лишь инструмент своего доминирования и поддержания мирового господства. Для евразийских стран «мягкая сила» - это некий теневой (но жесткий) диалог по поддержанию региональной безопасности, потому что, если что случится, то расхлебывать придется всем вместе. Вся Евразия - клубок стран, верований, религий, протяженных границ и разделенных народов. И поэтому так или иначе сильным государственным образованиям приходится брать ответственность в рамках естественной и логичной борьбы за рынки сбыта, сферы расширения зон буферной безопасности за менее состоявшимися псевдогосударственными образованиями. А для этого и формировать, обучать, создавать социальные лифты, информировать, подкармливать наиболее пассионарную часть граждан той или иной страны. Это жестко и прагматично, но это и не циничная безответственность soft power.

Поэтому я придерживаюсь той точки зрения, что называть политику «невоенного влияния» России, Китая, Казахстана, Турции, Ирана по отношению к Кыргызстану, как soft power, не совсем корректно. Еще раз подчеркну, что, как показала практика, эта политика чрезвычайно оправдана и весьма экономически выгодна для США во всех регионах мира.

Лучше тратить десятки (в Кыргызстане Госдеп США, по разным подсчетам, тратит $50-80 миллионов в год) миллионов долларов и иметь мощное лобби из НПО и СМИ в той или иной стране и возможность влиять на власть, чем тратить сотни миллионов долларов на поддержание здесь военного контингента, терять в мини-конфликтах десятки военных убитыми и раненными и иметь за спиной миллионы граждан, которые вас ненавидят.

Основами «мягкой силы» США в Кыргызстане являются культурные и политические ценности, институты, которые способны притягивать других. Это такие понятия, как социальные лифты, независимый суд, свобода предпринимательства, породившие пресловутую американскую мечту, которая работала и была ориентиром, чертовски привлекательным ориентиром для многих. Это был ориентир для талантливых, пассионарных, энергичных и предприимчивых. Для тех, кому не было места, и для тех, кто знал, что с ними никогда не поделятся ни доступом к власти, ни ресурсами в странах с архаичной политической и социальной системой.

Но нельзя забывать и о том, что soft power - это власть специально приготовленной, подобранной информации созданных или доработанных образов. Именно образов, доработанных и подкорректированных для лучшего товарного вида. В итоге имеем следующую ситуацию: есть ряд стран (в том числе и Кыргызстан), которые в силу целого ряда причин оказались на задворках мирового технического прогресса, заняв в мировых производственных цепочках звенья ресурсных придатков и рынков сбыта готовой продукции. Опять же в силу очень разных причин уровень социального расслоения, в том числе и по финансовому достатку, доступу к объективному правосудию, сильно затруднен. Есть прослойка активных граждан, которые жить бедно и бесправно не хотят. Именно они и являются идеальными потребителями американской мечты и так или иначе становятся агентами soft power, которые почти всегда, исходя из идеалистических побуждений, создают альтернативный источник мнений либерально-идеалистического толка, который в конечном итоге играет на руку США.

Цель soft power как инструмента - создать несколько параллельных дискурсов в обществе, что непременно расколет общество. Хотя и может дать новые точки зрения по ряду самых различных аспектов жизнедеятельности общества. Возможно, это будет новый материал для саморефлексии общества. Но тот, кто грамотно владеет технологиями построения дискурсов с помощью мягкой, но умной силы, всегда сможет направить их на создание своей повестки дня, часто отвлекающей внимание общества от действительно важных вопросов, от решения которых зависит развитие общества.

Пока мы едины, мы непобедимы, иными словами, пока в обществе есть консенсус по базовым вопросам, ценностям, страна способна к позитивному динамичному развитию. В тех обществах, где есть прослойка представителей НПО и правозащитников, выращенных в рамках западных программ поддержки развития СМИ и поддержания законности, всегда есть споры и альтернативные мнения, и Кыргызстан в этом отношении - показательная республика. У нас не было нефтегазовых запасов, чтобы сформировать сильную бюрократию, в итоге имеем слабую бюрократию и сильную (на фоне безденежного госсектора) сеть неправительственных организаций.

Также важно помнить, что большинство НПО и работников СМИ - это умные и приличные люди. Просто в рамках сегодняшнего уровня экономики и социального распределения богатств в Кыргызстане им некуда пойти, а за нищенскую зарплату после энпэошных гонораров мало кто пойдет работать.

Да, для поддержания и развития Кыргызстана нам жизненно важно развитие гражданского общества, причем на местных финансовых, идейных и человеческих ресурсах. Нам нужно гражданское общество, без него мы так и будем деградировать, но ведь чрезвычайно важно, чтобы именно местное гражданское общество финансировалось или нашими гражданами, или государством. Иначе мы имеем симулякр, оторванный от народа и финансируемый кем-то, кто всегда может надавить на наших гражданских активистов и использовать их в своих целях.

ИСТОЧНИК:

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение