Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Юрий Балуевский: От кого должна защищаться Россия в XXI веке

23.04.2013

Автор:

Теги:


Главные угрозы – терроризм, наркомафия и социальная стагнация

----------------------------------------

На вопрос, чего должна бояться Россия?, я бы ответил просто: нам не надо никого и ничего бояться. России надо просто строить свое будущее, не оглядываясь ни на кого.

А теперь более конкретно – о некоторых внешних и внутренних угрозах, которые кажутся мне актуальными. У меня с собой указ президента "О военной доктрине Российской Федерации" и сам текст этого документа.
Будучи заместителем секретаря Совета безопасности, я возглавлял межведомственную рабочую группу, которая подготовила эту доктрину. Ее можно ругать, хвалить, искать в ней наших союзников, противников, спорить о тонкостях и деталях и т.д. Скажу, что документ писался в весьма сложное время и был утвержден в феврале 2010 года. Как мне представляется, если мы будем все делать по тем концептуальным подходам, которые в нем обозначены, то вопрос чего бояться России? тоже будет в определенной степени минимизирован.

Теперь по теме нашего разговора. Не хочу озвучивать прописные истины, но скажу о том, что мне представляется важным.
Хотим мы этого или нет, но сегодня в мире действительно активизируется борьба за доступ к ресурсам постсоветского пространства, в котором, естественно, находимся и мы. Речь идет не только о природных и человеческих ресурсах, но и обо всех остальных. Есть силы, которые пытаются расширить свои возможности, чтобы воспользоваться этими ресурсами, причем – не во благо России. Это первое, что хотелось бы сегодня обсудить.

Теперь собственно о военных угрозах. Мне представляется, что в обозримом будущем внешние и, особенно подчеркиваю, военные угрозы будут определяться политикой наших партнеров ( здесь мне больше подходит слово "противников") – США и НАТО, цель которых, по моему мнению, никогда не менялась. А эта цель – не допустить возрождения России как экономической и военной державы, способной самостоятельно отстаивать свои интересы. Поверьте, находясь на различных должностях, я имел много контактов, в том числе и с руководителями военного ведомства США, государственным секретарем и т.д. И почему-то за всеми сказанными ими словами мной ощущалось, что с Россией им как бы и не о чем говорить.
Это еще раз убеждает меня в том, что сегодня нельзя не учитывать такого важного фактора времени, как информационные войны. Это та реальность, которая существует и все больше приобретает особую значимость. Именно информационные войны направлены на вывод из строя государственной и военной системы управления. Сегодня такие войны планируют и практически ведут против России те, кто хотел бы обеспечить себе бескровную победу в противоборстве с нами.

Каковы еще особенности сегодняшнего дня? Одна из них заключается в том, что сегодня практически исчезает граница между состоянием мира и состоянием войны. Этой границы, на мой взгляд, просто нет. Когда-то я прочел размышления полковника Генерального штаба России Евгения Эдуардовича Месснера, который писал о том, что надо перестать думать о том, что война – это когда воюют, а мир – когда не воюют. Можно быть на войне, не воюя явно.

"Современная война,– говорил Месснер, – это есть отклонение от классического военного искусства. Война с повстанцами, диверсантами, террористами, саботажниками, пропагандистами примет в будущем огромные размеры".

Исходя из всего этого, можно считать, что у России были, есть и всегда будут национальные интересы, которые надо защищать. И этот тезис должен постоянно присутствовать в политике, проводимой нашей страной.
Чтобы говорить о внешних угрозах, надо немного остановиться на том, какие изменения мы должны видеть в характере, структуре войны, к которой следует готовиться. Хотя кто-то со мной может и не согласиться. Есть немало людей, которые считают, что нам сегодня никто не угрожает и поэтому нам не надо ни к чему готовиться.

Что ж, это их личное право так считать. Но я считаю, что если государство имеет такой инструмент, как армия, то она должна иметь конкретную задачу, которой не может быть, скажем, уборка урожая, как это было в определенные времена. Она должна отстаивать национальные интересы государства, в том числе и с приложением силы.
При этом важнейшей проблемой любого государства является выявление вероятного противника.

Когда я наблюдал за реакцией на "Военную доктрину Российской Федерации", принятую Россией, то главным вопросом к авторам этого документа был: "С кем вы собираетесь воевать?" На это я могу сказать, что в том открытом документе не все было возможно написать. Но есть иные документы, которые определяют если не прямых противников, то тех, от кого можно ожидать, мягко говоря, не партнерских отношений.
Без выявления вероятного противника невозможно правильно и объективно определить цель войны и ее характер. Думаю, что этот тезис не вызывает сомнений.

Несколько слов об особенностях современной вооруженной борьбы.
Я убежден, что сегодня прямая агрессия перестает быть единственным средством достижения победы. Более того, все чаще наблюдается несиловое применение вооруженных сил. Поэтому когда мы говорим о так называемом стратегическом сдерживании, то это сдерживание и являет собой несиловое применение войск. В нашей военной доктрине четко сказано о недопущении любого конфликта – это и есть цель России на обозримое будущее.

Еще одной особенностью современной вооруженной борьбы является применение так называемой мягкой силы. А также превентивной обороны – как способа предотвращения и сдерживания агрессии, расширение сфер вооруженного противоборства, создание, расширение и применение новой военной техники на основе нанотехнологий, искусственного интеллекта, роботизированных комплексов.

Все это является особенностями современной вооруженной борьбы. Я убежден, что сегодня боевые действия будут очень тесно взаимоувязаны, и они проникнут во все возможные сферы вооруженной борьбы – землю, воздух, воду, космическое пространство.
Причем на всех уровнях действий – тактическом, стратегическом, оперативном. Таковы особенности войны будущего. Отсюда вопрос: а готовы ли мы к такой войне?

Да, пока мы еще удерживаем космос свободным от оружия. Но, поверьте мне, все это временно. Как только наши "партнеры" почувствуют потребность в выводе оружия в космос, они это сделают.
Недавно мы отмечали юбилей оборонной инициативы Рейгана. Это был 1983 год. Если внимательно проанализировать, что делали американцы начиная с того памятного года, то можно понять – они не останавливались в своем развитии. Просто достигали определенного уровня для разных этапов своего движения, получали прорывы в совершенно иных, мирных областях. А затем продвигались дальше.

Так будет происходить непрерывно. В свое время мне, еще молодому офицеру, попалась книга Лиддела Гарта "Стратегия непрямых действий". Читая ее впервые, я много не понимал. Позже, работая в разных должностях, я по-новому стал оценивать, что такое непрямые действия, которые Гарт как военный человек и историк отследил еще с давнейших времен. Это непрямые действия экономической, политической, транспортной изоляции, демонстрация силы и устрашение силой. Это и введение международных сил, и проведение миротворческих, гуманитарных операций для обеспечения так называемых прав человека.

Если сделать вывод по непрямым действиям, то их применение позволяет достичь максимальных успехов при минимальном или при полном отсутствии использования собственно военной силы. Прямое вооруженное нападение в форме агрессии будет возможно лишь тогда, когда противник будет либо стопроцентно уверен в своей безнаказанности, либо с такой же степенью уверенности будет рассчитывать на свою победу.
Далее о том, что сегодня зловещей реальностью стали террористические войны. Это те операции, что проводятся по единому замыслу в форме большого количества действий, разнесенных в пространстве. Взять хотя бы те же цветные революции, которые проходили в первую очередь в мегаполисах и больших городах и тщательно координировались.
Готовы ли мы сегодня к ведению контртеррористической войны как принципиально нового вида военного искусства? У меня на этот счет однозначного ответа нет.

Но только правильное представление о характере и содержании будущей войны – важнейшее и обязательное условие обеспечения безопасности России. Ошибка в этом плане сведет на нет и планирование, и практическую реализацию задач, связанных со строительством Вооруженных сил России. Времени на исправление такой ошибки у нас просто не будет.

----------------------------------------

Юрий Балуевский

Об авторе: Генерал армии, бывший начальник Генерального штаба МО РФ, советник главнокомандующего внутренними войсками МВД России.

23.04.2013

Источник - НГ-сценарии


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение