Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Основные этапы этногенеза кыргызского народа

13.04.2013

Автор:

Теги:


С.Г.Кляшторный, А.М.Мокеев, В.П.Мокрынин

Вместо предисловия
Предлагая статьи С. Г. Кляшторного, А.М. Мокеева, В. М. Плоских и В. П. Мокрынина "Основные этапы этногенеза кыргызского народа" и "Происхождение кыргызского народа" необходимо отметить, что они тоже являются частью книги "Археология и история древнего и средневекового Кыргызстана", которую нам любезно предоставил один из авторов, вице-президент и академик Национальной академии наук КР, профессор Кыргызско-Российского славянского университета, доктор исторических наук Плоских В. М., за что мы, конечно же, ему очень признательны.

Осталось только сказать, что вопросы этногенеза кыргызов, как и любого другого народа, всегда вызывали живой интерес у любителей истории, да и не только их. В последнее время возникло много споров о происхождении кыргызов и территории их расселения. В этом смысле считаю, будет небезынтересно узнать у корифеев, что же они думают по поводу этой проблемы.

Турусбек Мадылбай, лауреат национальных и международных премий, ведущий рубрики "История Кыргызстана и кыргызов"

С.Г.Кляшторный, А.М.Мокеев, В.П.Мокрынин

Основные этапы этногенеза кыргызского народа1

Исходя из принятого большинством кыргызоведов мнения о сложении кыргызской народности из двух основных компонентов - сибирско-центральноазиатского и местного, среднеазиатского, авторы выделяют три основные эпохи в истории нормирования кыргызской этнической общности:

1) древнюю (сакский, сако-усуньский и гунно-усуньский периоды на Тянь-Шане);

2) раннесредневековую (кыргызский, тюркский, тюркско-карлукский и калукскокараханидский периоды на Енисее и на Тянь-Шане);

3) позднесредневековую (кимакско-кыргызский, моголо-кыргызский и кыргызский периоды на Алтае, в Прииртышье и на Тянь-Шане).

Формирование тюркского этноса на востоке Средней Азии охватывает время между III-XII вв. н. э. И подразделяется на три периода: а) появление центральноазиатских позднегуннских племен III-V вв.; б) массовое переселение на Западный Тянь-Шань древнетюркских племен (VI-XIII вв.) и сложение древнетюркской государственности; в) массовое переселение на Западный Тянь-Шань с Алтая и из Западной Монголии карлукских племен (карлуки, чигили, ягма) и сложение тюркских раннефеодальных княжеств, консолидировавшихся в Караханидском государстве (конец XI-XII в.). Следствием карлукского переселения в Семиречье явились окончательная тюркизация населения востока Средней Азии, включая городские ираноязычные группы, и сложение единого литературного тюркского языка и литературы. Интенсивные процессы сложения тюркоязычной феодальной народности в Семиречье были прерваны монгольским завоеванием.

Возобновление этнических процессов, в результате которых сложилась кыргызская народность, относится к XIV - началу XVI в. Центром этногенеза кыргызской народности на начальном этапе этого сложного периода (XIV первая половина ХV в.) ставится неверная часть Моголистана, включая Прииртышье, Северный и Горный Алтай. Здесь еще в Х - XI вв. складывается этнополитическая группировка, включавшая местные кимакско-кипчакские и господствующие кыргызские племена, переместившиеся сюда из Енисея; после XII в. собственно кыргызские племена полностью ассимилируются в кыпчакской среде, заимствовавшей, однако, этническое имя "кыргыз". Владение Кыргыз на Алтае, наряду с владением Кем-Кемджиут на Енисее, существовало еще в эпоху начала монгольских завоеваний (Рашид-ад/Дин). Позднее утратившие свое политическое единство племена алтайских кыргызов вошли в состав государства Моголастан.

Завершающие этапы формирования кыргызского народа имели место на Тянь-Шане в XV-XVIII вв., где осуществлялся длительный процесс взаимодействия и взаимоотношений двух его основных компонентов - древних и средневековых племенных объединений Притяньшанья с собственно кыргызскими племенами, переместившимися сюда в ХV в. из Прииртышья и Алтая. Следует выделить следующие моменты этого процесса:

а) переселение групп кыргызских племен в середине ХV в. с Прииртышья И Горного Алтая на свою нынешнюю родину и окончательное закрепление на этой территории, несмотря на неоднократные попытки государства яркендских моголов вновь подчинить их своей власти. В ту же эпоху и несколько позднее другие группы кыргызских племен в силу различных политических событий оказались в горах Куэнь-Луня и Каракорума, на Восточном Памире и в Фергане;

б) центром этнической консолидации кыргызов стала территория Тянь-Шаня. Именно здесь, как свидетельствует источник, кыргызы в конце ХV в. создали протогосударственную этнополитическую структуру: дуальную организацию племен, объединенных в два "крыла" - "ОНГ КАНАТ" ("правое крыло") - "СОЛ КАНАТ" ("левое крыло"). Создание этой дуальной организации, имевшей давнюю историческую традицию у тюркских племен Центральной Азии, означало появление такой структуры, которая оказалась способной выполнять известные политические функции, в том числе охрану вновь обретенной этнической территории и консолидацию включенных в ее состав племен и родов. Только после возникновения этой структуры завершился процесс этногенеза кыргызов и началась этническая история кыргызской народности на Тянь-Шане;

в) в процессе интеграции остатков древнетюркских и могольских племен в рамках этой дуальной этнополитической структуры постепенно созревало этническое самосознание последних, что нашло отражение в новых вариантах племенных и общекыргызских генеалогических преданий ("Маджму ат-таварих" ) и в двойных наименованиях ряда родоплеменных объединений (кыргыз-кыпчак, кыргыз-кытай и др.);

г) завершение исламизации пришлых кыргызских племен произошло не позднее первой половины ХVII в. под влиянием новой конфессионально-культурной среды Восточного Туркестана и Средней Азии, благодаря активной миссионерской деятельности суфийских шейхов. Ислам, распространение которого всячески поддерживала правящая верхyшка для обоснования и укрепления своей власти над всеми племенами Притяньшанья, также сыграл определенную роль в консолидации пришлых и местных племен в единую народность;

д) сложилось комплексное хозяйство нового типа, в котором наряду со скотоводством заметно возросла доля поливного земледелия. Сформировалось полуоседлое хозяйство со скотоводством альпийского типа (вертикальные перекочевки в горных районах Тянь-Шаня), практически прекратились крупные миграции кыргызских племен, после чего можно говорить о завершении формирования социально-экономической структуры кыргызского общества.

А.М.Мокеев, В.М.Плоских, В.П.Мокрынин

Происхождение кыргызского народа2

Уважаемый читатель, попробуйте воссоздать свое генеалогическое древо и вы тут же убедитесь, какую непростую задачу поставили перед собой, поймете, насколько сложна, многослойна проблема происхождения любого народа. Сегодня, пожалуй, невозможно назвать народ, в родословной которого было бы все ясно, и ученые не ломали бы копья в спорах по поводу всевозможных гипотез. Отвечая на один из кардинальнейших вопросов всемирной истории, советский востоковед Л.Н. Гумилев образно заметил: "Нет, не было и не могло быть этноса, происходящего от одного предка. Все эти этносы имеют двух и более предков, как все люди имеют отца и мать".

Полно загадок и происхождение кыргызского народа. Казалось бы, так просто: в древние времена кыргызы жили на Енисее, а потом перебрались на Тянь-Шань, и все. Но эта простота кажущаяся, потому что народ - это не группа беззаботных туристов, путешествующих из города в город. Многовековые миграции народа всегда связаны с этническими изменениями в его среде. Как их проследить? Письменные источники скудны, но дело даже не в них: одна из основных трудностей в том, что одновременно (или почти одновременно) мы встречаем разные этносы со своеобразной жизнью и специфической культурой, разделенные тысячами километров, но, оказывается, имеющие общее название - "кыргыз". Это вводило в заблуждение многих ученых, до предела накаляло научные дуэли, и все же сегодня существует несколько гипотез о происхождении кыргызов.

В 1956 г. во Фрунзе состоялась всесоюзная научная конференция по этногенезу (происхождению) кыргызского народа, которая наметила общую тенденцию и пути дальнейшего изучения проблемы. И вот уже более трети века ученые работают в русле этой концепции (о ней ниже), уточняя и конкретизируя лишь отдельные детали.

Итак, что можно теперь сказать о происхождении кыргызского народа? Поинтересуемся прежде, как на этот вопрос отвечал сам кыргызский народ?

В народном эпосе "Манас" юный герой спрашивает отца о происхождении своего рода. Но аксакал в затруднении:

Сказав: "Откуда ты ведешь свой род?".

Сказав: "О своей родословной расскажи,

От кого пошел твой род?

Всех перечисли, (о них) расскажи",

Мальчик (М анас) расспрашивал о родословной своей,

Стоял и растерянно смотрел Джакып.

Расспрашивал мальчик о предках своих,

Стоял, помрачнев, Джакып и сказал:

"О дитя мое, род твой из тюрок-кыргызов,

Правил предок наш,

Потеснив род кытай,

Растеряли мы свой народ

Тогда, когда в разных местах

Каждый из нас в правителях ходил ...

Прародина кыргызов в эпосе не указана, но место рождения Манаса - Алтай и многие события происходят на Алтае (Енисей не упоминается), откуда он с дружинниками возвращается на отнятые недругами у его предков земли, а именно - на Тянь-Шань. Так по эпосу. Однако память человеческая, как известно, существует по своим законам, и ее надо подкреплять документами.

Без сомнения, истоки родословной кыргызов уходят в глубь тысячелетий: этноним "кыргыз" - самый древний из самоназваний современных тюркских народов. Впервые его упомянули письменные источники в конце III в., а точнее - в 201 г. до н. э. Как обозначение отдельного племени (или группы племен) он возник в Центральной Азии далеко от занимаемых ныне народом мест. Прошло немало веков, прежде чем кыргызы обрели родину в нынешних границах.

В настоящее время установлено, что этнонимы гэгунь, гяньгунь, кигу, цигу, гегу, хэгусы, хягасы, встречающиеся в различных китайских летописях, есть разновременные фонетические варианты одного и того же этнонима - кыргыз. Являясь самоназванием народа, в несколько отличающихся, но созвучных фонетических вариантах, он встречается в древнетюркских ("кыргыз" - VIII в.), греческих ("херхис", "херхир" - VI в.), арабо-персидских ("кергис", "хиргиз", "кыргыз", "хырхыр" и др. - IX-XIII вв.) источниках. Народная этимология термина "кыргыз" уводит нас к легенде о происхождении кыргызского народа от сорока ("кырк") девушек ("кыз").

Научная трактовка, естественно, отличается от простонародной: числительное "кырк" сорок плюс окончание множественного числа "-ыз", т.е. "сороковики", "народ сорока племен"; числительное "кырк" - сорок плюс "юз" ("джуз") - сто, сотня, что означает "сорокасотенный народ"; прилагательное "кырг, кыр-гу" - красный (древнетюркское) плюс окончание множественного числа "-ыз", т.е. "рыжий" народ, племя.

Ни одна из предложенных расшифровок еще не получила единодушного признания специалистов. Дискуссия по этому поводу продолжается. Здесь необходимы дальнейшие научные поиски и не только историков, но и филологов, лингвистов, фольклористов и других специалистов.

В результате широкого обмена мнениями между крупнейшими специалистами разного профиля АН СССР, АН Киргизской ССР и научных учреждений других братских республик на упомянутой уже научной сессии было сделано заключение: "Киргизский народ и его культура сложились ... в результате взаимодействия, по меньшей мере, двух этнических элементов: центральноазиатского и местного - среднеазиатского. Один из важнейших "узловых" моментов этногенеза киргизского народа, ближайший по времени, связан с событиями первой половины второго тысячелетия нашей эры. В эту эпоху на территорию Киргизии проникает с Востока значительное большинство предков современных киргизов, говоривших уже на сложившемся киргизском языке ... Начиная с указанной даты, которая должна быть уточнена в дальнейшем, киргизы становятся численно преобладающей группой населения на территории Киргизии, чего ни в коем случае нельзя сказать по отношению к более ранним эпохам".

Судя по названию, кыргызы уже в конце III в. до н. э. были тюркоязычны и, наряду с другими племенами, составляли своеобразную протюркскую этническую и культурную питательную среду Центральной Азии и Южной Сибири. Первоначально они занимали территорию северо-западной Монголии, возможно, в районе озера Кыргыз-нор, а затем переселились на реку Енисей в Минусинскую котловину, где, как сообщают письменные китайские источники, перемешались с динлинами. Расовый облик кыргызов того времени неизвестен, динлины же являлись представителями древней европеоидной расы Центральной Азии. Однако ряд ученых полагает, что в среде динлинов, по крайней мере с I в. н. э., были и тюркоязычные племена.

Наглядное представление о сложности этнокультурных процессов в Минусинской котловине дают и археологические материалы. В так называемой таштыкской археологической культуре, особенно на ее заключительном этапе (III-V вв.), наряду с традиционными, отмечаются элементы центральноазиатского происхождения, связанные с переселением кыргызов. Кроме того, в формировании таштыкской культуры, помимо динлинов и кыргызов, как предполагается, участвовали переселенцы из Тувы, носители кокельской культуры, этническая принадлежность которых окончательно не выяснена. Большинство же исследователей относят их к гуннским племенам. Только в III-V вв. местные и привнесенные извне компоненты сплотились и составили основу культуры енисейских кыргызов, а конгломерат пришлых и местных племен стал этнической основой формирования енисейских кыргызов.

Как уже отмечалось, этническая история раннесредневековых енисейских кыргызов в письменных источниках освещена крайне недостаточно. Но все же известно, что их государство представляло собой сложную общность, состоящую из этноса-элиты, которую представляли собственно кыргызы, а также ряда подвластных им горно-таежных племен (упоминается, в частности, племя дубо). Кроме общего этнонима, известны названия племен кыргызов - "доблестный народ булсаров", "народ ач" и кэштим. Отличительными чертами кыргызов того времени были рыжие волосы, голубые глаза и румяное лицо.

Судя по археологическим материалам, кыргызская культура VI-VII вв., развиваясь на основе традиционной тaштыкской, сохраняла обособленность от культур остальных регионов древнетюркского мира. Но с начала VIII в. ощущается сильное влияние культуры алтаетелеских тюрок, что достаточно убедительно отразилось в особенностях погребального обряда и сопроводительного инвентаря, в письменныx источниках, подтверждающих активные широчайшие связи кыргызов с тюрками, тюргешами, карлуками, чиками и другими древнетюркскими народами. Тюрко-кыргызские браки стали обычными в период подчинения кыргызов Второму Тюркскому каганату (с 711 г. и максимум до 730 г.). Начался процесс "тюркизации" традиционной кыргызской культуры, который усилился в последующее время.

Связи кыргызов достигли пика активности на огромной территории в эпоху "великодержавия" (IX-X вв.). Разгромив уйгур, кыргызы заняли Центральную Азию, а со временем их военные отряды устремились на север, восток и запад. Часть их расселилась на захваченных землях и ассимилировалась местным населением. Это привело к образованию ряда кыргызских субэтносов, что подтверждают археологические материалы.

Ученые насчитывают шесть локальных вариантов культуры кыргызов IX-X вв.: минусинский, тувинский, алтайский, восточноказахстанский, красноярско-канский и прибайкальский. Всем им присущи как общие черты, так и отличия, возникшие в результате адаптации к культурным особенностям местного населения. Эти шесть вариантов продолжали существовать и после завершения экспансии кыргызов. Регионы, где расселялись новые этнические образования, явились основными местами распространения кыргызского влияния на соседние народы. Начиная с эпохи "великодержавия" и позже, племена с этнонимом "кыргыз" появляются в составе многих тюркоязычных народов - от якутов Прибайкалья до башкир Приуралья,

В основных чертах древняя и средневековая история происхождения народов Семиречья и Тянь-Шаня изучена довольно полно. В I тыс. до н. э. она характеризовалась объединением в одно целое потомков населения эпохи поздней бронзы различных ираноязычных сакских племен, большая часть представителей которых по внешнему облику принадлежала к европеоидному, памиро-ферганскому типу. Только на отдельных черепах антропологи прослеживают следы монголоидности центральноазиатского происхождения, причем на женских чаще, чем на мужских. Это свидетельствует об исторически недавнем, механическом смешении двух расовых типов.

Со II в. до н. э. процессы консолидации и интеграции протекали в рамках Усуньского государства. Пока языковая принадлежность усуней не выяснена, хотя многие ученые считают их ираноязычными, но есть и сторонники тюркоязычности. Потомками усуней, которые внешне резко отличались от остального населения Средней Азии, считают рыжебородых и голубоглазых тюрок. В государстве усуней преобладают восточно-ираноязычные саки и юэчжи (тохары), значительно увеличивается монголоидный компонент. Отдельные племена древних саков и усуней в какой-то мере послужили пластом, вошедшим позже (через ряд трансформационных процессов) в состав кыргызской народности.

В целом этнический процесс в Семиречье и Тянь-Шане в I тысячелетии н. э. развивался в направлении тюркизации ираноязычного населения, которая связана с вторжением сюда гуннских и родственных им племен. Тюркизация усилилась со времени образования Тюркского каганата. В VI-VIII вв. на Тянь-Шане происходило постоянное общение трех социально и политически неравноправных этнических массивов: тюркских племен, недавнее прошлое которых было связано с Центральной Азией; до тюркского автохтонного скотоводческого населения потомков сако-усуньских племен, частично тюркизированных гуннами, и согдийского (восточноиранского) населения, переселившегося в Семиречье из оазисов Средней Азии.

Этнические контакты и взаимовлияния в VI-VIII вв., хотя и имели общую направленность тюркизации автохтонного скотоводческого и в какой-то мере оседло-земледельческого (согдийского населения), протекали медленно. В большей степени она затронула знать, чем рядовое население. Так, в согдийской среде распространились тюркская феодальная титулатура, одежда, вооружение, обычай заплетать волосы в косы. Судя по коллекции документов с горы Муг, согдийские писцы усвоили тюркскую лексику.

Среди местного населения распространялись тюркские обычаи и поверья: в катакомбных погребениях обнаружены захоронения с конем, унифицированный "под тюрок" погребальный инвентарь. Но неизмеримо большим было обратное культурное влияние: тюрки в VI в. восприняли согдийское письмо и на основе его создали собственную (руническую) письменнocть. Письменные источники отмечали браки между тюркской и согдийской знатью. На первом этапе этнических процессов (VI-VIII вв.) еще не исчезли ни племенные, ни культурные, ни языковые, ни расовые различия. Но мы уже встречаем здесь названия ряда племен, которые позже оказались в генеалогической таблице родоплеменного состава кыргызов.

Переселение на Тянь-Шань и в Семиречье новой массы тюркоязычных скотоводов карлуков (746-766 гг.) не изменило основного направления, но значительно ускорило течение этнических процессов. Карлуки, а также входившие в их состав чигили и ягма частично изгнали огузские племена за пределы Семиречья, других потеснили, отняв у них лучшие пастбища. В результате к IX в. полностью исчезает культура автохтонного скотоводческого населения, хоронившего покойных в катакомбах и подвоях. Зато подобные погребения обнаружены в Краснореченском, Ак-Бешимском городищах, Беловодской крепости, других городах и поселениях, где они соседствуют с традиционными погребальными сооружениями согдийского оседло-земледельческого населения. На городских кладбищах появляются типичные для тюрок погребения с конем. Это значит, что докарлукское население оседало в городах и поселениях, и они быстро разрослись. Оседлые поселения возникают даже в глубинных районах Тянь-Шаня, где их прежде не было (Джумгал, Чаткал). В IX - Х вв. оседлыми становятся и представители племен из карлукского объединения: красноречивое свидетельство тому - названия городов Ягма, Джикиль и Карлук.

Поселившиеся в городах скотоводы попадали в совершенно незнакомую среду. Совместное проживание тюрок и согдийцев не могло не привести к интенсификации этнических процессов и культурного взаимовлияния. Оказавшись в зоне мощного воздействия согдийской цивилизации, тюрки-горожане стали исповедовать манихейство1 и христианство, а некоторые из вновь обращенных со временем даже возглавили согдийско-тюркские религиозные общины и епархии. Приобщение к городской цивилизации быстро меняло этнический и культурный облик бывших скотоводов.

Таким образом, в IX-X вв. в Семиречье и на Тянь-Шане полностью завершился процесс тюркизации автохтонного скотоводческого населения, который перешел в новую фазу - тюркизацию земледельцев, закончившуюся через полтора-два столетия.

Махмуд Кaшгари
В эпоху Караханидов Семиречье и ТяньШань всецело оказываются под сильным влиянием более чем полуторатысячелетней культуры оазисов Средней Азии и Кашгара. Утвердилась новая религия - ислам, и регион стал частью огромного мусульманского мира. В середине XI в., как об этом свидетельствует Махмуд Кашгари, основными носителями оседлой культуры являлись тюрки. Ученый был свидетелем завершения процесса ассимиляции согдийцев в Северном Притяньшанье: "Жители Баласагуна говорят по-согдийски и по-тюркски. Также жители Тараза и Белого города (Исфиджаб, близ современного Чимкента)". Среди согдийцев уже не было таких, которые говорили только по-согдийски. Они "выглядели как тюрки и приняли их обычай", - констатирует Махмуд Кaшгари.

Параллельно с тюркизацией в Х-ХII вв. разрушались былое единство и солидарность тюркских племен. Едва ли можно считать случайным, что в сочинении Юсуфа Баласагуни характеризуются не те или иные племена, а различные социальные группы караханидского общества. Это отнюдь не означало полную детрибализацию общества и усвоение надплеменной государственной традиции. Племенное и родовое деление продолжало сохраняться, однако ни одно из тюркских племен в государстве не занимало привилегированного положения. Племена были рассредоточены, мелкие присоединялись к более крупным и теряли свое этническое лицо. Крупные объединения утрачивали племенную солидарность. Ничего, кроме этнонима, например, не связывало чигилей, кочевавших в Илийской долине и вокруг оз. Иссык-Куль, с жителями города Чигиль в Таласской долине, поселившимися там в столь отдаленные времена, что Махмуд Кашгари приписал постройку их города Александру Македонскому.

Юсуф Баласагуни
Таким образом, одна из тенденций этнического развития в XI-XII вв. заключалась в замене родоплеменных связей территориальными, что нашло свое политическое выражение в удельной системе.

Формирование единого тюркского литературного языка, который назывался "бограхановским" или "хаканийским" и отличался от речи туркмен, огузов, чигилей, ягма и кыргызов, В значительной степени сплотило тюркские племена. Все известные ему тюркские языки Махмуд Кашгари делит на две группы; чистые, несмешанные, правильные языки и смешанные, неправильные, порченные. Самый "чистый" язык был у семиреченских племен тухси и тянь-шаньских ягма, которые вели кочевой образ жизни, а "порченные" - у горожан и тех тюркских племен, которые постоянно общались с ними, так как в городах вместе с тюрками жили согдаки и кенджаки, аргу и хотанцы, тибетцы и тангуты.

В итоге этнических изменений на ТяньШане и в Семиречье в XI-XII вв. образовалась тюркоязычная этносоциальная общность с обозначившимися надплеменными признаками, одним из проявлений которых стало формирование литературного языка, единого для всей восточной части Средней Азии.

(продолжение следует)

[1] Основные этапы этногенеза кыргызского народа / / Тюркология - 88. Тезисы докладов и сообщений V Всесоюзной Тюркологической конференции (7-8 декабря 1988). - Фрунзе, 1988.

[2] Происхождение кыргызского народа / / Кыргызы и Кыргызстан: опыт нового исторического осмысления. - Бишкек: "Илим", 1994.

9.04.2013

 

Источник - akipress.org

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение