Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Шерадил Бактыгулов: «Афганистан- 2014»

09.04.2013

Автор:

Теги:

 

«Кыргызстан занял выжидательную позицию внадежде, что США и Россия договорятся между собой о судьбе ЦТП в оптимистичном для Кыргызстана варианте», - отметил в своей статье, написанной специально для IPP, Шерадил Бактыгулов,  эксперт по госуправлению.

Одной из наиболее обсуждаемых тем о развитии ситуации в Кыргызстане в ближайшее десятилетие являются последствия для страны после вывода военнослужащих Международных сил содействия безопасности (ISAF) из Афганистана в 2014 году. Обзор имеющихся комментариев и выступлений показывает, что они не выходят за рамки рассуждений о том, что будет с Кыргызстаном после 2014 года.

Более актуальным видится уточнение роли Кыргызстана в противодействии наркотрафику, терроризму и экстремизму в условиях меняющейся внешнеполитической ситуации в Афганистане и Центральной Азии (Таможенный Союз, выход Узбекистана из ОДКБ). Подобная постановка вопроса позволит рассмотреть проблему противодействия наркотрафику и терроризму с иной стороны.

Наркотрафик 

Согласно информации министра Афганистанапо борьбе с наркоторговлей Зарора Ахмада Мукбила, озвученной 31 мая 2012 г., ежегодный доход наркокартелей от продажи афганских наркотиков составляет около 69 миллиардов долларов.[i] При этом, афганские наркодельцы зарабатывают, по словам министра, более 1 млрд. долларов в год.  

Разница в цифрах доходов показывает, чторешение проблемы афганских наркотиков лежит не только в Афганистане, нои в странах транзита и конечной их поставки. Наркоторговля работает по экономическим законам. Здесь, также как и в легальном бизнесе, спрос определяет предложение. Рост поставок наркотиков, в первую очередь, зависит от роста их потребления. Формированием потребительского рынка занимаются криминальные группировки стран транзита и конечного назначения.

Афганские наркодилеры находятся в началенаркотрафика. В Афганистане производят и расфасовывают товар в упаковкудля оптовой торговли, а транспортировкой и сбытом афганских наркотиков занимаются криминальные группировки разных стран вдоль всего маршрута поставки наркотиков. Например, отрезок наркопути через Кыргызстан контролируется преступными группировками, состоящими не только из его граждан.

Организация афганского наркотрафика показывает, что в ее основе лежит кластерный подход. Успех торговли наркотиками зависит от функционирования сервисных и сетевых структур на всех этапах: от этапа производства и до этапа его продажи в розничной сети. Понимание организации торговли наркотиками позволяет подобрать эффективные методы противодействия ему.

Кластерный подход и аутсорсинг услуг делают наркоторговлю устойчивой к любым потрясением. В первую очередь это обусловлено тем, что в незаконную деятельность вовлекаются лица, не связанные напрямую с криминальными группировками, в том числе сотрудникиправоохранительных органов, что снижает эффективность борьбы с наркотиками. Одним из результатов данной ситуации является тот факт, чтозадержание людей за незаконное производство, транспортировку и продажу наркотиков и изъятие из оборота наркотиков не влияют на сокращение потока наркотиков, в том числе через Кыргызстан.

Так, 11 апреля 2012 в Астане в ходе XI заседания Координационного совета руководителей компетентных органов по противодействию незаконному обороту наркотиков (КСОПН) государств – членов Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), директорФедеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов говоря о ситуации в Афганистане озвучил следующее: «Производство наркотиков в минувшем году выросло на 60 с лишним процентов, по сравнению с позапрошлым годом и достигло порядка 6 тыс. тонн в опиумном эквиваленте». Далее, высокопоставленный чиновник резюмировал: «Значит, на нашем северном направлении движется порядка 30%, то есть треть от наркотиков, которые производятся».

В противодействии наркотрафику пролеживаются два направления работ. Первое направление – меры по пресечению выращивания, производства, транспортировки и продажи наркотиков. Второе направление – меры по выявлению и пресечению финансовых потоков, связанных с наркотиками.

В Кыргызстане работы по первому направлению координирует Государственная служба по контролю наркотиков, апо второму – Государственная служба финансовой разведки. Вывод войск ISAF, по мнению некоторых экспертов, может привести к увеличению наркотрафика из Афганистана через Кыргызстан.

Эффективность кыргызстанских правоохранительных органов в противодействии возрастающему наркотрафику вызывает сомнения. Так по информации Государственной службы по контролю наркотиков, из незаконного оборота всеми правоохранительными органами Кыргызской Республики в 2012 году изъято 23 тонны 826 килограмм 797 грамм наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, что на 21 тонну 902 килограмм 952 грамм или 47.8% меньше чем за 2011 год (45т.729кг 749гр.).[ii]

Проблема снижения объемов изъятий наркотических, психотропных веществ и прекурсоров имеет несколько составляющих.

Государственная граница и пункты ее перехода являются первой линией блокирования наркотрафика. В ходе 68-го заседания Совета командующих Пограничными войсками (СКПВ) стран СНГ, проходившего в г.Чолпон-Ата в сентябре 2012 года, тогдашний и.о. главы Пограничных войск Закир Тиленов заявил, что «Пограничные войска профинансированы на 29 процентов от потребности…Заработная плата пограничников намного меньше, чем военнослужащих других ведомств.(выделено авт.) Жилищные вопросы офицеров ведомства не решаются, требуется ремонт инфраструктуры погранзастав, так как многие из них построены еще при Советском Союзе»[iii].

Спорные участки государственной границы между Кыргызстаном и Таджикистаном, слабая техническая оснащенность пунктов перехода границы, низкая заработная плата и малочисленность пограничников снижают вероятность успешного блокирования международного транзита наркотиков.

Второй линией противостояния наркотрафику являются таможенные пункты пропуска. Ликвидация в марте 2012 года оперативной таможни по северному и южному региону[iv] привелок снижению оперативной работы по предупреждению и перехвату контрабандынаркотиков вдоль таможенной границы Кыргызстана и в зонах таможенного контроля. Так, в 2012 году ГТС изъяло 193 кг 535 гр. наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, из них – опия 96 грамм, марихуаны – 439 грамм. Изъятие в 2012 году сотрудниками ГТС героина, гашиша, канабиса и прекурсоров не зафиксировано.[v]

Третья линия – Государственная служба поконтролю наркотиков (ГСКН), органы национальной безопасности и внутренних дел. В 2012 году зарегистрировано 1933 наркопреступлений, чтона 9 больше чем в 2011 году (1924).

Снижение в 2012 году на 47,8 % изъятия наркотических, психотропных веществ и прекурсоров при устойчивом уровне наркопреступлений приводит к выводу об увеличении объема международного транзита наркотиков через территорию Кыргызстана.

Среди основных мер можно выделить строительство пограничной инфраструктуры, увеличение количества пограничников – контрактников, повышение заработной платы пограничникам (офицерам, контрактникам и военнослужащим срочной службы), усиление правоохранительного блока таможни, а также увеличение оснащенности и штатной численности пограничников и сотрудников правоохранительных органов, занимающихся борьбой с наркобизнесом.

Среди мер по блокированию международногонаркотрафика особое место занимает отслеживание финансовых потоков наркоторговцев и аффилированных с ними лиц.

После 2014 года в качестве стимулов активного противодействия наркотрафику станут санкции в отношении бизнесменов, вплоть до включения страны в «черный список» ФАТФ (Financial Action Task Force). Перечень таких санкций может включать в себя повышение стоимости услуг банков по переводу денег, ужесточение визового режима и инвестиционного климата для кыргызстанских бизнесменов, расширение перечня подозрительных счетов и сомнительных сделок и так далее.

Среди первоочередных мер по выявлению финансов наркодилеров следует выделить работы по выявлению соответствия уровня доходов и расходов бизнесменов, судей, сотрудников правоохранительных органов, государственных и муниципальных служащих, ихсемей и аффилированных с ними лиц.

Терроризм 

Еще одной проблемой, упоминаемой в связис Афганистаном после 2014 года, является угроза международного терроризма. Силы движения Талибан и аль-Каиды оцениваются в 20 тыс. человек.[vi]  Есть ли у них намерение вторгнуться в пределы стран Центральной Азии? Реалистичной оценки пока нет.  

Опыт Баткенских кампаний 1999-2000 гг. показывает, что группировки боевиков оценивались от 100 до 800 человек[vii] в разные фазы боевых действий. При этом абсолютное большинство боевиков являлись гражданами стран Центральной Азии.[viii]

С тех лет ситуация не изменилась. Члены запрещенных в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Узбекистане религиозных организаций, а также группировки радикальных исламистов, уничтоженных в период с 2010 по 2012 годы в Казахстане, Кыргызстане, России (Кавказ, Татарстан), Таджикистане являются гражданами этих стран[ix].

Не снижая роли Афганистана в качестве места подготовки боевиков, следует отметить, что сегодня международный терроризм стал уже терроризмом локальным, а слово «международный» практическим стало синонимом феномена «глобализации» терроризма.

Такая ситуация напоминает «франчайзинг»,когда группа местных бизнесменов покупает право у известной компании вести от ее имени действия на определенной территории. Так и уничтоженные террористы, собравшись в группы и получив от крупной запрещенной организации разрешение на продвижение ее идей, начинали акции, соответствующие духу той организации. Подобная тактика действий характеризует и сторонников терроризма активно пропагандирующих идеи исламистского государства, но пока еще не вставших на вооруженный путь продвижения своих интересов.

Таким образом, международные террористы вЦентральной Азии, в большинстве своем являются гражданами стран данногорегиона. На этом фоне вызывает опасения прогноз кыргызстанского аналитического Центра «Религия, право и политика», озвученный летом 2012года. Согласно данному прогнозу, «…в течение ближайших пяти лет ожидаются активизация и заметное распространение идей ваххабизма на севере Кыргызстана, в основном в Чуйской области и Бишкеке»[x].Далее прогнозируется, что рост конфликтогенности между различными религиозными группами, борющимися за сферы влияния в Кыргызстане приведет к их радикализации.

Бедность, безработица и деградация моральных ценностей могут привести к популяризации среди населения страны идеи исламистского государства, увеличению количества граждан Кыргызстана принимающих участие в боевых действиях на территории разных стран в составе незаконных формирований, и в дальнейшем, к новой волне терактов в городах и селах Кыргызстана.

Кыргызстан может внести свой вклад в противодействие терроризму путем расширения агентурной сети органов национальной безопасности и внутренних дел, введения принципа единоначалия в системе антитеррористических подразделений, уголовного розыска и дорожно-постовой службы органов внутренних дел, и улучшения ихтехнической оснащенности.

Работа, прежде всего, должна быть направлена на выявление профессионалов в отдельных сферах – специалисты по взрывным устройствам и оружейные мастера, без которых серьезные теракты практически невозможны, а также компьютерщики и специалисты в области информационно-психологического противоборства.

Проблема «Кыргызстан-2014»  

Проблема Кыргызстана обусловлена дилеммой существования Центра транзитных перевозок в аэропорту «Манас» (ЦТП). Кыргызстан традиционно больше обеспокоен реакцией России на присутствие ЦТП, нежели судьбой Афганистана.  

Вместе с тем, по мнению некоторых экспертов, примерно то же самое количество самолетов и вертолетов ISAF останется в Афганистане после 2014 года. Так, по словам командующего ВВСАфганистана, генерала Абдул Вахаб Вардака (Gen. Abdul Wahab Wardak), доконца 2017 года американские пилоты будут летать с афганскими пилотами.[xi]

Также официальные лица США в 2012 году заявили о том, что самолеты и вертолеты НАТО останутся в Афганистане после 2014 года и будут использованы для поддержки остающихся военнослужащих НАТО и афганских подразделений, сопровождаемых натовскимисоветниками. Известно, что воздушные силы будут использованы для авианалетов, воздушной поддержки и медицинской эвакуации, т.к. дороги в Афганистане плохие и часто минируются.[xii]

Таким образом, вывод большей части военных ISAF в 2014 году не означает завершение пребывания всего контингента ISAF в Афганистане. Могут поменяться частота и форма участияиностранных военных в наземных операциях, но количество самолетов и вертолетов останется прежним, соответственно останутся вопросы обеспечения их авиатопливом и перевозки остающихся военных.

Следует отметить, что позиции России, США и Китая по Афганистану, борьбе с терроризмом и наркотрафиком схожие.Позиции по другим вопросам внешней политики, например, как количество тактического оружия, развертывание американской системы ПРО вблизи российской границы, спорные территории и другие могут быть диаметрально противоположными.

Для сближения противоположных позиций или получения преференций крупные страны – игроки могут использовать тему Афганистана для достижения своих целей, не касающихся прямо самого Афганистана или Центральной Азии. Усилить свои доводы на переговорах можно путем поддержки страны руководством государств Центральной Азии.

Отсюда следует два вывода.

Первый вывод – Россия, США и Китай не соперничают за первенство в Центральной Азии. Они, образно говоря, собирают большие и малые козыри для продолжения своей большой политической игры по принципиальным для них вопросам в других концах планеты.

Второй вывод следует из первого. В начале 2013 года Россия и США не имеют специальных планов по Афганистану, а Китай активно действует в Афганистане на основе своей общей для всех стран мира стратегии – экономическое сотрудничество.

Важность для Кыргызстана этих выводов заключается в понимании того факта, что «угроза китайской экспансии» в Центральной Азии, наркотрафик и международный терроризм используются в качестве «дубинок» для привлечения стран региона на ту или иную сторону.

В целом, у Кыргызстана два варианта действий.

Первый вариант – отказ от ЦТП на основе формальных оговорок «истечение срока договора» и «завершения операции».

Любой срочный договор или соглашения содержит норму о возможности продления срока договора/соглашения по обоюдному согласию сторон. Для не продления договора или соглашения должны быть веские основания. Разговоры о высоком имидже страны в случаене продления соглашения по ЦТП являются словесной эквилибристикой и не имеют под собой серьезных оснований.

Проблема заключается в том, что фактически у Кыргызстана нет оснований для отказа от ЦТП, т.к. нынешний авиапарк самолетов НАТО, останется в полном составе до 2017 года и далее, скорее всего, будет передан афганским ВВС. Также, в Афганистане останутся иностранные военные (по разным оценкам от 10 тыс. до 50 тыс. чел.), главным образом американские.

Таким образом, после 2014 года начнется новая фаза операции США и НАТО. Активная фаза (существенное снижение активности аль-Каиды и Талибан) завершится, а с середины 2014 года начнется переходная фаза (поддержка афганских сил безопасности и точечные операции спецподразделений), которая может продлиться вплоть до2020 года, а завершающая фаза (очередной этап вывода военных) может охватить 2020-2024 годы.

Самолеты и вертолеты требуют своей регулярной заправки, а остающиеся военные снабжения (питание, обмундирование, боеприпасы и т.д.) Более того, военные служат по принципу ротации один раз в полгода, а это означает транспортировку военных из мест службы домой.

Надо отметить, что ЦТП «Манас» является одним из немногих маршрутов с двусторонним движением.

Альтернатива ЦТП «Манас» уже появилась. Российское правительство разрешило НАТО использовать один из аэропортов вцентральной части России в качестве перевалочного пункта для доставки вАфганистан и обратно военнослужащих и военных грузов. Военные самолеты будут вылетать из Кабула, пролетать над территорией Центральной Азии и приземляться примерно через 3 тысячи километров в Ульяновске.[xiii]

Об этом решении российского руководства было объявлено на следующий день после того, как власти Кыргызстана сообщили министру обороны США Леону Панетте находившемуся с визитом в Кыргызстане, что не намерены продлевать срок аренды ЦТП, истекающий в июле 2014 года. Сегодня эта база служит главным перевалочным пунктом длядоставки натовских военнослужащих и грузов в Афганистан и обратно.[xiv]

Что будет если Кыргызстан, следуя волевому решению, откажется от ЦТП «Манас»? Кроме альтернативы в Ульяновске, страна лишится контрактов на поставку авиационного топлива. Авиационный керосин используется в самолетах не только в качестве топлива, но и в качестве хладагента и для смазки деталей в топливных системах.[xv]

В 2011 году контракты на поставку в 2012году авиационного топлива были переданы Газпромнефть-Аэро Кыргызстан (сентябрь) и Уорлд Фуэль Сервисес, Великобритания (World Fuel Services Europe, Ltd., United Kingdom) (октябрь)[xvi]. Данные кампании обязались поставить 208,050,000 галлонов США[xvii] или 654740[xviii] тоннавиационного топлива на сумму более 938 млн. долларов США. Сохранение количества авиационной техники и снижение количества военных в Афганистане не приведут к значительному снижению потребностей в авиационном топливе. В 2014 году возможен рост потребностей в нем из-за повышения интенсивности полетов в связи с выводом военных из Афганистана.

Логично предположить, что обеспечение натовских самолетов в Ульяновске будет осуществляться российским Газпромом. В то время как их снабжение топливом в Кабуле и Баграме будетосуществляться путем поставок топлива из стран Персидского залива и стран Каспийского региона через Туркменистан и Узбекистан и традиционныммаршрутом через пакистанские порты.

В данной ситуации, Кыргызстану останетсяимидж страны, сдержавшей свое слово при выдворении американцев из ЦТП «Манас», но, например, не сдерживающей своих обязательств по оплате членских взносов во всех международных организациях, членом которых страна является.

Второй вариант предполагает перепрофилирование, в сотрудничестве с Россией, ЦТП с военного перевалочного центра на гражданский топливо – заправочный (логистический) центр, т.е. создание «бензоколонки» для Афганистана.

В данном случае неизбежны имиджевые потери, схожие с действиями второго президента Кыргызстана. Но  ситуация2014 года отличается от бакиевской тем, что Кыргызстан занял выжидательную позицию в надежде, что США и Россия договорятся между собой о судьбе ЦТП в оптимистичном для Кыргызстана варианте. Но эта надежда  может остаться несбывшейся мечтой. Россия не торопится вести переговоры с США о функционировании ЦТП после июня 2014 года.

Чем дольше продлятся попытки Госдепа продлить сроки пребывания ЦТП в Кыргызстане, тем в больший цейтнот попадут американцы в свете угрозы срыва операций в Афганистане. Например, вывод основной части военных планируется завершить в декабре 2014 года, а срок аренды ЦТП истекает в июне 2014 года, а неясность с поставками авиационного топлива ставит под сомнение успех воздушных операций опирающихся на дозаправку самолетов в воздухе. Такая ситуация, теоретически позволит россиянам добиться у американцев уступок по другимвопросам.

Кыргызстан может и должен начать консультации с Россией о возможных вариантах развития событий в связи с ЦТП. Объем поставляемого в ЦТП реактивного топлива примерно равен объемуего производства «Газпромнефть-Омский НПЗ» за полугодие - 785,7 тыс. тонн авиационного топлива, а военные являются надежными плательщиками.

Кроме того, имеются большие сомнения по поводу допуска россиян к подобным контрактам в Туркменистане и Узбекистане. Значит, существует окно возможностей для разрешения «ситуации 2014» в интересах Кыргызстана, России и США. Минусы от отказа от ЦТП могут перевесить минусы от продления сроков его пребывания.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение