Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Алексей Уразов : Прагматизм - ключ к улучшению имиджа России.

29.06.2008

Автор:

Теги:
 

 

 

 

 

Прошедший на днях в Ханты-Мансийске саммит Россия-ЕС лишний раз дает обозревателям почву для рассуждений на тему образа России во внешнем мире. Хотя бы в глазах наших европейских партнеров. А то, что проблемы с формированием позитивного имиджа у России есть, было видно хотя бы по повестке саммита - это и пресловутая политизация энергобезопасности с ее "русской газовой дубиной", это и "новый виток холодной войны" в Европе, о котором так часто пытаются нам напомнить наши партнеры, и, конечно же, проблема соблюдения прав русскоговорящего населения на территории стран Балтии, а проще говоря, прямая его  дискриминация.

 

При всем политесе взаимной критики, кажется, что за последние несколько лет и в Москве, и в Брюсселе уже привыкли к такому языку общения. Может ли что-то измениться в диалоге сторон в обозримой перспективе? Хотя бы на уровне политической риторики?

 

Многие аналитики, как в России, так и на Западе связывали возможное потепление в отношениях России и Брюсселя с приходом нового президента-"либерала" Дмитрия Медведева. Потепления не произошло, по крайне мере, пока. И очевидно, что  либеральный по своей стилистике лозунг Медведева - "свобода лучше, чем несвобода" так и остался неуслышанным на Западе.

 

Но стоит заметить, что западные СМИ все-таки ждали от саммита определенных подвижек в улучшении отношений с Москвой. Как выразилась британская The Times, "европейских лидеров сослали в Сибирь, для поиска новых отношений теперь уже с Россией президента Медведева".

 

Что принёс Саммит в Ханты-Мансийске для имиджа России?

 

Конечно, он не был "презентацией" Д.Медведева на форумной площадке в буквальном смысле слова, но все же стал первой многосторонней встречей, где Медведев действовал один.

 

Показательно в этом смысле интервью данное президентом России журналистам агентства Reuters в преддверии Саммита, в котором Медведев заранее задал тон дискуссии о курсе России во внешней политике как "политике ни либеральной, ни консервативной, а политике национальных интересов". Такая постановка проблемы вкупе с "национальным экономическим эгоизмом" как руководящей идеей в международной экономике явно сигнализирует о желании Кремля оттолкнуться от казалось бы уже закрепившегося за Москвой имиджа "хозяина газового вентиля". Безусловно, прагматизм является частью политической культуры Запада, но вот придется ли по вкусу этот прагматизм нашим партнерам, и как такой курс отразится на имидже России? Безусловно, покажет время. 

 

Вообще, стоит заметить, что в течение всего саммита Медведев постоянно обращался к двум мыслям - желанию России сохранить общий европейский дом и желанию закрепить за Россией право на прагматическое отстаивание своих интересов. Нет сомнения, что аппелирование к здравому смыслу и логичности действий - это отпечаток юридического образования действующего президента, но это качество как нельзя лучше вписывается в матрицу диалога с Западом.  

 

Вместе с тем, на фоне возможных позитивных перспектив в отношениях Москвы и Брюсселя, существует и ряд базовых противоречий. Стоит признать, что нынешний политический градус в отношениях Москвы и Запада несравнимо ниже, чем еще год назад - образца "мюнхенской речи" Владимира Путина. Тогда многим показалось, что холодная война и вправду вернулась в наш двор. Но вот уже через год, стороны, казалось, забыли, что на мюнхенской конференции по вопросам безопасности действительно были произнесены эти слова. Но ради объективности, признаем, что в реальной повестке дня в отношениях России и Запада мало, что изменилось. Даже образ России не претерпел изменений.

 

Что стоит хотя бы конфликт акционеров в руководстве ТНК-BP? Какой бы сложной не была природа этого противостояния, западные СМИ моментально припомнили Кремлю появившееся ещё осенью 2007 года скандальное интервью Олега Шварцмана о "бархатной реприватизации в России". Об этом же спросили и президента Медведева журналисты Reuters. Конечно, это прекрасно, что у нас теперь нет табуированных тем для обсуждения, но сам рейтинг "российской власти" в глазах западников даже после марта 2008 г. изменился несильно.

 

Так, согласно опубликованным в середине июня данным World Public Opinion нынешний премьер-министр РФ Владимир Путин находит поддержку лишь у большинства населения пяти стран мира (одной из которых является Россия). Гонку за пальму первенства народной любви Владимир Путин проигрывает очевидно непопулярным в мире политикам - Махмуду Ахмадинежаду, Первезу Мушаррафу, Ху Цзиньтао, и, как ни странно, президенту США Дж.Бушу-мл.

 

И это далеко не единственные данные. Так не далее, чем в феврале 2008 года тот же WPO выпускал аналогичные поллы, в которых фактической критике подвергались российская демократия и действия российских властей в отношении нефтяных компаний. И что, как ни такого рода данные, в конечном итоге, формируют на массовом уровне представления о стране во внешнем мире.

 

Сможет ли Россия переломить сложившуюся ситуацию? Очевидно, что "Южный" и "Северный" потоки не смогут решить проблемы доверия к России не только в умах отдельно взятых европейских политиков, но и на массовом уровне. На данный момент именно выборочный подход к отношениям с Россией, о котором Д.Медведев так много говорил в Ханты-Мансийске, является той "дорожной картой", которой Запад действительно предпочитает руководствоваться.

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение