Россия, Москва

info@ia-centr.ru

"Устойчивость России – это устойчивость межэтнических отношений внутри самой России"

02.04.2013

Автор:

Теги:

Елена Спиридонова: Добрый день, уважаемые радиослушатели! Сейчас мы будем с вами общаться на тему решения межэтнических и межнациональных конфликтов в нашем городе. Дело втом, что государство решило в ближайшие три года направить 500 миллионов рублей на укрепление межнационального и межконфессионального единства страны. 142 миллиона  будет выделено уже в этом году.  Основнаячасть денег достанется Минрегиону.  Итак, эти средства пойдут на поддержку средств массовой информации, они будут направлены для обучениястудентов журналистов на отдельных семинарах, на которые так же будут приглашены чиновники,  которым будут объяснять, как собственно нужно решать межнациональную проблему в нашем городе. Решение выделить на это средства, безусловно,  правильное. Это огромный шаг вперед. Но только лив финансировании проблема? Достаточно ли посетит пару семинаров  о национальных праздниках для того, чтобы понять, что все мы братья. Я думаю, что нет. И в решении этой проблемы нужен безусловно комплексный подход .Как его обеспечить обсудим сегодня с Алексеем Власовым, заместителем декана исторического факультета МГУ и генеральным директором  политологического центра "Север-Юг". Я отмечу, что Алексей Власов — это один из главных специалистов в нашей стране по интеграционным процессам на постсоветском пространстве. Алексей Викторович, добрый день!

Алексей Власов: Добрый день!

Е.С.: Ну, права я в том, что деньги далеко не все решают и здесь нужен комплексный подход?

А.В.:Безусловно. Но деньги определяют возможности реализовать и проекты, связанные с запуском медиа ресурсов и с проведением курсов повышения квалификации в межэтнической сфере для чиновников. Ну, и уже один из таких проектов стартовал. Буквально месяц назад запущен на платформе РИАНовости, портал называется "Россия для всех".  И там представлены этнические странички, история, культура, обычаи , традиции пока 10 народов бывшего Советского Союза. Ну, на вскидку могу сказать, там киргизская, армянская. Дагестан, Чечня. Это такой вот путь к медиа прорыву в сфере гармонизации межэтнических отношений. Если выражаться языком, которым привыкли говорить чиновники Минрегиона. А так, конечно, вы правы. Толерантность должна воспитываться в семье, в школе.  Потому что приучить 20-летнего лба к тому, что надо прежде чем  списывать свои личные проблемы на представителя другой этнической группы разобраться в себе самом, в 20 лет это немножко поздновато.  А начинать это надо с семейного и школьного воспитания.  Вот на это, мне кажется, и нужно былозначительную част суммы потратить из выделенных, не помню, сколько вы сказали. 500 миллионов, если я не ошибаюсь.

Толерантность должна воспитываться в семье, в школе

Е.С.: 500 миллионов в ближайшие три года, и 142 миллиона уже в этом году.

А.В.:По большому счету, этого, конечно, мало. Потому что надо перестраивать ивводить новые курсы и в школьное образование. А работа с чиновниками, что это означает? Как правильно вести себя по локализации  конфликта на межнациональной почве. Это важно, кстати говоря. Потому что многие даже ине знают, есть ли здесь какие-то модели, технологии. Как вообще себя должен вести чиновник, как посредник. Человек, который помимо силовых структур, должен непосредственно участвовать в регулировании такого конфликта.  Ну, и СМИ. Вот это тоже направление, в котором мы работаем. Я имею в виду исторический факультет МГУ. Участие в таких школах для молодых журналистов, освещение межэтнических конфликтов в средствах массовой информации. Этим. Кстати, занимаются активно не только в России. Казахи тоже это делают в Казахстане.  Вот здесь это хорошая тема, да.

Е.С.: А здесь какой подход должен быть? Нужно заострятьвнимание на межэтнических конфликтах? Либо, напротив,  этого не нужно категорически делать?

А.В.: Ну, грубо говоря, что допустимо, что не допустимо.  Помимо общих вопросов журналистской этики, о которых, я думаю, вы лучше меня осведомлены, все-таки есть какие-то определенные профессиональные приемы, которые позволяют доносить объективную и чистуюинформацию о конфликте, но в то же время не становиться участником этого конфликта. То есть журналист должен ориентироваться на то, что первая задача, как и у врача, не навреди. То есть не разжигать своими публикациями дополнительные страсти и не переводить этот конфликт, как это было, например, несколько лет назад на юге Кыргызстана, бытовой конфликт, плоскость диаспоральных столкновений.

Е.С.: Я хочу напомнить нашим слушателям, что вы тоже можете присоединяться к нашей беседе. Можете задавать вопросы нашему гостю, Алексею Власову. В чем на ваш взгляд причина межнациональных и межэтнических конфликтов? В чем корень зла? Есть ли у вас какой-то собственный рецепт, собственный взгляд на то, как можно решить эту проблему? Почему во времена СССР былоощущение у населения страны, что все люди — братья? А сейчас получается, что человек человеку, ну если не волк, то враг, в любом случае, если это человек другой национальности. И в принципе понимаете ли  вы важность интеграции на постсоветском пространстве. Этот вопрос я задаю, потому что наш гость,  Алексей Власов,  он один из главных специалистов в стране именно по интеграционным  процессам на постсоветском пространстве.  Алексей Викторович, ну насколько я понимаю,должна быть определенная пропаганда, в хорошем смысле слова. Не достаточно просто изучать культуру других народов. Нужно именно ее правильно преподавать.

А.В.: Это должно быть не только на уровне преподавания, но и на  уровне массовой культуры: фильмы, спектакли, книги. Вы упомянули советский опят, но он же базировался на очень мощномидеологическом фундаменте. Вспомните "Свинарку и пастух", как наиболее яркий пример того что все народы равны. И СССР — это страна, в которой каждый народ может в полной мере реализовать свою, в том числе и национальную традицию, язык, культуру, обычаи.  А потом, после распада Советского Союза, вот этот идеологический пресс, как угодно называйте его, он настолько ослабел. Что сейчас говорить о существовании как таковой внятно сформулированной идеологии невозможно. Ну, прежде всего, наверное, это отражается как раз на сфере межэтнических отношений. Поскольку мы не очень понимаем, кто мы? У нас даже идентичность не оченьопределена: россияне, русские.

Е.С.: Это правда, да.

А.В.:И вот когда мы спорим о том,  в этой иерархии идентичности что мы ставим на первое место, это уже означает, что у нас не очень ясно, особенно у молодежи, вот эти приоритеты в сознании застолблены, утверждены. А поэтому разделение по принципу свой-чужой. Мы, не будем называть национальности, этнические группы, не имеет в данном случае никакого значения. Мы — это мы, а это чужие. Это чужие, потому что они ведут себя не так, как ведем себя мы.  Они принадлежат к другой культуре, к другим традициям, к другим обычаям. Достаточно брошенной спички для того, чтобы вот это недопонимание изначальное, плохое знание друг друга превратилось в нечто большее. А именно в конфликты на  межэтнической и межнациональной почве.

Достаточноброшенной спички для того, чтобы вот это недопонимание изначальное, плохое знание друг друга превратилось в нечто большее

Е.С.: А почему у нас такая проблема с выработкой такой какой-то определенной этиологии в этой сфере?

А.В.: Да, ну, еще раз говорю, трансформационный период...

Е.С.: Этим никто не занимается?

А.В.: У нас есть министерство даже , которое отвечает за такие вопросы.  Минрегионразвития. Хотя, наверное, это ...

Е.С.: Насколько я понимаю, там целый отдел этим занимается, в котором до 30 человек?

А.В.:Ну, я думаю, что на Уильяма Шекспира замахиваться не будут, на формирование идеологии национального, государственного строительства и развития РФ, а будут решать те задачи, которые поставлены перед чиновником в дорожной карте. А здесь может быть и есть уникальная возможность сформировать эту идеологию не сверху вниз, как мы привыкли всоветское время, а все-таки снизу вверх. Но для этого нужна широкая общественная дискуссия, кто мы, русские, россияне, какое место в нашей жизни занимает, и как мы относимся к тем людям, которые приезжают работать в Москву или другие точки России и стран ближнего зарубежья, узбеки, таджики, киргизы.

Е.С.: Сейчас такая общественная дискуссия не ведется, насколько я понимаю? Кто вообще должен…?

А.В.:Почему она не ведется? Она ведется, но ее никто не моделирует, потому что зайдите на целый ряд, тоже не буду называть информационных ресурсов,и почитайте, каждый раз, какие посты публикуются после очередного сообщения о том, что напали на дворника.

Е.С.: Так, она ведется в совершенно неправильном русле, и лучше это вообще не читать.

А.В.:Лучше это не читать, но читать это, во-первых, надо по долгу службы, а во-вторых, потому что надо понять психологию этих людей, а почему они ненавидят тех, кто, допустим, в Москве в течение не самой простой зимы занимался уборкой снега во дворах. Это что, кто-то занимает его рабочее место? Да нет, не пойдет этот москвич работать на такую нищенскую заработную плату и в таких каторжных условиях труда. Значит, не в этом дело. В чем дело? Я не верю, что вообще в сознании россиянина есть какие-то патологические отклонения, по которым он обязательно воспринимает людей пришлых как чужих. Не было такого исторически, и нет сейчас. Значит, есть какие-то вещи, которые надо вычленить, понять и попытаться их снять по возможности, по крайней мере. Ну, 30 человек в Минрегионе, я не знаю, насколько могут с такой задачей справиться, но то, что хотя бы такая проблема ставится, это уже хорошо.

Е.С.: Ну,все-таки хотелось бы, чтобы она не только ставилась, но и решалась. И чтоб был какой-то четкий план, какая-то четкая стратегия решения вот этих проблем.

А.В.: Дай Бог, потому что в будущем, как и в любом другом мегаполисе, число этнических групп, которые приехали сюда на заработок средств, зарабатывать деньги, будет только расти, а не сокращаться, и к этому нужно быть готовым.

Е.С.: Насколько вообщегосударственная, национальная политика способствует снижению этой напряженности, межнациональной и межэтнической?

А.В.: Безусловно, если брать в основу нацполитики заявление высшего руководства государству, то, в общем и целом, они как раз вполне отражают ответ на общественный запрос. Помните, у нас была кампания 2 или меньше даже лет назад, "Хватит кормить Кавказ". Путин четко заявил, что Кавказ – это неотъемлемая часть России, и сразу некоторые товарищи…

Е.С.: Кормили и будут кормить.

А.В.:Ну, это уже вопрос, который, что называется, обсуждается, но, по крайней мере, делить людей на белых и черных по принципу того, откуда тыродом, и какой ты этнической принадлежности, это значит реально разрушать Россию. Потому что, будем честны, наша страна изначально формировалась как многонациональное государство. Вот из этого надо исходить.

Е.С.: Напоминаю телефон прямого эфира 8 (495) 995-11-11. Алексей у нас на связи сейчас. Алексей, здравствуйте!

Алексей:Здравствуйте! Слушая Алексея Валентиновича, я так думаю, у меня сейчас только мнение, что мы не сможем переломить настроение свой-чужой у молодежи в силу того, что я, продукт советский, и мне уже 50 лет, и мне сэтим сложно бороться, значит. Причина, думаю, не только в нас, а причина.… Вот если брать наши бывшие советские республики, люди приезжают оттуда уже остервенелые, они нищие, они малообразованные, и у них иногда чувствуется взгляд, как они нас просто ненавидят. И, честно говоря, я толерантный человек, и я это понимаю. Но молодежи это не объяснить.

Е.С.: Спасибо, Алексей, за этот звонок. Ну, собственно, мы с вами до эфира успели немного пообщаться на эту тему. Мытоже обозначали проблему, что утрачивается с новым поколением вот это понимание единства, братства.

А.В.: Ну, вы знаете, с другой стороны, я в командировках по странам СНГ провожу более 100 дней в году,т.е. я не из Москвы за этими процессами наблюдаю. А и из Центральной Азии, и на Южном Кавказе, и в Молдавии. Нигде, даже в Прибалтике, могу сказать, вот такого неприятия русских, россиян сейчас нет практически. Киргизия более 75% населения воспринимают Россию как главного друга и партнера. Да, люди живут не очень хорошо, а если бы они жили хорошо, то не приезжали бы сюда в поисках работы, и на тех условиях, на которых ониработают. Наши уважаемые слушатели прекрасно знают, как их здесь и обманывают, и в каких нечеловеческих условиях многие из них здесь вообщесуществуют. Но то, что они получают здесь, это в 10 раз больше чем то, что может заработать их семья где-нибудь на юге Кыргызстана. Мне кажется, что это, на самом деле, очень мощный ресурс нашего влияния в рамках бывшего постсоветского пространства. Я имею в виду не привлечениетрудовых мигрантов, а то, что мы – это единственная страна, которая реально может оказать помощь, поддержку тем, кто в ней нуждается, Кыргызстану, Таджикистану, Армении, другим государствам. Оказывать ее нужно, конечно, более тонким способом, прежде всего, ориентируясь на мягкую силу. Что это означает? Пожалуйста, открывайте филиалы российскихВУЗов в этих странах, открывайте курсы русского языка для мигрантов, чтобы он сюда приезжал, был подготовлен по русской истории, русской культуре и русскому языку. Такой парень из Оша, который приедет в Москву, он уже не будет смотреть, как вы выражаетесь, исподлобья, потомучто он будет знать, куда он приедет, и будет знать как себя вести, будет знать, как себя позиционировать в этом обществе. Вот этим надо заниматься по большому счету. И нас там ждут, потому что интеллигенция, наше с вами поколение. Мне 47, вам 50, это русскоязычные наши друзья, те, кто учился с нами в московских ВУЗах, они еще пока, что называется, всиле. А вот следующее поколение, которое придет, оно действительно уже не то, что русского и английского языка, думаю, что оно будет, конечно, гораздо более жестко национально ориентировано, и в этом смысле вы, безусловно, правы. Ответственность за это во многом, конечно, ложится все равно на нас. Мы большие, от нас ждут, что мы будем помогать.

Нигде, даже в Прибалтике, могу сказать, вот такого неприятия русских, россиян сейчас нет практически

Е.С.:Ну, в целом, мы плавно так перешли уже к интеграционным процессам на постсоветском пространстве, что в принципе вполне закономерно, потому что, мне кажется, эти темы все равно взаимосвязаны. В России именно заинтересованы в этих процессах и для чего вообще нам необходима эта интеграция?
 
А.В.: Ну, давайте, сегодня я часто вспоминаю Владимира Владимировича, "мухи отдельно, котлеты отдельно". По поводу котлет, с точки зрения интеграции, сейчас это общемировой тренд, региональные интеграционные проекты. Почему? Потому, что даже с нашим населением рынок должен стремиться к расширению, это раз. И, во-вторых, конечно, мы, для того, чтобы повысить собственную конкурентоспособность должны создавать новые точки и по транспортировке энергоносителей, здесьКазахстан для нас стратегически важный партнер, и открывать новые линиимагистрали на запад – это Беларусь и, конечно, более грамотно распоряжаться рабочей силой. Весь центральноазиатский регион открывает для нас достаточно большие перспективы. Я бы сказал так, что ЦентральнаяАзия с точки зрения интеграции – это вообще многопрофильный ресурс для России, только его нужно умно использовать. Второй момент, насчет мух. Ну, хорошо, давайте откажемся от интеграции и закроемся по периметру наших границ, с Центральной Азией, с Южным Кавказом. Что мы получим через 5-7 лет? Мы получим водо-энергетические войны в Центральной Азии, потому что проблемы не решены, их никто не решает. Мы получим объем наркотрафика, возрастающий раз в 5., потому что в 2014 г. войска коалиции уйдут из Афганистана. Проще заниматься строительством новой большой Китайской стены, извините, на границах Таджикистана с Афганистаном, а не на границах России с Центральной Азией. Ну, и нелегальная миграция. Мы этого хотим? Или мы хотим участвовать, помогая нашим партнерам, в регионе создавать такие условия, когда вот эти риски,угрозы будут блокироваться на дальних подступах.

Е.С.: Ну, плюс еще, свято место пусто не бывает, как известно. Если мы не будем укреплять свои позиции на постсоветском пространстве, то соответственно это будет кто? Китай? НАТО?

А.В.: Я думаю, что это будет Китай. НАТО, американцы сейчас предпочитают в эпоху Обамы действовать, загребаяжар чужими руками. Это и по Ирану видно, и прежде всего даже сказать поЮжному Кавказу больше, чем Центральной Азии. Я думаю, что это будет абсолютное доминирование Китая. Но нужно ли нам это? Сейчас не хочется вступать в такие сложные геополитические расклады, их анализировать, но яеще раз скажу, что уходя из постсоветского пространства, мы создаем огромные риски для внутреннего развития самой России.

Е.С.: А какие страны наиболее проблемные в плане интеграционных процессов?

А.В.:Ну, сейчас же интеграция у нас работает только в формате Единого экономического пространства, куда входят три страны: России, Казахстан иБелоруссия.

Е.С.: Да, Таможенный союз. Ну, Украина, вроде бы, там порывается.

А.В.:Украина будет порываться еще лет 10, потому что вся политики официального Киева при любом президенте – это сидеть на двух стульях между Москвой и Брюсселем, так что на это надо спокойно реагировать. Киргизстан к 2015г., я думаю, может войти в Таможенный союз. Будут идти переговоры с Таджикистаном, но вряд ли они к 2015г. завершатся. Узбекистан – нет. Украина – я уже сказал. Молдова – в зависимости от того, как разрешиться политический кризис в этой стране. Поэтому я считаю, что базовые 3+1, где 3 – нынешние члены Таможенного союза и вероятно Киргизстан.

Е.С.: А с приходом к власти президента Иванишвили в Грузии, стоит ли ожидать каких-то потеплений в отношениях между Москвой и Тбилиси?

А.В.: Наш центр месяц назад проводил школу журналистики в Тбилиси. Надо сказать, что встретили нас не очень ласково, плакатами "Убирайтесь российские шпионы", но меня порадовало, что количество пикетирующих не превышало 10 человек, при том, что школу посетили порядка 60 молодых грузинских журналистов. Интерес огромен. И интерес не к тому, когда вернутся на рынок "Киндзмаразули" и "Боржоми", аинтерес к общению. Очень приятно, очень хорошие ребята и вот эти мифы отом, что нынешнее поколение молодых грузинов  сплошь западноориентированное  – неправда.

Е.С.: Мне кажется, Запад начал уже утрачивать интерес к Грузии.

А.В.:Да, Запад начал утрачивать интерес к Грузии, во-первых. Во-вторых, а как мы хотим, чтобы они были ориентированы по-другому, если мы с ними необщались достаточно долгое время. Сейчас приезжали молодые грузинские политологи на исторический факультет МГУ, встречались с нашим деканом академиком Карповым и тоже вопрос был такой, а можно приехать на магистерскую программу учиться исторический факультет МГУ, а можно ли участвовать в ваших информационных проектах. Очень такие, мне кажется, теплые и заинтересованные беседы, поэтому я в этом отношении оптимист.

Е.С.:Ну, не только же журналисты решают вопрос межгосударственных отношений,но и власть тоже. Все-таки личность Иванишвили на ваш взгляд…

А.В.:Знаете, у Бидзины Иванишвили есть одна проблема – дефицит времени. Потому что помимо борьбы с Саакашвили, которую он ведет, на мой взгляд, перевесом в сторону грузинской мечты, есть такая проблема как выполнениепредвыборных обещаний.

Е.С.: Это проблема характерна для всех.

А.В.:Прежде всего в социально-экономической сфере. Уже прошли в феврале забастовки шахтеров и железнодорожников, и если к осени социально-экономическое положение не выправится в лучшую сторону, то президентские выборы, которые пройдут осенью в Грузии, могут стать головной болью для нынешнего грузинского лидера. Саакашвили – уже хромаяутка, он уже как бы с ярмарки едет.

Е.С.: Но может появиться кто-то другой?

А.В.: Есть конкретная фигура – мэр Тбилиси Гиги Угулава, но посмотрим.

Е.С.:Заглянула я на наш sms-портал, напомню номер 8 (925) 0000 87 9, и мне стало дурно, если честно от того, что пишут наши слушатели. Николай полагает: "Женщины вместо проявления мягкости считают своим долгом демонстрировать крутизну и хамство, что говорить о других. Дело не в межэтнических конфликтах, а в общепринятом хамстве в России и за рубежом. Все "прекрасно" себя ведут, не взирая на национальность".

А.В.:Уровень культуры это, безусловно вопрос, которым тоже надо заниматься очень серьёзно. За рубежом я много раз видел, как наши туристы ведут себя – примерно также, как и внутри страны, особенно под воздействием известных горячительных напитков. А если говорить серьёзно, то уровень культуры падает, и, к сожалению, это факт.

Е.С.: И с этим тоже нужно каким-то образом бороться.

А.В.:Слово "бороться" меня всегда смущает, потому что всегда подразумевает какую-то кампанейщину, например, а давайте выделим 500 млн. на проведение кампании по повышению культуры поведения в быту и на работе.

Е.С.: Я боюсь, что этим всё и закончится.

А.В.: Конечно. Но появятся чиновниками, которые, естественно, на этом нагреют руки. Эффекта никакого не будет.

Е.С.:"Я просыпаюсь под нерусскую речь, иду в магазин - там толпы их. Такое ощущение, что я за границей", - пишет наш слушатель. То есть это ещё  один симптом того, что происходит у нас  в стране, это деление на свой-чужой: "там тысячи их, там толпы их".

А.В.: Я уже об этом, собственно, говорил.  На Юго-Западной, где я живу, картина такая, что весь ЖКХ и, кстати, сфера услуг, например, такие кофейни как "Шоколадница", "Кофе-хауз", там, в основном,  работают ребята и девушки из Кыргызстана, меньше из Узбекистана. Но берут туда всё-таки тех, кто хорошо знает русский язык, с другой стороны, поэтому  насчёт чужой речи –это я обладаю, видимо, каким-то другим личным опытом, но то, что работают в основном дворниками в этих районах спальных представители центрально-азиатских государств, приехавшие на работу  в Москву – это да.

Е.С.: "Нам не нужно такое количество мигрантов – ложь, чиновники воруют миллиарды, а на зарплату русским дворникам не хватает".

А.В.: Это вопрос к чиновникам, а не к мигрантам, по большому счёту.

Е.С.:Может быть, такое отношение и такое засилье, действительно, непривычное,  скажем так, для россиян большое количество мигрантов – этоследствие не совсем верной миграционной политики.

А.В.: Я думаю, что заявление Владимира Путина о введении визового режима с теми странами, которые к 15-ому г. не будут частью Евразийского интеграционного проекта, каким-то образом сработает для создания нового баланса миграции. Но вопрос в том, что огромное количество мигрантов – это те, кто работает на стройках, не берём ЖКХ, где надо всё регистрировать и более или менее если не в белых, то, по крайней мере, всерых схемах. На стройках кто будет работать, и кто будет нанимать таких работников, которые не готовы терпеть зарплату 100 руб. в день, я так условно говорю, с потолка взял цифру. Поэтому большинство бизнесменов, фирмачей,  которые хотят сэкономить на заработной плате низкоквалифицированной рабочей силы, так и будут нанимать  по серым и чёрным схемам этих ребят.

Е.С.: Эта схема действует не только в России, не только в Москве - в Европе то же самое: огромное количество турецких граждан в Германии, например. Можно взять любую страну.

А.В.:Всё-таки масштабы нелегальной миграции, естественно, немножко отличаются, потому что правовая культура в Европе несколько иная, чем у нас.

Е.С.: И в этом причина проблем?

А.В.: Причин много, это вообще комплексная проблема, другой вопрос, что желание сократить издержки за счёт низкой заработной платы приводит к тому, что набирают не тех москвичей, которые скажут, что  за такие деньги они даже на территорию стройки ногой не ступят. Найдите русских, но не хотят ребята работать, потому что им не хотят предлагать достойную заработную плату.

Е.С.: А не столкнёмся ли мы с проблемой мультикультурализма, которая сейчас в Европе отмечается, мы помним погромы в Лондоне.

А.В.: Вы имеете  в виду кризис мультикультурализма.

Е.С.: Да.

А.В.:Столкнёмся, если у нас будет не инклюзивное общество, если мы будем допускать создание замкнутых, закрытых культурно-религиозных общин на территории Москвы, то рано или поздно мы, конечно, столкнёмся с этой проблемой. Мигранты должны включаться, вот  термин был  модный в начале нулевых годов "инклюзивное общество", то есть мы должны создавать условия, при которых будет происходить адаптация и включение мигрантов вто общество, в котором они проживают. Я отчасти понимаю эти реплики, которые вам присылают в sms-сообщениях, потому что, конечно, чиновничье-бюрократический язык всем  уже изрядно надоел. Все хотят простых и понятных объяснений.

Е.С.: Вот тут как раз подтверждениевашей фразе: "Конечно же, наши толерантисты прекрасно понимают, что предел  терпения коренных народов не безграничен, если их постепенно вытеснять из мест векового проживания, лишать работы путём обесцениваниятруда и коррумпирования чиновничества, предел терпения может лопнуть. Для этого и придумываются различные схемы толерантности, потому что тактика нахрапа становится неэффективной. Удастся ли в очередной раз через пропаганду задурить население? Надолго ли этого хватит?"

А.В.:Значит, получается, что я один из тех, кто дурит население. Как говорится, делаю это совершенно бесплатно, но, по большому счёту, я выражаю свою личную точку зрения. Устойчивость России – это устойчивостьмежэтнических отношений внутри самой России. Если мы начнём расползаться по швам, то это произойдёт, прежде всего, потому, что мы несможем наладить коммуникации в межэтнической сфере: ни экономика, ни политика, ни белоленточники – это всё вопросы, которые будут решаться внутри элиты или между разными группировками элиты. Но здесь вопрос, который касается каждого россиянина, а не только  москвичей, я вас уверяю. Это вопрос того, насколько мы устойчивы с точки зрения взаимоотношений между национальностями, между этносами,  различными религиозно-конфессиональными группами, которые проживают на территории России. Причём здесь это?

Если мы начнём расползаться по швам, то это произойдёт, прежде всего, потому, что мы не сможем наладить коммуникации в межэтнической сфере

Е.С.: Ещё один вопрос, это сообщение от Евгения: "Пусть чиновники едут в Чечню".

А.В.: Welcome, как говорится. Я не чиновник, но мне довелось недавно побывать в Грозный-сити.
Конечно,шикарно. Город, который показывали журналистам в начале нулевых, полностью разрушенный, и то, что сейчас Кадыров отстроил – это, конечно небо и земля. Часто упрекают кавказские территории  в том, что неэффективно курорты построены, но здесь, по-моему, он спрашивал за каждый доллар строителей лично, у меня такое впечатление.

Е.С.: А вцелом,  я просто не случайно про Чечню это сообщение прочитала. Хочетсяобсудить проблему Северного Кавказа. Многие политологи отмечают, что Владимиру Путину удалось в большей степени, чем предыдущим лидерам страны её решить. Вы согласны  с этим с этим утверждением или нет?

А.В.:Я согласен с тем, что стало уделяться намного более внимания гибким и эффективным механизмам контактов между центром и местными элитами, отчасти это дало результаты и в Чечне, и в Ингушетии. Я очень высоко оцениваю деятельность Юнус-Бека Евкурова – это сильный человек, настоящий мужчина, который много сделал для того, чтобы ситуация там стабилизировалась. Осетия, безусловно. Вот буквально несколько дней назад приехал из Северной Осетии. Тоже свои результаты есть определенные. Проблемной зоной остается Дагестан. Там настолько тонкая изапутанная внутриполитическая схема, я имею в виду схему распределения отношений между клановыми группировками, землячествами, что, конечно, это очень сильно влияет на эффективность во всех направления, в том числе и в социально-экономической сфере. И сейчас довольно непростая ситуация в Кабардино-Балкарии. Так что в целом можно сказать, что частично вопрос с северокавказскими территориями Кремлю последние 1,5-2 года, по крайней мере, удалось добавить баланса в ситуацию, ситуация не настолько кажется тяжелой, как это было ещё 3-4 года назад. Но корень проблем и с чем борется господин Хлопонин – это все-таки социально-экономическая ситуация в регионе.

Е.С.: Ну, то есть, по-прежнему выход только один – это кормить, кормить и еще раз кормить?

А.В.:Ну вот программа социально-экономического развития СКФО, которую Хлопонин презентовал несколько лет назад, начала давать уже какие-то результаты: создаются сферы производства, сферы услуг, которые дают рабочие места в регионе, позволяющие привлечь инвесторов, заработать деньги, не привлекая дополнительные средства из федерального бюджета – здесь плюс. Много так под Сочи делают и в смежных регионах. Но то, что скурортами Северного Кавказа мы все знаем – не будем еще раз это говорить, коррупционные схемы, которые по-прежнему в регионе действуют, конечно, сильно препятствуют стабилизации, ничего тут не сделаешь.

Е.С.:А несколько лет назад мне рассказывали, что Ингушетия – это единственный регион, где разворовывается 100% федеральных средств.

А.В.:Да, и как раз я тоже слышал такое высказывание, и как раз перед Евкуровым была поставлена четкая задача это безобразие прекратить. Я знаю регионы и территории, где эти проблемы по-прежнему зашкаливают, но вИнгушетии по последним данным эта ситуация немножко выправляется.

Е.С.:Хочется еще несколько сообщений зачитать от наших слушателей. "Свыше 80% населения – это русские, - пишет Андрей, –  глупость – Россия – многонациональное государство с русским народом как определяющим". Т.е. вот такое русофобное население у нас все-таки.

А.В.: Я бы не сказал, что русофобное, потому что русские как бы государствообразующий этнос. Поэтому, нужно понимать, вот когда мы будем чувствовать себя россиянами, но при этом мы будем оставаться и русскими, и татарами, и чеченцами. Необходима гармония, а вот этой гармонии можно добиться только через образование, воспитание и повышения той самой культуры, о которой сегодня мы так много говорили.

Е.С.: При помощи финансирования, с чего мы собственно и зашли. Спасибо вам большое, напомню ,что в гостях у нас сегодня был заместитель декана историческогофакультета МГУ, генеральный директор  политологического центра "Север-Юг" Алексей Власов.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение