Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Экспансия Китая в отношении Таджикистана.

28.03.2013

Автор:

Теги:



Причины и последствия

В последнее время наблюдается экономическая экспансия Китая в Таджикистане. В свою очередь, руководство Таджикистана стремится использовать развитие связей с КНР в качестве своеобразного противовеса взаимоотношениям с Россией, США и отдельными странами Евросоюза. Данное обстоятельство умело используется Пекином в плане постепенного проникновения в ключевые сегменты экономики республики, свидетельством чему является вложение китайцами инвестиций, в основном, в капиталоемкие проекты, окупаемость которых составляет длительный период.

Экономическая экспансия КНР в Таджикистане особенно проявляется в сфере автотранспортных коммуникаций, связи и электроэнергетики. Крупные инвестиционные проекты с участием китайского капитала реализуются в транспортной отрасли и предлагают строительство и реконструкцию наземных транспортных коммуникаций, в том числе для налаживания связи индустриальной Согдийской области с центром и аграрным югом страны.

Другим приоритетным направлением китайских инвестиций остается электроэнергетическая отрасль, в развитие которой КНР намерена вложить солидные финансы. Согласно подписанным двусторонним соглашениям имеется проект по строительству на р.Хингоу ГЭС "Нурабад-1".

Между тем экономическая экспансия КНР в Таджикистане вызывает растущую озабоченность в экспертно-политологическом обществе России, представители которого отмечают, что по объему товарооборота Китай уже обогнал РФ, много лет занимавшую лидирующие позиции по данному аспекту сотрудничества с Таджикистаном. Большинство российских обозревателей полагают, что в экономическом плане проекты в Таджикистане не выгодны для китайской стороны, однако в будущем они принесут несомненные политические дивиденды. В данном контексте в Москве полагают, что "активность Пекина грозит обернуться большими неприятностями для Кремля, поскольку налицо стремление Поднебесной наращивать экономическое, а в дальнейшем и политическое влияние на официальный Душанбе".

В свою очередь таджикские эксперты не разделяют опасений российских коллег и полагают, что сотрудничество с Китаем выгодно Таджикистану, хотя и признают фактор наличия политических интересов за экономической активностью Пекина. В то же время основной акцент делается на том, что энергетические проекты также выгодны и КНР, поскольку на западе страны наблюдается нехватка чистой энергии. Так, в энергобалансе СУАР преобладает уголь, и китайцы могут изменить положение дел путем реализации соответствующих проектов в Таджикистане.

К тому же в Душанбе отмечают, что "Россия, несмотря на наличие существенных возможностей, очень пассивно инвестирует свой капитал вТаджикистан". Поэтому таджикская сторона прибегает к тактике откровенного шантажа, заявляя, что, если Москва не активизирует свою деятельность вТаджикистане, то в последствие может отойти на второй и даже на третий план". Что мы и наблюдаем в настоящее время.

В целом, несмотря на то, что китайское экономическое присутствие представляется выгодным для Таджикистана в тактическом плане, особенно с учетом уязвимости экономики страны, характер такой экспансии остается неоднозначным с точки зрения долгосрочных интересов Таджикистана.

Китайские компании, осуществляющие инвестиционные проекты в Таджикистане, несомненно, способствуют поддержанию республики на плаву в условиях охватившего Таджикистан системного экономического кризиса. Вместе с тем, 80% финансовых вливаний в страну из КНР - это кредитные средства, то есть долги, которые Душанбе со временем придется возвращать, к тому же, с процентами.

Учитывая, что Таджикистан использует более 2/3 китайских займов, поступивших в Центрально-азиатский регион, по сути, можно констатировать наличие всех предпосылок попадания республики в "долговую яму", которая приведет к зависимости Душанбе от Пекина. В свою очередь в Китае также осознают неспособность своего должника погасить все кредиты, прагматично рассчитывая на то, что обанкротившийся партнер будет расплачиваться своими землями, богатыми сырьевыми ресурсами, как это случилось в начале 2011 года, когда власти Таджикистана уступили им тысячу квадратных километров Мургабского района ГБАО, а также контрольными пакетами акций стратегических предприятий.

Игорь Красин

 

Источник - ЦентрАзия

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение