Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«ДУГА НЕСТАБИЛЬНОСТИ» УПЕРЛАСЬ В ЦЕНТРАЛЬНУЮ АЗИЮ

21.03.2013

Автор:

Теги:


«Дуга нестабильности», прочерченная Бжезинским от Балкан до Центральной Азии, дотянулась, похоже, и в самом деле до нашего региона не в теории, не на карте, а уже в режиме реальной жизни. Вопреки заклинаниям и мантрам местных оракулов от политики, предсказанное американским политиком развитие событий свершилось. Впрочем, начался сей процесс не сегодня, находится в динамическом развитии, и куда выведет кривая пока не очень-то понятно.

С завершением борьбы с басмачеством в свое время, Советская Средняя Азия тихо, незаметно сошла с арены активной мировой политики, растворившись в «дружной семье народов» СССР. Казалось бы, навсегда, но вот виток истории и на авансцене глобального мира появились новые независимые государства Центральной Азии. Сказать, чтобы новые государства стали сколько-нибудь значимыми субъектами мировой политики, было бы большим преувеличением, но заметными объектами этой политики, несомненно, да. Всегда, во все исторические времена регион Центральной Азии находился в эпицентре мировых процессов, и новейшие времена не стали исключением. Регион сразу же оказался в зоне интересов глобальных игроков - США, Евросоюза, Китая, Турции.

Советская империя приказала долго жить, а новая Россия безропотно и надолго ушла из региона, даже не обозначив его зоной своих исключительных интересов. Немудрено, что на сегодня в экономике региона наиболее сильны интересы западных компаний и Китая. В политике же, все страны региона избрали так называемую «многовекторную» политику, то есть вариацию старой, как мир, политики неприсоединения. Видимо, это своего рода детская болезнь молодых независимых государств. Пока шли годы проедания советского наследства, все было неплохо, были и надежды, вернее иллюзии. Однако, все течет и все изменяется. На сегодня все государства региона в жестоком кризисе - и в экономическом, и в политическом, и в цивилизационном.

Тем не менее, иллюзии продолжают иметь место в местных сообществах. Это нечто сродни культу карго на островах Тихого океана, только адаптированного под местные условия. На почве, обильно удобренной фантастической мифологией новейшего времени, пышным цветом цветут различные псевдонаучные теории и прожекты, начиная от Ноя который причалил на своем Ковчеге аккурат к местной горе Казыгурт, по поводу чего на этой горе построена одноименная забегаловка, и до того, что спасение мира кроется в здешних краях, и вот-вот весь мир это осознает. И все это на полном серьезе, без тени шутки. Можно вспомнить уже широко известное «зима не будет». Сообщества, замкнутые в плане науки и культуры сами на себя в течение двух десятков лет погрузились в тот самый «сон разума», который порождает химеры. Иногда это бывает смешно, но большей частью оторопь берет. То есть Россия, которая сегодня активно пытается вернуться в Среднюю Азию, на практике входит в иную реку и другую воду, чего, кстати, не совсем и не всегда понимает.

Каков же сегодня расклад сил и тенденций в регионе Центральной Азии? Этот вопрос тем более интересен в свете новейшей российской внешнеполитической доктрины по собиранию пост советского пространства под руку России. Разумеется, сама доктрина носит иное, вполне полит корректное название, но суть именно такова. И именно эта перспектива столь взволновала американцев. Нет сомнения, что они и соответственно их европейские союзники предпримут максимально возможные меры для недопущения такого развития событий в регионе, а агентов влияния у них здесь предостаточно.

В принципе, тенденция тяготения к метрополии, по сути, принявшая по итогам прошедшего века форму своеобразного глобального закона, верна и для стран региона, несмотря на многие привходящие. Однако, все не так просто и даже совсем не просто. И дело даже не в том, что местные элиты продолжают грезить о «великой стране» и «великой нации», несмотря на полный развал экономики и неспособность даже прокормить собственное население. Проблема, в первую очередь в том, что в отличие от ситуации с бывшими европейскими колониями, слишком многим не хочется возвращения стран региона под крыло России. Призрак советской империи видно до сих пор мучает ночным кошмаром западных «друзей» России. Хотя понятно и слепому, что возрождение Союза в прежнем формате невозможно.

Скорее наоборот, Западу вместо нового витка холодной войны можно было бы грузить Россию новыми обязательствами. Даже поверхностный анализ говорит о том, что нынешней России не потянуть тот груз, который вытянула Советская Россия. Та героическая эпопея подъема среднеазиатского региона была сплавом безумной идеи, гигантского энтузиазма и колоссальных лишений. Не будем забывать и вклад миллионов ссыльных, переселенцев и добровольцев, которые в невероятно трудных условиях строили в Средней Азии города, заводы, железные дороги. Даже в последние годы советской власти бытовала широкая практика отправки сотен тысяч городских интеллигентов в сельскую местность для подъема регионов, строительства домов и прочего.

Ничего из арсенала прошлого ни в плане идеологии, ни практики использовать сегодня невозможно. Значит, остаются пресловутые рыночные методы. Но как умеют разворовывать местные элиты финансовую помощь, показал хотя бы полумиллиардный кредит Киргизии, который был уворован при предыдущем правящем режиме и был прощен Россией в прошедшем году. Предполагать, что что-то изменится в этом плане, достаточно наивно, а учитывая коррупционный профессионализм российских чиновников, мы получаем патовую ситуацию типа «мама не горюй». Такой «гремучий коктейль», соединяющий местные элиты и российское чиновничество, способен погубить любую интеграцию и это отнюдь не «страшилки».

Что касается состояния общественной жизни в странах региона, то, пожалуй, у народа есть понимание, что лучезарные планы провалились. Да и какое иное мнение может быть, когда в том же Узбекистане миллионы сограждан вынуждены годами жить на отхожих промыслах. Да, Ташкент выглядит благообразно, чистенько, построены престижные здания, но никуда не уйдешь от понимания некой беспросветности существования. Народ живет тяжело, получает нищенские зарплаты. Но положение народа в Таджикистане и Киргизии, как минимум, не лучше. В Казахстане народ живет несколько получше, благодаря большим экономическим свободам. Однако жизнь простого казаха вполне сравнима с жизнью собратьев в других странах региона, ибо все богатства Родины попали в руки элиты, а встроиться в капитализм простые казахи так и не смогли.

Повсеместно произошла культурная и цивилизационная деградация общества, произошел упадок всех сфер общественной жизни. И это не огульное охаивание, но факт, отмечаемый именно титульными авторами. Любому непредвзятому человеку понятно, что самостоятельно государствам Центральной Азии из этого провала не подняться ни при каких условиях. Скандал и шантаж вокруг Байконура, устроенный Казахстаном, преследует, скорее всего, среди прочего попытку прицепиться к российским передовым технологиям. Казахстанская наука и соответственно технологии имеют нулевые шансы на самостоятельное современное развитие. Впрочем, во всех странах региона наука в основном представлена многочисленными, фантастическими изысканиями местных историков всех калибров. И это отдельная песня. В принципе забавно, но дело самих народов изобретать свое прошлое. Однако, и тем не менее, в самой титульной среде существуют разнонаправленные тенденции. К примеру, в Казахстане, Киргизии, и даже в определенной мере в Узбекистане, титульное население стремится обучать детей в русских школах. И в той же Алма-Ате зачастую в русской школе не всегда заметишь русских детей в силу их малочисленности. А в авторитарном Узбекистане в последние годы наблюдается тенденция дружбы и партнерства с русскими. И даже обычная узбекская свадьба, на которой присутствуют русские гости, считается более престижный, нежели та, где одни узбеки.

Если говорить о Киргизии, то преобладающая часть титульного населения, несмотря на пропаганду и большое количество неправительственных организаций, кормящихся на западные гранты, является сторонником интеграции с Россией. Пока еще в титульном сообществе Киргизии надежды на лучшую жизнь зачастую связывают с Россией. Хотя, безусловно, негативные тенденции в плане усиления национализма и борьбы с русским языком нарастают волнообразно, как цунами. Последний пример – подписание премьер-министром законодательных поправок в закон о госязыке и выступление Президента страны на Совете обороны 18 марта.

И здесь понятно, что все взаимосвязано. Рано или поздно такая ситуация чревата взрывом. Надо сказать, что ситуация и по отношению к интеграции и по многим другим вопросам сотрудничества с Россией значительно разнится от страны к стране.

В том же Казахстане, «лучшем друге России», наиболее резко радикализировано общество по вопросу интеграции с Россией в сравнении с соседями по региону. В этой стране существует достаточно мощное неприятие идей интеграции Казахстана и России. В первую очередь в среде националистически настроенной творческой интеллигенции и контрэлиты. Казахстанская оппозиция уже инициирует общенациональный референдум, на который будут вынесены вопросы о выходе республики из Таможенного союза и Единого экономического пространства.

До поры до времени Назарбаев искусно манипулировал этими процессами, но на сегодня можно говорить, что такая политика дает осечку, и даже более того проваливается. В последние годы в Казахстане начали вываливаться из шкафов те самые пресловутые скелеты, которые старательно укрывались все годы независимости за потоком пропаганды об успехах и достижениях страны. Как-то сразу и сильно проявились социальные конфликты, терроризм, исламизм, да и национализм приняли открытые формы. Ведь сколько не говори сахар-мед, во рту слаще не будет.

Все годы независимости правящей элите удавалось удерживать пар в котле, но практика замалчивания, а более забалтывания проблем привела к тому, что крышку котла стало срывать. Власть стала резко закручивать гайки, и не исключено, что в силу менталитета казахов ей это удастся. Тем более, что в силу откровенно националистических настроений в титульной среде уже с первых лет независимости произошло размежевание титульной и нетитульной частей общества. Все вышеуказанные проблемы и события происходят в титульной части сообщества. Русские в этой ситуации оказываются или объектом, или жертвой, или молчаливыми свидетелями. Нельзя сказать, что они равнодушны к происходящему, но в силу многих причин действует принцип «у них своя свадьба» и предпочитают голосовать ногами, т.е. все в больше степени ориентируются на отъезд из страны без лишних слов.

Вал проблем, безусловно, тревожит власть, вплоть до того, что Назарбаев впервые в прошедшем году произнес слова «мы единый народ Казахстана». Поздновато, конечно, во всех отношениях. Однако, в других странах региона лидеры еще не додумались до этого. Нельзя не отметить при этом, что казахи вменяют в вину русским факт поддержки Назарбаева. Русские исключены по факту из активной политической жизни, организации соотечественников в лучшем случае заняты фольклорными посиделками, и каких-то признаков изменение ситуации нет. Пресловутая «мягкая сила», о которой в последнее время много говорят, это где-то в другой галактике, как минимум.

Отношение к интеграции в Узбекистане и Туркмении откровенно игнорирующее со стороны властных элит. Понятно, что правящие режимы в этих странах хотя и сидят внешне прочно, но, по сути, политическая ситуация и там и там весьма непростая. Что произойдет в Узбекистане после ухода престарелого вождя, одному Богу известно, но ждут этого все с тревогой, но кое-кто и с надеждой. Впрочем, и в Казахстане с тревогой ждут ухода Назарбаева. Ну, а спокойствие в Туркмении подобно песку в пустыне - дунул ветер и нет его.

Ко всем внутренним проблемам добавляются и острые противоречия между странами региона. Причем, противоречия хотя и носят исторический подтекст, но именно в новейший период они приобрели неразрешимый характер. Например, та же водная проблема, которая с годами становится только острее. То есть бывшая Средняя Азия приближается к своему историческому состоянию войны всех со всеми. Ведь жизнь человеческая в этих краях во времена оные не стоила ничего и даже меньше, чем ничего. И местные элиты, как бы ни кляли «проклятых колонизаторов», просто забывают, что мир и порядок, хотя бы относительные, наступили здесь только с приходом России.

Россия, как известно, объявила зону СНГ зоной своих приоритетных интересов. Однако, если проблемы с Украиной или Грузией достаточно хорошо известны россиянам, то положение дел в Средней Азии практически им не знакомо. Гастарбайтеры, Назарбаев и узбекские дыни - вот, пожалуй, дежурный набор информации не только обывателя, но и российских политиков о нашем регионе. Пока же можно говорить, что политика России в Центральной Азии весьма невнятная и малоэффективная. Дальше заигрывания с местными элитами путем подачек, льгот и преференций дело не идет. Не мудрено, что даже Таджикистан пытается шантажировать Россию. Понятно, что с такой политикой никаких перспектив в регионе у России нет, разве только еще большее разжигание розни. А ведь и так именно Россию обвиняют чуть ли не во всех бедах, даже в киргизских революциях видят руку Москвы. Если бы так, да вот коротки эти руки. То ли в силу отсутствия профессионализма и непонимания местной специфики, то ли недостатка ума, но до сих пор политика России в регионе была никакой или мало эффективной. Поначалу, после развала Союза Россия ушла из региона на долгие годы, теперь пытается вернуться. Но ведь здесь уже все другое. Да, спасибо предкам, до сих пор еще велико постсоветское влияние, но все проходяще. Как сказано у царя Соломона «пройдет и это». Вот и Казахстан принял решение о переходе на латиницу. Понятно, что в лучшем случае будет, как в Узбекистане, а скорее всего приведет к деградации культуры и другим негативам, но нельзя не видеть, что все это направлено на окончательный разрыв с советским прошлым и на выход из общего с Россией цивилизационного пространства.

Пора лидерам России понять, что такая среднеазиатская политика не только неэффективна, но и носит пагубный характер. Пока Россия  делает региональную политику с помощью советских лозунгов о «братской дружбе народов», все местные элиты хлопают в ладоши, а по факту стремятся к особым отношениям с американцами или на худой конец с Европой. Если бы вдруг США или Европа сочли бы нужным и возможным для себя предложить кому-то в этом регионе особые отношения, то можно не сомневаться в какую сторону рванут местные элиты. А так ли уж невозможен такой вариант?!

Именно в плане новой политики в регионе представляется возможным и необходимым выбор Киргизии в качестве стратегического партнера России. И в этом нет никаких местнических интересов. Именно Киргизия может стать тем самым «непотопляемым авианосцем» России в регионе. Это решение, безусловно, должно быть выгодным Киргизии, ибо решит практически все ее проблемы. Сама по себе Киргизия маленькая страна с прекрасным климатом и природными условиями с неплохой инфраструктурой. Особые отношения с Россией немедленно изменят экономическую и политическую ситуацию в стране, которая задыхается в тисках кризиса. Все плюсы для Киргизии нетрудно просчитать любому обывателю. Во всяком случае, перед глазами опыт Германии, Южной Кореи и Японии.

В любом случае, Киргизия - единственный кандидат на такую роль. К тому же резкое улучшение качества жизни в Киргизии станет наглядной иллюстрацией плюсов интеграции. Причем, данный проект возможен с минимальными тратами, если по уму, или хотя бы без «сердюковых».

Изменит ли Россия свою среднеазиатскую политику? Нам сие неведомо, но понятно, что с прежней политикой Россия не сможет вернуться в Среднюю Азию.

 

Станислав Епифанцев, Бишкек, Киргизия, специально для ИА REX



Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение