Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан-2013; Если США будут нужны конкретные проводники влияния, то, более вероятно, что это будут политики «новой волны»

19.03.2013

Автор:

Теги:

Если США будут нужны конкретные проводники влияния, то,более вероятно, что это будут политики «новой волны»

 

На историческом факультете МГУ состоялся экспертный семинар,посвященный проблеме вывода коалиции из Афганистана в 2014 году. Одной из темдля обсуждения стал вопрос о перспективах расширения американского влияния врегионе.

_________________________________________________________________________________ 

 

По итогам семинара редакция «ЕвроАзии» публикуетинтервью с заместителем Генерального Директора ИАЦ - Андреем Карповым.

_____________________________________________________________

ЕвроАзия: Как Вы оцениваете перспективы расширенияамериканского влияния в Центральной Азии и Казахстане?

А.Карпов: Безусловно, ЦентральнаяАзия в ближайшем будущем сохранит высокую степень значимости в американскойвнешней политике. Даже с учетом переноса акцентов новой стратегии Вашингтона наАзиатско-тихоокеанский регион, именно ЦАР может превратиться в плацдарм, нетолько для войск коалиции, уходящих из Афганистана, но и для решения глобальнойзадачи – решения конкурентного спора с Пекином.

Если говорить о конкретных странах, то нужно учитывать, что американская политика в отношенииКазахстана существенно отличается от действий Вашингтона в отношенииТаджикистан, Узбекистана и даже Киргизии. С одной стороны, Казахстан являетсянаиболее мощной в экономическом плане страной в ЦАР, активно сотрудничающей сдругими мировыми центрами силы, такими, как Россия, Китай, ЕС. 

С другой стороны, в Казахстане активно работают западныеНПО, образовательные структуры, которые реализуют специализированные программыобучения для молодых казахстанцев в американских вузах, формируя новые сетевыеканалы коммуникации для будущей элиты РК,. Можно предположить, что именно этонаправление станет одним из наиболее эффективных каналов усиления американского влияния в Казахстане вближайшем будущем.

На официальном уровне американские интересы в Казахстанеопределены в рамках трех основных форматов. Первое – участие  Астаны в решении Афганской проблемы, второенаправление  – антитеррористическоесотрудничество, третья ниша – диверсификация поставок казахстанскихэнергоресурсов, в том числе с точки зрения их транзита на мировые рынки.

Это, так сказать, формальные моменты. Ну, а на неформальномуровне, борьба за влияние на казахстанскую элиту, на самом деле, тольконачинается.

ЕвроАзия: А если отталкиваться от экономическогоаспекта проблемы?

А. Карпов:Вашингтон активно лоббирует идею ускоренного вхождения Казахстана в ВТО,скрытно внедряя отрицательное отношение к самой идее Евразийской интеграции,хотя на уровне публичных выступлений официальные лица США стремится избегатьоткрытой полемики по поводу перспектив участия Казахстана в Евразийскомэкономическом союзе. Исключение составила госпожа Клинтон. И обратите внимание,насколько резонансной была реакция на ее далеко не самое дипломатичноевысказывание.

С учетом принятия новой американской стратегии поАзиатско-Тихоокеанскому региону, в ближайшей перспективе на первый план можетвыйти еще одно обстоятельство, связанное с участием Казахстана в обеспеченииэнергетической безопасности Китая. Многие эксперты допускают, что создание зоннапряженности на территории Казахстана (Солдаты Халифата, точки социальногонедовольства на Западе страны) и Туркменистана может быть выгодно именно США,поскольку эти  факторы заметно усиливаютуязвимость Пекина с точки зрения реализации энергетических интересов Поднебесной. 

ЕвроАзия: Можно ли утверждать, что одним из каналовзападного влияния выступает казахстанская оппозиция?

А. Карпов: Чтокасается казахстанской оппозиции, то, это вопрос не однозначный. Конечно же,часть оппозиции настроена прозападно, особенно те, кто связан с западнымигрантовыми структурами. Что же касается оппозиции системной, котораяпредставлена такими политиками, как Абилов, Туякбай, то говорить о ееотношениях с Западом можно только в самом общем плане. Она, скорее, настроенана срыв проектов по евразийской интеграции. Это более очевидно.

А вот политические беженцы, прежде всего Рахат Алиев иМухтар Аблязов, скорее всего, такие связи имеют.

В казахстанских СМИ неоднократно публиковалась информация обинтересе к Рахату Алиеву со стороны западных структур. В то же время следуетучитывать, что Алиев практически лишен каналов поступления более свежейинформации из Ак Орды и почти полностью утратил своих сторонников в госструктурах,особенно силовых ведомствах. Поэтому он может быть интересен Западу как знатоквнутренней кухни казахстанской политики, но, едва ли может быть использован какперспективная политическая фигура. Такой вариант был возможен в 2007 – 2008годах, но сейчас этот сценарий выглядит совершенно фантастическим.

Если США будут нужны конкретные проводники влияния, то,более вероятно, что это будут политики «новой волны», получившие образование взападных вузах, а не в МГУ или МГИМО. В этом плане Вашингтон использует нашисобственные просчеты, связанные с тем, что вектор «мягкой силы» формируется поостаточному принципу. Это, увы, реальность.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение