Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Д. Усмон: В Таджикистане молодежь обращается к религии и это естественный и положительный процесс.

27.06.2008

Автор:

Теги:
 

Интервью ИАЦ с Давлатом Усмоном - кандидатом политических наук, с.н.с. Института философии АН Республики Таджикистан.

 

-При упоминании Таджикистана сегодня часто звучит выражение «несостоявшееся» государство. Каково Ваше отношение к  подобному мнению?

Видите ли, Центральная Азия в геополитическом плане долгое время была едина. После размежевания и образования независимых государств в регионе центрально-азиатские народы оказались как бы разбросаны по разным странам. Например, сейчас из 30 млн. населения Узбекистана около  1 /3 составляют таджики. Из 7,5 млн. человек Таджикистана 25 % узбеки. То есть изначально центрально-азиатские  государства, и Таджикистан в том числе, имели много проблем. От этого подобные разговоры о несостоятельности. Я же с ними не согласен, потому что в Таджикистане компактно проживают более 70 % таджиков.

 Есть, конечно, региональные проблемы, местничество, которые мешают более тесной интеграции внутри страны. Но такие трудности возникали в истории почти каждого государства. Таджикистан же, если обратиться к его истории за 15-16 лет уже проявил себя как самостоятельное и независимое государство.

 

-Много разговоров о многовекторности во внешней политики постсоветские республик. Насколько верно это утверждение в отношении Таджикистана?

Этот маховик затронул все постсоветские республики. За 15 лет существования СНГ так и не смог стать дееспособным и полноценным объединением. Бывшие советские республики не могли интегрироваться между собой, полноценно развивать собственные экономики, появились проблемы в двухсторонних отношениях. Политика многовекторности, присутствие в экономике государства иностранного влияния казалась в этой ситуации решением проблемы. А насколько эффективным решением, покажет время.

 

-Каковы главные векторы внешней политики Таджикистана?

Таджикистан объявил три направления во внешней политике. Первое направление - это Россия и Индия. Второе - Запад (Евросоюз, США). Третье - мусульманские страны. Главным приоритетом политики Таджикистана  является развитие экономических отношений с этими государствами.

 

-Каковы перспективы создания Союза персоязычных государств?В какой сфере эта модель интеграции может быть  наиболее эффективна?

Я бы сказал, что Союз персоязычных государств в перспективе имеет шанс на существование. Афганистан и Таджикистан имеет высокий интеграционный потенциал. Иран, обладая большими запасами углеводородов, мог бы стать ядром Союза. Но присутствие в Афганистане стран НАТО и проблемы, которые имеет Иран с США, делает создание Союза в обозримом будущем невозможным. Конечно, могут быть какие-то проекты на уровне двухсторонних отношений.

 

- Какие процессы в религиозной сфере Таджикистана сейчас прослеживаются?

В мире происходит процесс религиозного возрождения. Недавно видел выступление  Калужского митрополита, который сказал, что  сейчас около 85% прихожан составляют молодые люди. Такие процессы идут в христианстве. То же происходит и в исламе. В Таджикистане молодежь обращается к религии и это естественный и положительный процесс. Люди нуждаются в духовности. Экстремизма же бояться не нужно. Если государство не будет само давать почву для развития экстремизма, то есть  не будет развиваться экономика и демократические процессы. Если же развитие государства будет сопровождаться ростом демократических процессов и формированием гражданского общества, то угрозы возникновения религиозного экстремизма не будет.

 

-Как складываются отношения между властью и оппозицией в Республике?

На мой взгляд, те договоренности,  которые были достигнуты между властью и оппозицией в 1997 году, сейчас соблюдаются. Но есть и сложности. Сложности не только между оппозиций и властью, но и между самой властью и ее бывшими полевыми командирами. Это связано с авторитарным правлением. Люди после установления мира ждали перемен, реформ в экономике. Но, к сожалению, значительного экономического подъема не произошло, а те преобразования, которые проводятся не отвечают ожиданиям общества. Именно экономические трудности стали причиной сложных отношений власти не только с оппозицией, но и ее бывшими сторонниками.

 

-Вопрос, который нельзя не задать: Каковы, на Ваш взгляд, перспективы российско-таджикских отношений?

До настоящего время в экономике Таджикистана больше шансов имеет именно российский бизнес, привлечение инвестиций и развитие тех отраслей экономики, которые могли бы вывести страну из кризиса. Чувствуется, что увеличение инвестиций  Китая может экономически помочь Таджикистану. Хотя к этому и с опаской  относятся в таджикском обществе. Много дорог инвестиции в метрологию и месторождения, которые есть в Таджикистане. Но Россия не потеряла ведущей роли в таджикской экономике Республики.

 

-Какова роль в экономике Таджикистана трудовых мигрантов, работающих в России?

Вряд ли ошибусь, если скажу, что это основная экономическая помощь. Наша национальная валюта обесценилась за 10 лет на 20 %, а могла бы гораздо сильнее в сложившихся экономических условиях.  Если бы не эмигранты, которые поставляют 2 млрд. долларов  в экономику страны. Около 40%  ВВП Таджикистана составляет валюта, поступающая от рабочих из России.

 

- Насколько актуальна для Таджикистана проблема ксенофобии?

Это тема, действительно, актуальна. Ежегодно в России есть пострадавшие от насилия таджики. Но ксенофобия - это проблема не только России, но и власти Таджикистана. Необходимы совместные усилия при работе над этой проблемой.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение