Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Елена Косован: Особенности формирования и перспективы развития украинской диаспоры в Германии в 1990-е - начале 2000-х гг.

27.06.2008

Автор:

Теги:
 

 

Особенности формирования и перспективы развития украинской диаспоры в Германии в 1990-е - начале 2000-х гг.

Актуальность исследований, посвященных диаспорам, всегда была несомненной. Однако в конце ХХ - начале XXI  вв. она еще более возросла, что связано с изменением роли диаспор в жизни этнической родины и принимающей страны под влиянием ряда факторов как локального, как и общемирового значения, самым важным из которых является глобализация. Глобализация привела, с одной стороны, к интеграции разнообразных культур в единую рыночную логику и одно информационно-правовое поле, открыла границы национальных государств, облегчив прохождение через них информации, финансов и человеческого капитала.  С другой стороны, она спровоцировала защитную реакцию -  этнический парадокс современности (ЭПС) или  «всплеск осознания своей этнической принадлежности», сделала проблему национальной самоидентификации, уважения отдельных культурных традиций предметом заботы о глобальном выживании. ЭПС исходит в первую очередь от диаспор и национальных меньшинств, что проявляется в укреплении и организационном развитии старых общин, быстром росте и институционализации новых. В европейских государствах, которые в короткий срок превратились из мононациональных в полиэтничные, из стран эмиграции - в страны иммиграции, диаспоры начинают приобретать особую значимость, многие из них превращаются во влиятельный фактор решения не только социокультурных, но и экономических и политических проблем. Вот почему в наши дни изучение диаспор становится настолько насущной задачей  обществоведов.  Особое же внимание уделяется диаспорам, возникшим, в основном, в результате изменения географии миграционных потоков в конце ХХ в., имеющим сравнительно недолгую историю, проходящим становление и институционализацию в наши дни. К ним относится  и украинская диаспора в Германии.

Удивительно, но история формирования этой общины изучена довольно слабо, хотя является, возможно, одним из самых интересных примеров процесса образования диаспор в новейшее время. В особенности же плохо освещены события последних лет, начала XXI в. Даже терминология, применяемая к ним, вызывает множество споров и разногласий. Это и понятно, ведь в основном формирование украинской диаспоры в Германии пришлось на конец XX-начало XXI в., время четвертой волны эмиграции, а это процесс незавершенный. Четвертая волна эмиграции еще ждет своих исследователей, предстоит выявить и осмыслить множество аспектов и существенных, специфических черт образования диаспор в наши дни, которые сейчас остаются для нас скрытыми, неявными. И кое-что для этого уже сделано, некоторые важные исследования, посвященные украинской диаспоре в Германии как социокультурному и политическому феномену, уже проведены немецкими историками и социологами. Остается ждать восполнения белых пятен и преодоления фрагментарности от их российских и украинских коллег. Основная задача, стоящая сейчас перед всеми, кто занимается новейшей историей украинской диаспоры в Германии, заключается в исследовании ее в контексте всемирной истории, с учетом глобальных трендов развития мирового сообщества и той специфики, которая присуща Германии как принимающей стране, так и Украине, как стране-донору.

Формирование украинской диаспоры в Германии прошло в четыре этапа, что по времени совпадает с четырьмя волнами украинской эмиграции. Первая волна эмиграции пришлась в 1860-1910 гг. В ней участвовали украинцы Галиции и западных губерний Российской империи, политические и трудовые эмигранты-сезонники. Она заложила основу будущей диаспоры в виде землячеств.

В результате второй волны эмиграции (1920-1930) украинская диаспора существенно обновилась и пополнилась за счет военнопленных, а также политэмигрантов. Эмиграция украинцев из Галиции и Германию началась еще в 1914-1915 гг. Во время существования УНР украинские дипломаты пытались установить тесные экономические и политико-дипломатические связи с Германией, чтобы решить вопрос об интернированных и военнопленных украинцах, а также через посредничество немецкого МИДа установить дипломатические отношения с другими странами, в которых имелось украинское население. В это же время впервые был поднят вопрос о помощи на государственном уровне «украинским иммигрантам», началось издание немецкого журнала "Die Ukraine", освещавшего как ситуацию в Украине, так и касавшегося некоторых вопросов жизни украинской общины в Германии. К 1919 г. в Германию и Австрию перебралось несколько сот ученых, деятелей культуры, а также ветеранов армии УНР - это и были первые украинские эмигранты. Они осели в основном в Берлине, Вене, Мюнхене, Кельне. Что же касается военнопленных, то они содержались в лагерях для военнопленных и перемещенных лиц. Самыми крупными были лагеря в Зальцведеле, Зольтаве и Гамельне.

Для улучшения их положения в июле 1918 г. была создана сначала Военно-санитарная комиссия по делам военнопленных в Германии (Військово-санітарна комісія для справ військополонених у Німеччині), которая сотрудничала с военным министерством Германии, а после прихода к власти Директории (декабрь 1918 г.) ее полномочия были расширены и перешли к специально созданной для решения вопроса о возвращения украинцев на родину Военно-санитарной миссии при дипломатическом представительстве УНР в Берлине. Военно-санитарная миссия включала три отдела - культурно-просветительский, хозяйственный и информационно-статистический. Там, где находились лагеря для военнопленных, миссия начала открывать церкви, украинские школы, типографии, клубы, организовывала помощь пленным деньгами, одеждой, обувью, продуктами питания, лекарствами.

Тогда же украинское посольство в Германии наметило выделение средств из государственного бюджета на образование клубов «Украинское общество» (Українська громада) и Украинский благотворительный комитет (Український доброчинний комітет). Оно активно сотрудничало с немецко-украинским обществом (Deutsche-Ukrainische Geselschaft),  издавало ежемесячник „Украина" на немецком языке. В эти годы немецкая общественность проявляла огромный интерес к новому государству. С 13 января и до конца февраля 1921 г. в Берлинском университете проходил курс лекций «Советская Россия и пограничные государства».  Много сюжетов было в этом курсе посвящено Украине. И хотя ориентация Украины на Германию была проигрышной, а их взаимодействие непродолжительным и неоднозначным, ясно одно: эти связи способствовали, во-первых, распространению и популяризации информации об Украине и украинцах в Германии, во-вторых, подготовили почву для начавшейся в 1920-х гг. массовой иммиграции украинских политических деятелей в Германию, в третьих, деятельность украинских обществ и миссий в 1919-1922 гг. в Германии способствовало первичному оформлению в этом государстве украинских общин из военнопленных и части мирного населения, оказавшегося во время войны на территории Германии. Впоследствии эти общины сделали свой вклад в формирование здесь украинской диаспоры.

1919 г., крах независимого украинского государства стал причиной новой мощной волны эмиграции как в Германию, так и в Австрию и Чехословакию, которая длилась все 1920-е гг. и стала ослабевать лишь в середине 1930-х гг.  В структуре послевоенной эмиграции было несколько потоков, среди которых выделяется политический. Во-первых, политическая эмиграция прошла очень быстро - практически уложилась в 1920-е гг. Большая часть эмигрантов оказалась в Германии, Австрии или Чехословакии, в сопредельных с Украиной странах. Их было более 200-250 тыс. чел.  Интересно, что украинские политические эмигранты из Киевщины („Наддніпрянці") большей частью направлялись в Польшу и Чехословакию, тогда как галичане предпочитали хорошо знакомые им  Австрию и Германию, а также Францию, где в 1920-е гг. также формируется большая украинская диаспора.

В это время центрами украинской эмиграции бесспорно были Вена и Прага, отчасти - Краков и Варшава, где осел цвет украинской интеллигенции, деятели науки, культуры и религии, политики. Прекрасно понимая, что в ближайшее время не приходится рассчитывать на скорый крах советской власти, они стали делать все, чтобы реализовать свой потенциал в новых условиях, приспособиться к ним, влиться в новое общество, в котором, по всей видимости, предстояло жить до конца своих дней, влиться, но не раствориться. Опираясь на созданные еще в годы Первой мировой войны Союз Освобождения Украины (Союз Визволення України) и Общеукраинский Культурный Совет (Загально-Українська Культурна Рада), украинские эмигранты развернули активнейшую деятельность: открывали свои школы, научные общества, издательства. В конце 1919 г. М.С. Грушевський основал Украинский социологический институт (УCI). При поддержке Союза украинских журналистов и писателей 17 января 1921 г. в Вене учебные курсы были реорганизованы в Украинский свободный университет (Український вільний університет - УВУ). Его возглавил выпускник Львовского университета А. Колесса, но в Вене университет работал всего один семестр. Вскоре украинская интеллигенция стала перебираться в Прагу, где сложились более благоприятные условия для научной и педагогической деятельности. По инициативе президента Т. Масарика начала осуществляться так называемая «российская акция», суть которой заключалась в оказании финансовой и правовой помощи эмигрантам из России. Для осуществления этой акции был создан «российский Отдел» в составе Министерства иностранных дел Чехословакии, через который проводилось и финансирование украинских учебных и научных организаций. 23 ноября 1921 г. в стенах Пражского университета начал работу УВУ. На протяжении 1921-1943 гг. там обучалось ежегодно около 264 студентов из разных стран Европы, украинцы среди них составляли 80%.

В начале 1920-х гг. в Чехословакии были открыты также Украинская народнохозяйственная академия (Українська Господарська Академія - УГА), украинский Высший Педагогический институт им. М. Драгоманова (УВПI), Студия классической живописи. При УВУ действовало несколько научных центров, самым крупным из которых было Украинское историко-филологическое общество (УІФТ). В Праге работал Украинский институт обществоведения под руководством М. Шаповала. Деятельность всех украинских научных и учебных центров координировал Украинский академический комитет во главе с Д. Дорошенко. Таким образом, Прага в 1920-е гг. стала одним центром украинской культуры, научной и общественно-политической мысли. Другим центром была Вена.

К середине 1920-х гг. в Австрии уже действовали новый Украинский свободный университет (УСУ), множество разнообразных обществ, союзов, объединений, издательств, как, например, рабочие общества «Единство» (Єднiсть), «Родина» (Родня), «Заря» (Зоря), студенческие «Сiч» (в Вене и Граце), «Молот» (в Леобене), Объединение украинских издательств, «Музыкальная Громада», «Украинская Беседа», Лига украинской культуры. Уникальными по значению, по важности были тогда Союз украинских журналистов и писателей  и Украинский женский союз (Український жiночий союз). По инициативе УЖС в 1921 г. была открыта первая украинская школа в Вене. Она просуществовала вплоть до начала второй мировой войны. В Австрии, австрийской части украинской диаспоры находятся не только научные и культурные истоки современной жизни украинской диаспоры в Западной и Центральной Европе, но и определенные политические традиции: в Австрии берет начало политическая деятельность украинских националистов.

В Вене и Праге в 1920-1930-е гг. украинцы сотрудничали с другими эмигрантами, в первую очередь русскими. Достаточно вспомнить, что украинские научные и образовательные учреждения были связаны с Комитетом по обеспечению образования русских и украинских студентов в Праге, основанным русскими эмигрантами.

Другой была украинская диаспора, сформировавшаяся в это время в Германии. Ее становление связано в первую очередь с политэмиграцией: в Германию перебрались сторонники гетмана П. Скоропадського и ветераны армии УНР, лишь часть ученых и политиков последовала за ними. С самого начала украинская диаспора в Германии была если не расколота, то не очень консолидирована: ясно просматривались два ее центра - «интеллектуальный», в Баварии, и «политический», в Берлине. В целом обе части диаспоры были гораздо более закрытыми, нежели украинские общины в Австрии и Чехословакии, институционализация ее была замедленной, что связано с характером эмиграции: в Германии осели почти исключительно политэмигранты, которые считали свое положение временным, не стремились к интеграции и даже противились ей, считая всякого, кто встал на путь натурализации, изгоем. Поэтому в это время в Германии украинцы не создали почти никаких важных культурных, образовательных и иных организаций, кроме политического Украинского союза хлеборобов-державников («Українського союза хліборобів державників») во главе с П. Скоропадским, Украинского научного института (Український науковий інститут - УНІ) и нескольких украинских школ, которые, однако, в конце 1920-х гг. были закрыты.

Вторая волна эмиграции украинцев в Германию замкнулась на самой себе и, в общем, не нашла продолжения в образовании диаспоры, если не считать дисперсного расселения отдельных групп украинцев, не имеющих отношения к гетманской эмиграции. Это были не пожелавшие вернуться на родину украинские военнопленные, эмигранты по политическим мотивам и частично - выехавшие с территории Украины по мотивам экономическим. Их было очень мало: в 1920-е гг. не более 5 тыс. чел., а на рубеже 1930-1940-х гг. украинское сообщество в Германии насчитывало едва ли 1,5 тыс. чел. Они-то и составили основу украинской диаспоры  в Германии, центрами которой стали Берлин и Мюнхен, отчасти - Дрезден и Марбург.  Характерной чертой 1920-х гг. было рассеяние украинцев по всей Германии, до 1930-х гг. они не составляли консолидированной общности (за исключением Мюнхена, где продолжала работать часть украинских ученых), поэтому трудно вообще говорить о существовании диаспоры как таковой. Процесс ее образования в эти годы только начался, он был осложнен послевоенными трудностями, внутренними проблемами европейских стран, дискриминацией иностранцев в Германии. В середине 1930-х гг.  он фактически прервался, когда из-за угрозы нацизма украинцы стали покидать страны Западной и Центральной Европы и переселяться в Америку. Тем не менее, 1920-1930-е гг. стали очень важным периодом в истории формирования украинской диаспоры в Германии, так как в это время произошло накопление политического и культурного опыта, знаний обеими сторонами друг о друге.  Новые иммигранты могли опереться на этот опыт. Так или иначе, но начало было положено.

Большой вклад в формирование диаспоры внесла так называемая «третья волна эмиграции», т.е. перемещение от 1,5 до 2,5 млн. украинцев на территорию Германии во время Второй мировой войны. После войны были созданы объективные предпосылки для становления диаспоры на основе опыта Австрии и Чехословакии. Появились общественно-политические, культурные, научные и другие организации украинцев, диаспора численно возросла, окрепла. После войны в Германии появляются первые общественно-политические, научные, образовательные, культурные организации. Первыми возникли под опекой западноевропейских государств и уже существующих в этих странах украинских диаспор так называемые Украинские комитеты помощи и Представительства украинской эмиграции (в том числе Центральное Представительство Украинской эмиграции в Германии - ЦПУЕН), которые на Лондонской конференции Украинских Общественных Организаций ( 31 декабря 1948 г. - 4 января 1949 г.) создали Координационный центр Украинских Общественных Верховных Организаций, Азии и Африки (КОУГЦУ). Под этим названием организация просуществовала до 1994 г.(с 1994 г. она стала называться Европейским Конгрессом Украинцев (ЕКУ).

После войны в Мюнхен была перенесена деятельность УВУ. В Германии начали действовать Украинская независимая академия наук (Українська вільна академія наук - УВАН), музей-архив УВАН, научное товарищество имени Т. Шевченко (Наукове товариство імені Т.Шевченка (НТШ)), Библиотека имени Д. Антоновича, Украинский хозяйственно-технический институт (Український технічний господарський інститут), Украинская богословская православная академия (Українська богословська православча академія).  Открылись 16 украинских издательств, 20 воскресных украинских школ и летних лагерей, сформировались почти 100 униатских и православных религиозных общин. Украинская молодежь принимала активное участие в политических организациях (СНУМ, ПЛАСТ), которые поддерживали связь с украинцами, проживающими в других государствах.  Так в 1940-е гг. Германия становится центром украинской эмиграции, ее научной и культурной жизни.  Все это говорит о больших возможностях, которые были у формирующейся в Германии украинской диаспоры. Но временные сложности, экономические проблемы, к которым прибавлялись складывавшиеся довольно болезненно взаимоотношения украинцев с коренным - немецким - населением, способствовали тому, что у членов диаспоры складывалось впечатление о непреодолимом и фатальном характере этих сложностей. В результате они предпочитали бросать начатую в ФРГ работу и переселяться в Канаду и США. Отчасти это оправдано, поскольку в Европе ХХ в., в частности - в Германии, для формирования украинской диаспоры действительно складывались не самые благоприятные условия. В 1940-1950-е гг. главным препятствием на пути формирования украинской диаспоры в ФРГ стала холодная война. Когда в конце 1940-х гг. зоны оккупации трансформировались в две неприязненно относящиеся друг к другу и не признающие друг друга государства - ФРГ и ГДР, украинцы поспешили воспользоваться тем, что Канада, США, Англия, Франция, Австралия широко открыли двери для иммигрантов. Начался так называемый «Великий Исход» - выезд украинских эмигрантов за океан, в результате которого не только численность, но и потенциал украинской научной и политической базы, а значит и возможности диаспоры, заметно уменьшились. Образовательный процесс приостановился, пришли в упадок церковные общины, начали утрачивать свои позиции УВУ и УВАН, многие украинские организации вообще переехали в США и Канаду. Сложились условия для того, чтобы украинская диаспора стала более закрытой. И хотя в 1960-е гг. массовый отток украинцев из Германии закончился, к этому времени украинская диаспора в Германии почти распалась и вплоть до обретения Украиной независимости почти не пополнялась, оставаясь одной из самых малочисленных, маловлиятельных и незначительных украинских диаспор в мире.  

Поворотным событием в истории диаспоры стала четвертая волна эмиграции, вызванная жестким, всеобъемлющим кризисом, в который погрузилась Украина сразу после обретения независимости. Основным направлением эмиграционных потоков стали страны ЕС, в том числе и ФРГ. Но и положение недавно воссоединившейся Германии было очень непростым. Дело не только в политических, экономических, социокультурных последствиях быстрого воссоединения, но в том всплеске этнического самосознания, который спровоцировала глобализация, а в случае с Германией - объединение страны. На социально-экономические проблемы, идеологические поиски, конфликты внутри самого общества, причины которых были, в том числе и психоментального характера, наложился в начале 1990-х гг. и усугубил их приток иммигрантов из Центральной и Восточной Европы, стран СНГ, Южной Европы и других регионов. Атмосфера в немецком обществе была накалена. И в таких условиях  начался четвертый этап формирования украинской диаспоры в ФРГ. 

В 1994-2000 гг. шло простое пополнение диаспоры, возникали новые украинские общины. В это время в Германию шло сразу несколько эмиграционных потоков, в которых преобладали трудовые эмигранты, беженцы, политэмигранты, поздние переселенцы и члены их семей. Хотя из Украины выехало довольно много представителей интеллигенции, квалифицированных специалистов-производственников, составляли большинство не они, а плохо или недостаточно образованные, медленно адаптирующиеся к условиям жизни в ФРГ эмигранты, зачастую попавшие в страну незаконно. Это замедлило институционализацию диаспоры и интеграцию, повысило степень конфликтности и в самой диаспоре, и в обществе, сделало ее замкнутой, и, в конце концов, привело не к сближению эмигрантов, а к расколу общины сначала на две - восточногерманскую (с центром в Берлине) и южногерманскую (Мюнхен), а затем и три (северо-западная Германия с центром в Дюссельдорфе) части. Становление диаспоры задерживалось еще и потому, что на протяжении всех 1990-х гг. украинское миграционное законодательство оставалось неразработанным, отсутствовала концепция взаимодействия с соотечественниками за рубежом и механизмы ее реализации. Между Украиной и ФРГ не было заключено ни одного соглашения, касающегося украинских эмигрантов. Они не просто лишались каких бы то ни было привилегий, но находились в незащищенном и зачастую дискриминируемом положении, т.к. Германия с 1993 г. начала проводить достаточно жесткую политику в отношении иностранцев, особенно не представляющих ценности для страны.  К тому же местное население, особенно жители неблагополучных восточных земель, встречали эмигрантов, мягко говоря, очень нелюбезно, устраивая манифестации и погромы, требуя вышвырнуть вон из страны всех приезжих, отнимающих у немцев  социальные пособия и рабочие места, подрывающих генофонд нации.

Несмотря на  все это украинцам удалось в 1990-е гг. закрепиться в стране, так или иначе адаптироваться, найти свою нишу на рынке труда ФРГ (в первую очередь, в перестраивающихся отраслях промышленности и отчасти в сфере обслуживания) и прочно занять ее. Они пополнили прежние центры эмиграции (Берлин и Мюнхен) и создали новые центры - в землях Северный Рейн - Вестфалия, Гессен, Саксония, Гамбург и Бремен. Динамика развития новых общин на западе Германии была очень многообещающей.  В конце 1990-х гг. там появились новые школы, центры культуры, первые украинско-немецкие общества, которые старались смягчить конфликты между украинцами и немцами хотя бы на бытовом уровне, способствовать интеграции эмигрантов, установить сотрудничество с Украиной, получить от нее хотя бы какую-то помощь и защиту. Конференции и круглые столы, которые проводились в 1990-е гг. по инициативе ЦПУЕН в Киеве и Мюнхене преследовали цель наладить диалог между диаспорой, Украиной и Германией. Через международные украинские организации - СКУ, УВКР, - членом которых оно является, ЦПУЕН пыталась повлиять на власти Украины, добиться для диаспоры права участвовать в разработке государственных программ по сотрудничеству с соотечественниками за рубежом. Однако в 1990-е гг. потенциал украинской диаспоры в Германии был слишком мал, и большинство ее инициатив так и не удалось реализовать. В 2000-е гг. в результате реформы иммиграционного, трудового и социального законодательства в Германии была создана система  избирательного приема иностранцев - преимущественно высококвалифицированных специалистов - и отсева всех остальных. Это стало причиной сокращения неупорядоченной стихийной эмиграции украинцев в ФРГ, некоторого снижения численности диаспоры и ее консолидации, увеличения доли в эмиграции представителей востребованных профессий и студентов.

Старые центры общины на востоке страны стали все более утрачивать свое значение. На их место выдвинулись Северный Рейн - Вестфалия, Гессен, Бремен,  экономически благополучные земли, в которых еще в 1990-е гг. осела «квалифицированная» часть украинской диаспоры. Здесь украинцам удалось, несмотря на довольно сложное положение на рынке труда, закрепить за собой места в сфере IT, обслуживания и некоторых наукоемких отраслях промышленности. Решение проблем с трудоустройством позволило начать организационное укрепление. В 2000-е гг. выросло число украинцев - учащихся немецких вузов, появилась новая украинская эмигрантская пресса, были созданы  культурные и общественно-политические организации, способствующие установлению постоянного диалога между украинцами и немцами, налаживанию контакта с властями земель, федеральным правительством, с Украиной. Началось реформирование УВУ: реформа должна позволить университету на основе равноправия действовать в научной и культурной жизни Баварии и всей Германии, способствовать интеграции украинцев в немецкое общество, сохраняя их национальную идентичность, а также играть важную роль посредника в научно-образовательном сотрудничестве Украины и Германии. С этой целью в 2001 г. были введены курсы повышения квалификации (постградуальнi студії) междисциплинарного характера, тематическим ядром которых стало изучение взаимоотношений между двумя странами, глубокое изучение истории Германии, языка, права. Это очень важная инициатива, т.к. деятельность УВУ в этой сфере смыкается с работой структур ЕС и ФРГ, однако, реализации ее препятствуют постоянные финансовые проблемы. В 2000-е гг. наравне с  УВУ выступили Украинский институт политики просвещения (Український інститут освітньої політики), сотрудничающий с украинскими просветительскими организациями США и Великобритании, Баварская организация Национального содружества писателей Украины (Баварська організація Національної Спілки письменників України). Эти и другие организации диаспоры ( Институт славистики и кафедра украинистики при Университете Э.-М. Арндта в Грайфсвальде, Педагогическое товарищество им. М. Сухомлинского при университете Марбурга) проводят обмен научными и педагогическими кадрами, стажерами с украинскими университетами, с их помощью осуществляется предоставление грантов украинским студентам, проводятся конференции и круглые столы, на которых обсуждается, в том числе, и проблема украинцев в Германии.

В 2000-е гг. другое качество приобрела работа немецко-украинских товариществ или обществ, которых в настоящее время насчитывается более десятка. Самыми крупными являются Немецко-украинское товарищество „Источник" (Німецько-українське товариство "Джерело"), которое находится в земле Бранденбург, и Немецко-украинское товарищество „Рейн-Неккар" (Німецько - українське товариство ,,Райн - Некар") во главе с доктором Э. Людеманном. Оба общества считают главной целью ознакомление немецкой общественности с современной Украиной, чтобы способствовать формированию у рядового немца адекватного представления об украинских эмигрантах, облегчить диалог культур и т.п.  Отчасти примыкают к ним самая старая из организаций такого рода - Мюнхенское Немецко-украинское общество (Німецько - українське товариство), а также Немецко-украинский центр культуры «Подснежник» (Німецько - український центр культури ,,Пролісок") и Общество содействия украинской культуре в Германии «Украина» (Товариство сприяння українській культурі в Німеччині ,,Україна").

Такие организации возникают с начала 2000-х гг. в каждой земле, но наиболее успешна их деятельность в Центральной и Западной Германии, где формируется новая украинская диаспора, состоящая из молодых специалистов, стремящихся как можно скорее адаптироваться к новым условиям, при этом сохранив необходимый минимум национального. Эта новая тенденция - стремление украинцев к интеграции и создание организаций, призванных оптимизировать эту интеграцию - характерна для последних лет. Большая часть инициатив исходит от диаспоры Северного Рейна-Вестфалии и Райнланда-Пфальца, которые в последнее время стремятся не только наладить диалог с немцами (здесь эта задача уже, в общем-то, выполнена), сколько объединить всех украинских иммигрантов, перебравшихся в ФРГ в 1990-2000-е гг., то есть эмигрантов четвертой волны. Именно поэтому представители украинской диаспоры в Германии приняли самое активное участие в учредительном съезде новой международной украинской организации «Новая волна» («Нова хвиля»), который состоялся 18-19 сентября 2006 г. в Киеве в рамках IV Всемирного форума украинцев. В каждой стране, в которой есть украинские диаспоры, была создана секция новой организации. Немецкую секцию «Новой волны» возглавила Ирина Ястреб.

Как было официально заявлено, главная цель проекта - объединение граждан Украины новой, четвертой волны эмиграции, чтобы реализовать и защищать их гражданские, профессиональные, социальные, экономические права, поддерживать их интересы, способствовать их солидарности и содейстовать репатриации. По инициативе представителей украинской диаспоры в Германии была разработана организационная концепция новой организации: в ее составе должны начать действовать Українська Світова Інформаційна Мережа (УСІМ), Центр ділового ті науково-технічного співробітництва - Українська Світова Економічна Мережа (УСЕМ), Дослідницька інституція „Світове українство", Комісія з питань дитячо-молодіжного руху, Комісія з питань охорони здоров'я и медичної допомоги, Видавничий центр и ряд других центров, секторов, комиссий, которые должны оптимизировать сотрудничество диаспоры как со страной проживания, так и с этнической родиной.

Тогда же, в сентябре 2006 г. филиал «Новой волны» открылся в Бонне. Новая организация сразу же развернула бурную деятельность: установила контакт с ЦПУЕН и КПУН и совместно с ними в 2007-2008 гг. провела несколько крупных и важных мероприятий с целью ознакомить диаспору в первую очередь с политической ситуацией в Украине, в том числе два круглых стола с участием представителей Генерального консульства Украины в ФРГ. Большую поддержку и всемерную помощь  «Новой волне» оказывают и другие организации диаспоры в Германии, такие как IfV, Institut für Аllseitige Deutsch-Ukrainische Völkerverstindigung (Институт по развитию сотрудничества и взаимопонимания между немецким и украинским народами), Союз украинцев в Германии (Спілка українців в Німеччині (СУН),  Украинское культурное объединение („Українське культурне об'єднання" (УКО) и др.Потенциальные возможности у таких организаций очень велики, однако в настоящее время их деятельность держится на энтузиазме отдельных немецких и украинских деятелей науки, культуры и простых граждан, как немцев, так и украинцев, пытающихся приспособиться к новой реальности. Но достаточной поддержки эти организации пока не получают ни с немецкой, ни с украинской стороны.

Таким образом, к середине 2000-х гг. украинская диаспора в ФРГ прошла через самое сложное: закрепление в стране и институционализацию. Конечно, ее возможности пока ограничены из-за особенностей германского права, которое ставит всех иностранцев - граждан стран, не входящих в ЕС, в трудное положение, особенно если у ФРГ и их этнической родины нет никаких отдельных соглашений, как в случае с Украиной. К тому же у нее по-прежнему нет дифференцированного подхода к разным диаспорам, мало правовых предпосылок, которые способствовали бы дальнейшему развитию и установлению эффективного сотрудничества диаспоры как с этнической родиной, так и с Германией. Украинская политика в отношении диаспоры в ФРГ в 1990-е-начале 2000-х гг. строилась на основе законов и программ, которые сами украинские политики признают сугубо декларативными. Неудивительно, что диаспора в ФРГ еще не стала реальным  фактором государственной политики Украины.

Тем не менее, по уровню возможностей она находится между восточной и западной диаспорами, т.к. прошла этап институционализации, имеет свои общественно-политические и культурные организации, вступающие с 2006 г. в активное сотрудничество с украинскими международными и внутригосударственными организациями. У нее неплохие экономические, информационные и политические перспективы. Ее интересует жизнь Украины, она стремится и в будущем сможет оказывать положительное влияние на развитие партнерских отношений двух стран. Инициативы ее в области организации обмена между немецкими корпорациями и университетами, с одной стороны, и украинскими компаниями и учебными заведениями, с другой, подтверждают это. В 2000-е гг. она впервые поставила перед собой цель преодолеть внутренний раскол, способствовать сплочению всех украинских эмигрантов четвертой волны, и эта инициатива уже дает свои плоды. Примером сотрудничества внутри Германии уже являются общины Берлина и Мюнхена, которые во все большей степени тяготеют к Гессену и СРВ, имеющим большие возможности в информационном и финансовом плане. Диаспора в Германии постепенно налаживает сотрудничество с диаспорами в других странах, прежде всего - во Франции, Нидерландах, Чехии, Австрии, США. Постепенно упрочиваются ее связи с Украиной. У диаспоры есть и желание, и хороший потенциал для сотрудничества. Реализация его зависит от политики двух государств.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение