Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Разминирование как бизнес: сравнительный опыт Чечни и Южного Кавказа

20.02.2013

Автор:

Теги:

Разминирование какбизнес: сравнительный опыт Чечни и Южного Кавказа

 

На прошлой неделе состоялось очередное заседаниеправительственной комиссии по вопросам социально экономического развития СКФО. Анонсированнаяинтрига мероприятия крутилась в основном вокруг подорожавшего строительствакурортов Северного Кавказа (увольнения главы ОАО "Курорты СеверногоКавказа" Ахмеда Билалова), а также смены власти в Дагестане. Однаконаиболее интересным событием заседания, на мой взгляд, стала тема стоимостиработ по разминированию сельхозугодий и лесов Чечни, поднятая не так давно сподачи Рамзана Кадырова. С марта 2012 года силами Минобороны в Чечне сталипроводится масштабные работы на полях пяти районов: Грозненского, Шелковского,Курчалоевского, Урус-Мартановского и Шалинского. В ходе заседания, по сообщению«Коммерсанта», вице-премьер Александр Хлопонин доложил, что в правительстве долгоевремя решался вопрос кто будет проводить эти работы - МЧС или Минобороны. Поего словам проект разминирования Чечни оценивается в 10 – 50 млрд. руб.

 

Даже не зная особенности затрат на разминирование любойнаблюдатель может оценить «прекрасный» разбег миллиардов рублей: от 10 до 50. Получаетсяколичество боеприпасов в лесах и на полях резко увеличивается в зависимости оттого какое ведомство будет заниматься процессом? Либо – у военных и спасателейсовершенно различна технологическая сторона дела?

 

Следует заметить, что «Коммерсант» зафиксировал резкое возражениесо стороны Минфина: замминистра Леонид Горин сообщил, что цена вопроса - неболее 3 млрд руб. (!). В результате, принято решение окончательную экспертизу проектапо разминированию подготовить в течение двух недель для очередного совещания вБелом Доме.

 

Ведомственная конкуренция в бюджетных вопросах, также как ижелание утроить смету затрат - вполне естественная ситуация не только в России.Однако возникает два вопроса. Может ли стоимость одних и тех же работ у МЧС иМинобороны различаться столь разительно. И каковы могут быть критерии «среднерыночнойнормы» такой работы для Кавказа?

 

В принципе есть две модели разминирования.

Первая исходит из приоритета использования сил военных. Врамках текущего бюджета Минобороны в регион направляются саперные части. Такжемогут возникнуть дополнительные расходы местного бюджета связанные собеспечением продовольствием и проживанием офицеров. Такая модель действовалаеще с советского периода. В Чечне к такой схеме вернулись с весны 2012 года. Военнослужащиеинженерно-саперного батальона из состава мотострелковой бригады Южного военногоокруга, прошедшие предварительную подготовку на полигоне в Подмосковье,работают в выбранных районах группами по 26 человек. Сначала поле распахивают специальныемашины разграждения, затем его осматривают кинологи и третий этап – этопроверка миноискателями. В лесных массивах работа сложнее и более трудоемкая. Однакоза сезон 2012 года военные рапортовали, что им удалось разминировать около 55%территорий, подлежащих очистке до 2015 года. По оценкам военных, до отмеченногосрока в Чечне предстоит разминировать 16 тыс. 520 гектаров земельсельскохозяйственного назначения и 7 тыс. 336 гектаров земель лесного фонда.

 

Вторая модель, основана на привлечении специализированныхгражданских структур, имеющих соответствующую лицензию, технику и специалистов.В принципе, такая схема хорошо зарекомендовала себя во многих странах. Однакона практике в каждом регионе свои правовые и административные особенности. Послевывода основных сил военных из Чечни вплоть до осени 2011 года разминированиемсельхоз угодий занимались в основном саперы Центра по проведению спасательныхопераций особого риска «Лидер» и сотрудники 179-го спасательного центра МЧС РФ.За шесть лет на территории республики они обезвредили более пяти тысячразличных боеприпасов: от мин, фугасов и различных взрывоопасных предметов былаочищена территория около 300 гектаров. Понятно, что минирование не однородно,но по факту получается, что очистив меньшую территорию, саперы МЧС выявилизначительно большее количество боеприпасов. На скорость и стоимость работ влияетеще одна трудность. Жестких границ минирования в ходе боевых действий, какправило, не фиксировалось, поэтому не сохранилось достоверных карт. Совсемсвежий пример такого рода - конфликт августа 2008 года. Генерал-полковникАнатолий Ноговицын, еще в должности зам.начальника Генштаба признавал, чтоминирование территории Южной Осетии в 2008 году проводилось хаотично и уроссийской стороны нет карт минных полей и поэтому разминирование будетпроходить очень долго…

 

Осенью 2012 года «Кавказский узел» сообщал, что Минобороны РФпланирует привлечь к разминированию территории Чечни частные фирмы. Средивоенных высказывалось мнение, что средства на проведение работ должнывыплачиваться из бюджета республики, или же что саперам должны платить самиаграрии. В ответ в министерстве сельского хозяйства республики заявили, что наразминирование одного гектара земли в среднем требуется 300 тысяч рублей. Сучетом объема необходимых работ по таким критериям на разминирование земель вЧечне потребуются 6,6 млрд. рублей.

 

Сколько стоит разминирование у соседей и кто за него платит?

 

Наиболее сильное минное загрязнение в соседнем Азербайджане.В 1999 году там было создано национальное Агентство по разминированиютерриторий республики (ANAMA), которое к 2012 году очистило около 220 млн. кВ.метров (22 тыс. гектаров) земли. С 1999 по 2012 год на операции поразминированию были израсходованы порядка $82 млн., из которых около $50 млн. выделилоправительство, остальные средства получались по линии ЕС, НАТО, ООН и прочихструктур.

Таким образом, мы получаем 22 тыс. гектаров в Азербайджанеочищенных за $82 млн. (около 2,7 млрд. рублей), в то же самое время 23 тыс. 800гектаров в Чечне планируют разминировать по цене от 10 млрд. и выше, правда, заболее короткий срок.

Вспомним, что оценка замглавы Минфина как раз приближается казербайджанским показателям. Тут надо иметь в виду, что независимые эксперты всамом Азербайджане считают, что стоимость разминирования республики, указаннаяагентством, сравнительно завышена. Тем не менее, объем работ в Азербайджане видимопревышает чеченский: это семь районов на линии соприкосновения с силами Карабаха,плюс ряд бывших советских полигонов, различные свалки и прочие заброшенныеобъекты внутри страны (с момента создания агентство обезвредило 675 552 мины инеразорвавшихся боеприпасов)…

 

В Грузии процесс разминирования отдан в руки частных имеждународных компаний, выполняется полностью за счет внешних доноров. Бюджет затратколеблется на уровне $3 млн. в год. Например, в январе 2012 года Япониявыделила миллион долларов на проект по разминированию бывших советских военныхбаз в Телави, Ахалкалаки и Сагареджо. После августа 2008 года Германия выделила200 тыс. евро в виде гуманитарной помощи для оказания содействия в работах поразминированию. На указанные средства приобретены 60 детекторов мин и пятьсанитарных машин. Организация"Помощь норвежского народа" проводила разминирование местности отГори до Цхинвали. С 2009 года норвежцы проводили разминирование населенныхпунктов Горийского района (было найдено и обезврежено 57 кассетных бомб и 37 неразорвавшихсяосколков). Всего за это время от взрывчатки оставленной после 2008 года былаочищена территория в 941 901 кв.м (94 га), с которой было изъято 107 кассетныхмин, 131 неразорвавшихся боевых материалов и 2000 единиц малокалиберных боевыхматериалов.

 

Отдельнойстрокой нужно описать работу британской HALO Trust по разминированию исодействию реабилитации жертв минных зарядов. ФСБ РФ заблокировало работу HALOTrust на Северном Кавказе, полагая организацию проводником интересов британскойразведки. Возможно, что в случае с Россией это так. Но как бы там ни было, посути это единственная организация осуществлявшая разминирование в Грузии,Абхазии и Нагорном Карабахе (. В Абхазии она наладила более-менее работающуюпротивоминную инфраструктуру. При содействии британцев в Абхазии в 1999 годубыл создан Центр обезвреживания мин (АМАС). АМАС занимаетсяопределением и маркировкой заминированных территорий, а также образованиемнаселения об опасности мин и неразорвавшихся боеприпасов. Благодарятому, что HALO Trust с 1997 года действовала как с грузинской так и с абхазскойстороны, саперам удалось убрать тысячи мин, установленных во время боёв 1992-93годов. Грузинские военные части устанавливали мины в основном в Очамчирском иСухумском районах, в то время как Абхазские вооруженные силы минировалиГалльский район. К 2003 году примерно 40% (примерно 200 гектаров) высокоприоритетных территорий были разминированы. По мнению саперов HALO Trust, заминированныетерритории Абхазии можно сравнить с наиболее пострадавшими от мин территориямиБоснии, тем не менее, Абхазия получает лишь незначительную, по сравнению сБоснийской, часть международной помощи. Донорами абхазских проектов HALO Trust являлисьГермания, Нидерланды, Великобритания, Канада, США, Япония, различныеобщественные организации, среди которых мемориальный фонд принцессы Дианы. Посути это был единственный легальный вывод абхазских проблем на международнуюплощадку. Сочувствие западных организаций к Абхазии по столь «специфическомувопросу» можно было использовать как выгодный ресурс в информационной кампанииза признание Абхазии. Однако на практике он был задействован слишком мало,практически никак, в сравнении скажем с Косово.

 

Значительную долю работы по разминирования Абхазии взяла на себяРоссия, с 1994 года этим занималась специальная инженерная часть миротворческихсил. В ноябре 2002 года Минобороны опубликовало статистику обезвреживания 23 тыс.взрывчатых предметов за период своего пребывания в зоне конфликта. С 2008 годаработа по разминированию координируется и выполняется российским Минобороны. HALOTrust обвинили в подготовке грузинских взрывотехников и удалили из Абхазии.Теперь основная работа сосредоточенна вблизи Кодорскогоушелья. Есть вероятность что Сухуми и Тбилиси смогут вернуться к соглашению сентября2003 года о совместном разминировании ущелья, однако переговоров по этомувопросу не проводилось…

 

Государства Кавказа, включая Россию, видимо не собираютсяотказываться от противопехотных мин. Как показал опыт грузино-российскогоконфликта 2008 года, использование мин, в том числе противотанковых в боевыхдействиях по-прежнему занимает позицию не менее значимую, чем в 1990-х годах.Более того, в последующие боевые столкновения, которые неизбежно будутпроисходить, эти средства будут широко использованы. Во всяком случае, никакогоблокирования формально-юридического свойства столицы Кавказа на себя ненакладывают. Речь идет об Оттавском договоре или Конвенции о запрете противопехотныхмин. В октябре 1996 года в Канаде была собрана международная конференция пополному запрету производства, хранения, экспорта и применения противопехотныхмин. Усилия стран-членов Оттавского процесса привели к подписанию данного Договорапредставителями 122 стран (договор ратифицировали 40 участников). Страна-участницаконвенции должна в течении четырех лет уничтожить все запасы мин, а затемразминировать все свои территории. США, Китай, Россия другие важнейшиеэкспортеры и пользователи мин к договору не присоединились (о позиции Москвы вэтом вопросе можно почитать на сайте Службы внешней разведки http://svr.gov.ru/material/3-5.htm).Российская позиция повлияла и на соседей. Страны Кавказа - Азербайджан, Армения,Грузия также не стали накладывать на себя ограничения (исключение составилаТурция, Анкара присоединилась к конвенции в 2004 году).

 

Таким образом, проблемы разминирования на Кавказе кроме известноговоенно-политического рычага будут оставаться удобным способом выкачиваниядополнительных средств из бюджета и от внешних доноров.

 

 www.politcom.ru

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение