Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Партийное поле: период апокалипсиса

19.02.2013

Автор:

Теги:
Партийное поле: период апокалипсиса
Обреченные

Казахстанские партии давно превратились в живых мертвецов, восстающих из праха раз в пятилетку. Одни из них умерли естественной смертью, другие – в муках, а третьи и вовсе еще не осознают, что все – финита ля комедия. Помните, как у Державина: "В могиле буду я, но буду говорить"?

Изначально, еще в период роста политического самосознания, было понятно, что любая партия, какую бы идею она ни исповедовала – демократию, либерализм, коммунизм, – в наших условиях обречена. Причина банальна: на искусственно созданном поле вырасти сильные, жизнеспособные ростки априори не могли. Да, когда-то мы вспахивали целину, разбивали в степи сады. Но голод физический и голод политический – разные вещи. Да и с агрономами нам не очень-то повезло. Профессионалов среди них не было, а любители настолько увлеклись экспериментами, что напрочь забыли о конечной цели, породив армию мутантов и зомби. Конечно, щедрое финансирование продлевало существование всей этой партийной нежити, да и продлевает до сих пор, но вряд ли это может длиться до бесконечности, тем более что с каждым годом инициативы всех без исключения партий все больше напоминают женские колготки (еще не надел, но уже порвал) и ни на йоту не оправдывают вложенных в них средств. Похоже, и партийные вожаки хорошо понимают, что недолго осталось биться в предсмертных конвульсиях. В противном случае сегодня, когда партполе, находясь под действием очередного искусственного вмешательства, скукожилось и вообще несет угрозу существованию в наших пенатах такого понятия, как партийная система, они бы предприняли какие-то шаги хотя бы ради защиты своих собственных тылов. Но им не до этого: они слишком увлечены решением внутренних вопросов и проблем.

Спи спокойно, дорогой товарищ,

или Развод как шанс снова выйти замуж

Разум никогда не воздвигал своих алтарей в концепции деятельности так называемой казахстанской оппозиции. Бурные ссоры и, наоборот, пламенные слияния в экстазах были, есть и остаются ее сущностью – даже вне борьбы за оппозиционный трон. Бороться стало некому: ряды лидеров оппозиции за последние годы значительно поредели, но даже этот фактор не укрепил ее и не сделал единой.

В конце января стало очевидным, что ОСДП и "Азат" – брак вовсе не крепкий и совсем не счастливый. Бывший депутат парламента, а ныне руководитель столичного филиала ОДСП Серикбай Алибаев признался: "Два с половиной года назад мы, партии ОСДП и "Азат", объединились, потому что полагали, что оппозиция должна быть вместе. Тогда мы думали, что сделаем это назло власти, хотя понимали, что идеология у нас разная. Но, к сожалению, у нас ничего не получилось".

Словом, как все смешно начиналось, когда Абилов и Туякбай на полном серьезе собирались противопоставить себя партии власти, так все смешно и закончилось, причем вовсе не сегодня, а еще вчера. Помнится, эксперты центра "Стратегия", пару лет назад проводившие "ревизию" партийного поля, пришли к безапелляционному выводу касательно деятельности объединенных оппозиционных сил: "…ОСДП "Азат" не способна завоевать протестный электорат, так как не удовлетворяет его основным запросам. Исследования показывают, что в массовом сознании наиболее востребованы два вида политической оппозиции: первая – конструктивная, лояльная, способная вступать с действующей властью в диалог для принятия важных решений, вторая – сильная, дееспособная, имеющая свою альтернативную стратегию развития общества. К сожалению, ОСДП "Азат", по имеющимся признакам, не соответствует ни первому, ни второму социальному запросу. Радикальная форма оппонирования власти, к которой частенько скатывается эта партия, имеет поддержку на уровне 7 процентов избирателей".

Подтверждения этого вывода мы получали и дальше с завидной регулярностью. Даже широко распиаренную инициативу по проведению всенародного референдума оппозиционеры явно провалили, о чем свидетельствует и перенос сроков голосования на неопределенное время. Напомним, на него планировалось вынести такие серьезные вопросы, как выход Казахстана из Таможенного союза и Единого экономического пространства, выборность акимов, национализация крупных предприятий страны, запрет на строительство в Казахстане Международного банка ядерного топлива и атомных электростанций… Как бесхитростно признался член инициативной группы Мухтар Тайжан, "проблема в составлении списков участников, то есть не хватает подписей для проведения референдума". Складывается такое ощущение, что работа в рамках партии и оппозиционного движения в целом уже сама по себе не интересна партийным лидерам, и даже изредка появляющиеся заявления (взять хотя бы последние – о тотальной борьбе с коррупцией и освобождении Владимира Козлова) пишутся по инерции, а потому лишены внятности, глубины и конструктивности.

Что же касается будущего ОСДП и "Азата", которые, кстати, пока юридически не оформили свой развод (предполагается, что съезд, на котором Туякбай и Абилов трижды скажут друг другу "талак", состоится в конце февраля), то оно так же туманно, как и перспективы самого оппозиционного движения в Казахстане. Учитывая, что ОСДП интегрируется в международное социал-демократическое движение, став членом Социнтерна, и, как говорят ее члены, готовит новую программу жизнедеятельности партии на ближайшую перспективу, можно предположить, что Жармахан Туякбай еще какое-то время продержится на плаву. Но вряд ли это усилит его позиции как политика. Можно смело предположить, что через пару-тройку лет такой политической жизни о нем и вовсе забудут. Как говорится, одно дело быть первым парнем на деревне, другое – …

С Булатом Абиловым сложнее. Он так гнался все эти годы за званием лидера, что, в конце концов, не заметил, как остался почти один. Возможно, правы те, кто считает, что отныне ему одна дорога – идти в связке с национал-патриотами. Но не исключено, что правы и те, кто предрекает Буте возвращение на стезю бизнеса. Вариантов не очень много, так как очевидно, что стать отцом-основателем и идейным вдохновителем новой или даже обновленной оппозиционной структуры он вряд ли сможет. Один, как говорится, в поле не воин, а всего лишь вояка, тем более что эйфория от самого понимания оппозиционности проходит даже у стойких ее адептов. И, как нам кажется, это главный урок, который должны вынести из всей этой ситуации критики власти.

Окончание. Начало на стр. 3

Мы имеем в виду то, что время, когда оппозиция воспринимала критику с высоко поднятым средним пальцем, безвозвратно прошло. Похоже, она все же нашла в себе силы признать, что серьезно больна (напомним, Амиржан Косанов неоднократно говорил о вирусе самолюбования и местечкового вождизма, регулярно парализующем оппозицию). По крайней мере, в риторике оппозиционных лидеров все чаще проскальзывают здоровый прагматизм и понимание своего места на партийном поле. Речь идет о недавнем интервью Петра Своика, которое в дополнительных комментариях просто не нуждается: "Наша оппозиция – это во многом пена… Если честно, то оппозиция в Казахстане зеркалит режим и недотягивает до соответствия стоящим перед страной вызовам. На явления типа Таможенного союза или атомной энергетики она реагирует поверхностно, ситуационно и не очень профессионально".

Держи карман шире,

или Дышите – не дышите

Существование партий, к которым накрепко прилипла наклейка "карманных", даже на фоне процессов самоуничтожения, запущенных в оппозиционном лагере, выглядит, мягко говоря, блеклым. За время своего существования они явно растеряли идентичность и попросту не знают, к какому столбу прислониться.

Возьмем "Руханият". Созданная Алтыншаш Джагановой и ею же низведенная на низшие ступени партийного рейтинга структура с приходом в партию Серикжана Мамбеталина, казалось, получила свежий импульс. Но новый вожак пришелся не ко двору, что, впрочем, было вполне объяснимо, так как наблюдалась реальная угроза маргинализации партии. Трудно понять другое: почему Джаганова, отобрав бразды правления у Мамбеталина и вновь самолично взявшись за партийный штурвал, опять отдала его "в хорошие руки"? Вряд ли Серик Султангалиев, генеральный директор АО "КазТрансГаз", – тот человек, который откроет новую страницу в жизни "Руханията". Нам этот процесс больше напоминает добровольную эвтаназию и назначение распорядителя пышных похорон. Мы даже смеем предположить, что прощальная церемония может затянуться до следующих парламентских выборов. Ведь и еноту понятно, что просто так, без процедур согласования и определенных договоренностей, люди уровня Султангалиева руководить партиями не приходят. А когда уже нужные персонажи окажутся в парламенте, партию даже закапывать будет лень.

Партия "Ауыл" и вовсе ушла из информационного поля. О том, что она вроде бы существует, не дают забыть появляющиеся раз в полгода комментарии по тому или иному вопросу (в основном из сферы сельского хозяйства) академика Гани Калиева, которому приписывается и руководство вышеназванной политической организацией. Но приказала ли сама партия долго жить после очередного проигрыша на выборах, совершив политическое харакири, – вопрос, на который ее лидер ни разу не дал внятного ответа. Однако фактом является то, что за последние годы (с того времени как Калиев покинул мажилис) партия не совершила ни одного телодвижения по пути избранной ею стратегии под пафосным названием "Судьба аула – судьба народа!". Не говоря уже о продекларированных в канун выборов задачах по улучшению продовольственной корзины сельских жителей и обеспечению их чистой питьевой водой.

Выгоднее других на этом фоне смотрится "Адилет". Следует отметить несколько положительных моментов, которые произошли с партией за последнее время. Первый – это то, что ее бессменный лидер Максут Нарикбаев уступил дорогу "молодым" партийцам. Данное обстоятельство в некотором роде отсекает политический бренд "Нарикбаев" от "Адилета" и дает партии шанс на некое иное существование, вне привычных рамок и условностей. Второе, что не могло не броситься в глаза, – это то, что партия, похоже, нашла свое место под солнцем и из субъекта политики превращается в некий экспертный клуб: она, в отличие от своих партнеров по партполю, перестала потчевать потенциальный электорат "сказками про белого бычка" с неизменно счастливым финалом. И, надо отметить, новая роль весьма к лицу этой партии, так как выдаваемая ею аналитика находится на весьма приличном уровне, а сделанные рекомендации конструктивны и взвешенны. Впрочем, говорить о том, что все эти преобразования принесли "Адилету" политические очки, все же не приходится, и даже произошедшая трансформация не позволяет представить "Адилет" на одном гектаре с главной партией страны – "Нур Отаном", которая, впрочем, как и две другие парламентские партии, также может отправиться в прогулку по параллельным мирам. Но об этом в следующем номере.

Айткали ОЛЖАБЕК

15.02.2013
Источник - camonitor.com

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение