Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Три оппозиции Алмазбека Атамбаева»

15.02.2013

Автор:

Теги:

«Три оппозиции Алмазбека Атамбаева»

 

22 w330 h220

Руководитель аналитического консорциума «Перспектива» Валентин Богатырев размышляет о общественно-политических трендах связанных с президентом Кыргызстана.

Те, кто полагает, что страна движется неправильным путем, что государство разваливается, что необходимо поменять конституцию, отказаться от парламентаризма и восстановить порядок, могут уже не беспокоиться. У меня есть три доказательства того, что мы снова живем в президентской республике и у нас, наконец-то, снова есть президент.

Первое из них – принятие Национальной стратегии устойчивого развития и создание соответствующего Совета.

В Кыргызстане не бывает настоящего президента без собственной стратегии развития страны. Аскар Акаев был «выдающимся» президентом, поскольку у него была не одна, а несколько стратегий. Даже Курманбек Бакиев, славившийся своей неприязнью к умствованиям, не сразу, но обзавелся собственной стратегией развития страны, назвав ее «Новым курсом».

Не было стратегии у Розы Отунбаевой. Но ей можно простить: она была президентом только временным и, как многие считают, ненастоящим. Только кконцу своего непродолжительного срока она поняла, что даже при круглосуточной работе в режиме латания дыр, проблемы не решаются, а только добавляются, но было уже поздно.

Разработав и приняв собственную стратегию развития, Алмазбек Атамбаев стал, наконец, полноценным президентом Кыргызстана.

При этом надо подчеркнуть в пику многочисленным хулителям его Дорожной карты, что президентские стратегии развития - жанр, который не требует реальности. Это такой симулякр, который вывешивается на потребу умников и критиков, дабы им было чем заняться, пока президент будет делать свое дело. В чем оно состоит – знает один только президент. Что будет сделано на самом деле - знает один только Всевышний.

Алмазбек Атамбаев здесь не оригинален. Ровно также делали стратегии иотносились к ним и его предшественники. Поэтому те, кто верит историческим аналогиям, могут легко сказать, чем закончится очередная президентская стратегия. Как сказал великий Гегель, история учит нас только тому, что она никого ничему не учит.

Но я бы не стал, по этой причине, предсказывать нынешнему президенту ту же судьбу, что и его предшественникам. Прежде всего, как раз потому, что многостраничная Национальная стратегия устойчивого развития Кыргызской Республики не имеет ничего общего с реальной стратегией действий Атамбаева.

А вот она - реальная линия поведения президента, по крайней мере, до сих пор, имеет существенное различие с помыслами его предшественников. Это различие сводится к простому факту: при всей ненависти к Алмазбеку Атамбаеву его врагов, никто из них не может пока обвинить его в использовании служебного положения в личных целях.

Именно это обстоятельство позволяло ему до сих пор шаг за шагом собирать власть в своих руках и делать при этом то, что не могли себе позволить его предшественники даже в период своего наиболее сильного влияния. И я имею в виду не только немыслимые прежде аресты депутатов, но и узаконенную на днях сохраняющую видимость парламентаризма систему контроля за парламентом, и жесткое внешнеполитическое позиционирование, идаже импульсивную эмоциональность в оценках и высказываниях, немыслимуюв такой должности, но сходящую ему с рук. Наш президент сегодня – вне подозрений.

Непорочность президента, правда пагубно сказывается на его бывшем шофере, который становится сосредоточием всех зол и всей ненависти врагов Атамбаева. Но, видно, такая уж у него судьба.

Второе доказательство возврата к нашим президентским ценностям – появление политических заключенных.

При этом речь не идет о Ташбаеве или Тулееве. Они будут отвечать не за политику. Трудно, также, согласиться с теми, кто считает Камчыбека Ташиева политическим узником. Вся страна слышала его призывы к захвату власти. Но что касается тех военных, которые сидят на скамье подсудимых без единого доказательства их личного участия в убийстве хотя бы кого-либо, то это очевидное политическое преследование.

Они отвечают за то, что служили прежней власти. Не государству, а именно политическому режиму Бакиевых. И они отвечают за то, что нынешняявласть не в состоянии привлечь к ответственности настоящих преступников, тех, кто отдавал приказ убивать. То есть речь идет о политической ответственности одних, трансформированной в уголовный формат для других. Поэтому бойцы «Альфы», во всяком случае, те, в отношении которых нет доказательств применения оружия для убийства или ранения людей – это политические узники.

Все идет к тому, что, спустя пару месяцев, у нас пополнятся ряды политических заключенных еще и за счет тех, кто сегодня готовит новую «революцию». Не у меня одного возникают двойственные чувства, когда видишь, как разворачивается «наезд» на Бекназарова. Он сам не нравится никому, но еще больше не нравится политическая ангажированность его преследования. Почему два года назад никто не выходил на пресс-конференции по поводу присвоения денег Бекназаровым? Где они были,эти ребята из общественного объединения и кто сегодня вытолкнул их на политическую сцену?

Состоявшееся в минувшую субботу совещание «новой» оппозиции определило практический план ее действий. Создан штаб и будут штабы в регионах. Здесь остается только напомнить, что ровно три года назад и ровно так же начиналось то, что привело к 7 апреля. Да и участвуют в этом многие из тех же.

Вокруг Атамбаева немало людей, которые уговаривают его не церемониться с депутатской тройкой, с Бекназаровым и примкнувшими к немуостатками «Ата Журта». Президента буквально толкают на жесткие действия. Но нет оснований сомневаться, что последствия таких действий, как уже не раз было, будут плачевными. И дело тут не в Бекназарове или Ташиеве и готовности людей поддерживать его.

Дело тут не в них и не в угрозе очередного переворота, который практически невозможен. Дело в самой власти, которая, запустив механизм уголовного преследования своих оппонентов, уже одной ногой стоит на путик диктатуре.

Эмоционально можно понять Алмазбека Атамбаева, можно понять пафос егосоветников-соратников по отношению к попыткам охаивания целей и результатов апрельской революции, по отношению к тому реваншу, который произошел в результате более-менее демократических выборов в постапрельские годы. Не случайно в канун политической весны вновь собрались те, кто входил во Временное правительство.

Но сегодня поддаться эмоциям, включиться в ту игру, которую навязывает власти Бекназаров сотоварищи – губительно не только для самойвласти, (в конце концов, она далеко не идеальная), губительно для страны, ее сохранения и развития.

Сегодня президенту как никогда нужна принципиально иная политическая стратегия. Стратегия, основанная не на неприятии и преследовании тех, кто имеет другое мнение, не на обострении политического противостояния, ана более тонких, присущих именно демократическим режимам политических технологиях, технологиях обеспечивающих национальный диалог. Это сложно.Гораздо сложнее, чем отдать поручение послушной прокуратуре. Но это единственный путь сохранить свою репутацию и верность тем идеалам, ради которых делалась революция.

Ну и, наконец, третье, наиболее наглядное доказательство полноценности нынешнего, третьего по счету президентского правления – это формирование тотальной оппозиции. Наступает, или уже наступил тот неизбежный для нашей страны момент, когда президент остается один, когдавсе пространство вокруг него становится оппозиционным.

Существует три оппозиции Алмазбека Атамбаева.

Прежде всего – это идейные оппозиционеры, люди, имеющие иные взгляды на развитие страны. Это довольно большая и неоднородная армия. Кому-то не нравятся внешнеполитические ориентации Атамбаева, кому-то его политическая поливалентность, кому-то – принципы кадровых решений, кому-то институт президента как таковой. Во всяком случае эти люди считают, что Атамбаев все делает не так, как надо по их мнению, что стране опять не повезло на президента.

К тому же здесь срабатывает противоречие архетипов: демократического общества, в котором нет и не должно быть отца нации и советско-азиатского патернализма. Часть общества недовольна тем, что президент, как это и должно в парламентской республике, отстраняется от управления государством. Другая – наоборот, недовольна тем, что он слишком много вмешивается в управление страной. А поскольку в общественном дискурсе есть очень четкий раскол по этому вопросу и полярность мнений, то президент не нравится никому.

Ну и понятно, что, появления такого рода оппозиции невозможно избежать, если президент не признается за национального лидера или за совесть нации. Алмазбек Атамбаев пытается играть эту роль, но вряд ли достаточно убедительно.

Вторая группа оппозиционеров – люди, недовольные своим статусом или доступом к ресурсам, которые дает власть, обиженные, забытые или наоборот амбициозные, недооцененные. Можно говорить о двух категориях в этой группе: уходящие политики и новое поколение, те, кто имел и потерял, и те, кто хочет, но не имеет. Стоит ли говорить, что это тоже немалое число людей, для которых шансы на изменение в их жизни к лучшемусвязаны только с уходом Атамбаева.

И, наконец, третья группа – непосредственное окружение Атамбаева. Онинаиболее опасны, потому что именно они формируют президента, его позиции, его отношение к людям и событиям, его решения. При этом проблема заключается в том, что их интересы либо не совпадают, либо дажепрямо противоположны интересам президента в силу того, что объектом егодеятельности как президента является страна, а объектом деятельности бюрократии – она сама. Поэтому главу государства всегда будут подвигать крешениям, которые выгодны не стране, а аппарату. Конечно, часть таких решений или что-то в таких решениях будет выгодно и стране, но только в той степени и в тех объемах, которые укрепляют положение бюрократии. Это, к сожалению, давно известный закон функционирования такого рода систем, как бы горячо не утверждали обратное сами чиновники. Чиновничество, президентское окружение является по определению оппозиционным самому лидеру, его миссии. За исключением, конечно случаев, когда действует команда партнеров-единомышленников и у них реально существует общая цель. Чего мы не видим.

Та группа, которая делала революцию и занималась постреволюционным процессом, могла бы стать такого рода командой. Но Роза Отунбаева этого сделать не смогла, а Алмазбек Атамбаев делать не хочет. Не заметны и егоусилия по созданию независимых экспертных и проектных институций, которые могли бы обеспечивать управление.

При всем желании узнать конкретные фамилии оппозиционеров, не удастсяпредставить список по каждой из категорий оппозиции. Не потому, что он неизвестен или не подлежит публикации. Проблема в том, что это деление –условное, по мотивациям. Реально же люди находятся либо одновременно в трех категориях, либо в двух из названных, что еще больше придает тотальности оппозиционному корпусу.

Поэтому мы и не удивляемся, когда люди, казалось бы, обласканные или близкие, вдруг оказываются на другой стороне. Это не предательство. Они там и были.

Мне довелось видеть, как в буквальном смысле пустели коридоры Белого Дома после аксыйских событий и президент сидел в одиночестве, только с Жанузаковым, как люди писали громкие заявления об уходе прямо утром 25 марта 2005 года. И это было при Акаеве, с прикормленным, отобранным по принципу преданности окружением. Что уж тут говорить об Атамбаеве. Вот один Ильмиянов и останется, если что.

До сих пор президенту удавалось политическое маневрирование, поддерживающее низкий уровень протестной консолидации. Но с каждым днем будет становиться все труднее это делать, таковы законы политики. Таким образом, сегодня стоит только один вопрос: когда?

Хотя я был в числе тех, кто достаточно настойчиво предупреждал президента о трудном предстоящем годе, о возможности весеннего политического обострения, тем не менее, не считаю, что ситуация будет развиваться настолько критично, что возникнет угроза смены власти. По нескольким причинам. И прежде всего - нет нужного градуса общественного недовольства. Не потому, что власть хорошо работает и не дает к этому поводов. Как раз наоборот. Просто люди уже потеряли всякую веру в то, что власть что-либо решает и что смена власти приведет к улучшениям. Если уж сам президент, защищая своего соратника, признает, что от смены начальников ничего не меняется, то уж народ-то тем более все это давно понял. Вот эта общественная индифферентность дает власти основание особоне беспокоиться. По крайней мере, в этом году, по крайней мере, этой весной. Массовых проявлений общественного недовольства не будет.

Вообще судьба Атамбаева сегодня решается не народом, ему, повторяю, все равно, кто там сидит в резиденции, а отношением элит или, если говорить умными словами, степенью консолидации элит. И это чуть ли не единственное оставшееся у нас свидетельство присутствия все-таки демократических начал в обществе.

Можно ради поддержания низкого уровня оппозиционности элит отдать одно правительство, можно два, можно – Жогорку Кенеш, можно «опустить» одну сильную политическую партию или даже большинство из них, но надо понимать, что с каждым таким шагом ситуация приближается не к разрешениюпроблемы, а к собственной развязке - смене власти.

Не надо было, все же, закреплять в конституции такой большой срок дляпрезидента. В переходных фазах это очень опасно для самих президентов и, что важнее, – для страны.

Нельзя не обратить внимания и на тот факт, что Алмазбек Атамбаев поставил себя, свою президентскую судьбу в очень высокую степень внешнейзависимости. Его срок правления оказался в створе активизации нескольких геополитических проектов. В силу непродуманности или вынужденности, (не знаю, что хуже), он пытается принимать решения в ситуации, когда от него ничего не зависит, и тем самым постоянно, если можно так сказать, «мешается под ногами». Это сильно раздражает. Причем все стороны. В результате либо Кыргызстан будет втянут в какой-нибудь конфликт, либо придется поступиться остатками суверенитета, либо произойдет смена власти уже по внешней воле.

Пока мы с вами выбираем, что больше по душе, люди на всякий случай выезжают из Барака, огораживают Сох колючей проволокой, выводят свои активы, у кого они еще остались из страны.

(Институт общественной политики)

 

http://region.kg/index.php?option=com_content&view=article&id=692:-l---r&catid=7:vzglad&Itemid=7


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение