Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Александр СОБЯНИН: "Для разрешения вопроса с Сохом и другими эксклавами нужна военная база РФ в Оше и пятисторонняя международная комиссия"

03.02.2013

Автор:

Теги:

Александр СОБЯНИН: "Для разрешения вопроса с Сохом и другими эксклавами нужна военная база РФ в Оше и пятисторонняя международная комиссия"

Интервью с экспертом, руководителем службы стратегического планирования российской Ассоциации приграничного сотрудничества Александром СОБЯНИНЫМ.

– Александр Дмитриевич, источник в Ферганской долине, близкий к спецслужбам Узбекистана, говорит, что блокада Соха внесла раскол в руководство силовиков страны. Некоторые генералы Комитета по охране госграницы призвали провести военную акцию, чтобы прорвать блокаду вокруг Соха. Но президент Ислам Каримов решительно выступает против военной акции, опасаясь, что локальный пограничный военный конфликт может дестабилизировать регион в целом. Об этом говорится в редакционной статье EurasiaNet.org "Пограничный конфликт как политический экзамен для Каримова". Как вы оцениваете вероятность проведения военной акции в отношении ситуации, сложившейся вокруг Соха, со стороны РУз?

– Генералы Комитета по охране Государственной границы Службы национальной безопасности Республики Узбекистан (КОГГ СНБ РУз) не могли призвать провести военную акцию по "прорыву блокады Соха". Они могли лишь высказать оценку возможных действий по деблокаде эксклава, если таковой приказ будет отдан им Верховным главнокомандующим Исламом Каримовым, и возможных реакций со стороны Минобороны и ГКНБ Кыргызской Республики, а также государств, входящих в ОДКБ. Силовики в Узбекистане дисциплинированы и не позволяют себе никаких самостоятельных политических действий и заявлений. А подобное заявлять – это большая политика уровня исключительной компетенции президента Узбекистана. Кроме того, нельзя проводить деблокаду Соха хотя бы по той простой причине, что эксклав Сох не блокирован. Вообще же, военная акция со стороны РУз возможна только в гуманитарном ключе, что требует нагнетания истерии и провоцирования новых массовых беспорядков вокруг эксклавов Узбекистана и Таджикистана на территории Киргизии. Т.е. точнее надо было бы сказать так, что в настоящее время военная акция со стороны Узбекистана невозможна, но она станет возможной к июню-августу этого года, если власти Кыргызской Республики не займутся проблемой по-настоящему. Пока же налицо "страусиная" позиция: нам бы день продержаться, да ночь простоять, а там глядишь все само собой рассосется и о проблеме забудут. Нет, не забудут, да и внешние силы, о которых прямо говорил президент Узбекистана в своем выступлении на сессии парламента РУз, забыть не дадут. Но вот как раз понимания всей серьезности проблемы и того, что больше не удастся уклоняться от ее обсуждения и разрешения, в действиях киргизской стороны не наблюдается.

– Кыргызстан является членом возглавляемого Россией оборонного альянса ОДКБ, из состава которого Узбекистан недавно вышел. Договор предписывает государствам-членам ОДКБ оказать Кыргызстану помощь в случае агрессии извне. Играет ли данный факт значительную роль?

– Никакой роли, кроме политпропагандистского прикрытия. ОДКБ не является военной организацией, которую можно использовать при внутриполитических событиях или при межнациональных и межгосударственных конфликтах в странах региона. Единственное направление, где члены ОДКБ имеют общий взгляд и общее понимание, – угрозы со стороны Афганистана, Пакистана и в целом со стороны международного радикального исламизма. Кроме того, представить, что президент Киргизии официально в трудный час обратится за военной помощью к России, вполне можно. Но трудно представить, чтобы Россия быстро ответила согласием. Поскольку как раз в военной сфере Киргизия так до конца и не определилась. Чтобы в час беды союзник тебе помог, нужно в час мира это оговорить, выстроить отношения как с реальным единственным союзником, а не с одним из многих стратегических союзников. Россия в 2012 году полностью продемонстрировала готовность рассматривать Киргизию как своего надежного военного и экономического союзника. Теперь черед Киргизии подтвердить делом такое понимание.

– А каковы, на ваш взгляд, возможные действия Киргизии по недопущению военной операции РУз и решению вопроса с узбекскими и таджикскими эксклавами?

– Если от ОДКБ нет смысла ждать военной помощи в случае гипотетической военной "гуманитарной операции" РУз в на юге Киргизии, то на уровне двустороннего военного сотрудничества это возможно. Мы с рядом российских востоковедов, этнологов, специалистов по Среднеазиатскому региону, а также бывших пограничников и военных, служивших в Киргизии, Таджикистане и Афганистане, с 1999 года пишем и выступаем о необходимости открытия российской военной базы в южной столице Киргизии, городе Ош. Бывший президент КР Курманбек Бакиев в мае 2005 года сообщил начальнику управления президента России по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Модесту Колерову о готовности поддержать открытие базы РФ в Оше. Но тогда быстро примчались госсекретарь и министр обороны США и конкретно объяснили Бакиеву, кто реальный хозяин на киргизской земле, так что Бакиев уже в июне взял свои слова назад. В конце 2012 года уже Алмазбек Атамбаев публично заявил о возможности появления российской базы в Оше. Но реальные переговоры пока не начинались, хотя твердая основа для этого есть. Я бы хотел обратить внимание киргизстанской общественности и депутатов Жогорку Кенеша, от мнения которых во многом зависит позиция президента Атамбаева, на то, что база в Оше решает сразу ряд очень важных для Киргизии и России задач – обеспечить защиту совместных инвестиций в гидроэнергетику и в горнодобывающую отрасли киргизской экономики, создать надежный и постоянно действующий автотранспортный коридор из Южной Сибири через Казахстан и Киргизию к российской 201-й военной базе и к другим российским объектам в Таджикистане, обеспечить мир и стабильность в Баткенской области Киргизии, сделать невозможным повторение межнациональных массовых столкновений на юге Киргизии, сделать навсегда невозможным создание Халифата в Ферганской долине, поскольку без киргизских территорий между узбекскими областями Долины и Афганистаном такой Халифат в принципе невозможен. Чем раньше начнется реальный диалог по базе РФ в Оше, тем быстрее будет снята напряженность. Узбекистан может угрожать Киргизии, и он делает это устами президента РУз, высших силовиков и дипломатов, но Узбекистан не будет ссориться с Россией. Также хотел бы отметить, что база в Оше может быть только российской, а не международной под эгидой блока ОДКБ, ибо во втором случае она будет неэффективна по определению. Российской военной юрисдикции будет вполне достаточно и для того, чтобы база РФ в Оше использовалась в общих целях блока ОДКБ.

– А каковы могут быть решения по эксклавам?

– В интервью вашей газете я сказал, что "взяв слово поставить "броню обороны" киргизскому брату на миллиард сто пятьдесят миллионов долларов, Россия пошла в Киргизии в развитие и созидание – в электроэнергетику, нефтегазовую отрасль. Личность Алмазбека Атамбаева дает шанс, что Киргизия не потеряет демократическое наследие Аскара Акаева, общественное согласие севера и юга при Курманбеке Бакиеве, что Киргизия сумеет вспомнить наследие Исхака Раззакова, продлить при Атамбаеве завет Раззакова – Киргизия едина и неразделима, страна многонациональная, страна должна быть промышленной, богатой, образованной и культурной, дружественной к России, к казахскому, таджикскому и узбекскому соседям" ("Сам Ислам Каримов хотел подписать Нурсултана Назарбаева под "войну"". // ОР. 20.12.2012). Только через системную работу всех силовых ведомств Киргизии, МИДа, экономических министерств правительства КР, региональных администраций Ошской и Баткенской областей можно решить проблему эксклавов. Мое личное мнение, что имеет смысл к киргизско-узбекскому диалогу подключить Россию, Казахстан и США – как государства, в наибольшей мере влияющие на две среднеазиатские страны и способные стать гарантами неприменения военных методов разрешения спорных вопросов вокруг эксклавов. Я вижу целый ряд военных, инфраструктурных, гуманитарных мер, которые киргизская сторона вполне может начать в одностороннем порядке, демонстрируя Узбекистану, во-первых, свою решимость быть твердой в отстаивании территориальной целостности и национального суверенитета и, во-вторых, открытость к мирному спокойному диалогу по столь болезненной для двух стран проблеме. Официальное предложение со стороны Киргизии к Узбекистану, России, США, Казахстану создать пятисторонний формат политического и гуманитарного диалога по типу Минской группы по Нагорному Карабаху позволило бы уже сейчас, не ожидая нескорых и сложных окончательных решений, снизить накал политической нервозности и сделать нелегитимными самые жесткие военно-политические действия, сделать невозможной узбекско-киргизскую войну. Армия всегда должна быть готова к войне, но война, чем бы она ни завершилась, всегда означает откат назад и ухудшение ситуации. Пятисторонняя комиссия – это очень ответственный шаг, делающий в дальнейшем невозможной "страусиную" позицию уклонения от взаимоприемлемого для узбекистанцев и киргизстанцев решения вопроса с эксклавами. Подключение РФ, США, РК оставит, как возможный, лишь один формат киргизско-узбекского диалога – формат дипломатического добрососедского переговорного процесса. Эксклавов в мире много, что-то может быть взято из международного опыта, но большая часть решений, в этом я уверен, будет носить уникальный характер.

Беседовал Эрик ИСРАИЛОВ

31 января 2013

 

Источник - Общественный рейтинг

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение