Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Соглашения по ВТС как механизм внешней и оборонной политики

29.01.2013

Автор:

Теги:

Соглашения по ВТС какмеханизм внешней и оборонной политики

 

В декабре прошлого года Владимир Путин поручил правительствупровести постепенное обновление соглашений о военно-техническом сотрудничествес зарубежными партнерами. В этой связи, интересно рассмотреть следующие взаимосвязанныевопросы. Какую роль в договорах о ВТС играет союзничество в рамках ОДКБ? Какновые подходы к военно-техническому сотрудничеству могут усилить российскиевнешнеполитические позиции?

 

На заседании президентской Комиссии по вопросамвоенно-технического сотрудничества с иностранными государствами, котороепроходило 17 декабря были озвучены рекордные объемы российского военногоэкспорта прошлого года - порядка $14 млрд. (второй показатель в мире). Однакосамое интересное, что на нем обсуждали возможность новых промышленных конфигурацийпри взаимодействии отечественных оборонных предприятий с разным видомсобственности и зарубежной государственной принадлежности.

 

В конце прошлого года из уст первого вице-премьера РФДмитрия Рогозина была озвучена идея включать в оборонные концерны частныепредприятия, а месяцами ранее Министерство промышленности и торговли РФпрорабатывало вопрос о подготовке документов для реализации проекта интегрированныхвоенных производств на территории участников ОДКБ, либо иного другого партнераРоссии, готового к совместному военно-техническому производству (также речьидет о создании совместных ремонтных баз).

 

На сегодняшний день планируется разработать пакетдокументов, более четко регламентирующий доли участия потенциальных сторон вобласти реализации новых долгосрочных программ ВТС. В них, по всей вероятностибудут заложены предложения об упрощении таможенных режимов и процедур приввозе, вывозе и транзите продукции военного и двойного назначения. Возможнодаже в рамках зон свободной торговли. Очевидно, что в случае с участниками ОДКБв качестве эксперимента будет очерчен конкретный круг предприятий дляпроведения совместных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работпо разработке и модернизации продукции военного назначения (первой на очередиоказалась Армения).

 

Но тут надо уточнить, что Москва стремится придать новуюформу взаимодействия с покупателями по всему миру. Участники ОДКБ занимают вобщей доле российской торговли вооружением крайне небольшой сегмент (возможноменее 1% от суммы среднегодового экспорта). Партнеров из этой группы будутиспользовать скорее для обкатки новых схем промышленного производства, учитываяналичие действующих промышленных связей еще с советских времен.

 

Наибольший интерес в этом смысле представляет Беларусь. Ещев 1994 году с Минском было подписано межправительственное соглашение осохранении кооперационных связей между «оборонками» двух стран, действующее досих пор. Как указывает Михаил Барабанов, научный редактор журнала «Экспортвооружений» на 2010 год партнерами белорусского ОПК являлись свыше 400российских предприятий. Интересно, что некоторые из белорусских партнеровроссиян это частные предприятия.

В частности, для ремонта шасси МТЗ в 1991 году в Минскевозникло частное предприятие «Минотор-Сервис», которое в основном выполняетзаказы Министерства обороны России. На протяжении последних лет«Минотор-Сервис» активно занимается разработкой модернизационных пакетов дляряда образцов легкой бронетехники, предлагая их как военному ведомствуБелоруссии, так и на экспорт (сотрудничая с «Рособоронэкспортом»).

Другое частное научно-производственное предприятие«Тетраэдр», созданное в 2001 году военным инженером Андреем Ваховским,занимается модернизацией ЗРК серии С-125 в варианты «Печора-2Т» и «Печора-2ТМ».Предприятие добилось значительных успехов в их продвижении, выполнив контракты,заключенные с несколькими странами СНГ и Африки (составив тем самым серьезнуюконкуренцию аналогичным российским проектам). Предприятие создает облегченные ЗРКдля иностранных заказчиков – А3 и Т38 «Стилет» (последний с использованием ЗУРкиевского КБ «Луч» разрабатывается на основе «Осы» для Азербайджана).

 

Вместе с тем, «Тетраэдр» типичный пример того, как оборонныепредприятия СНГ не могут организовать совместную работу на внешних рынках, частостановясь конкурентами для российских спецэкспортеров. Проблема не в том, чтоони не могут поделить рынки, а в том, что «Рособоронэкспорт» каксупермонополист действует против всех конкурентов сразу: торпедируя даже тенебольшие заказы, которые не будут играть роли в его экспортной выручке. Новоеидеология ВТС по идее должна изменить такой подход и создать условия длясотрудничества.

 

В новых ВТС большое внимание будет уделяться сервиснымуслугам, которые серьезно «провисали» у российских компаний последние годы. Натом декабрьском заседании Путин привел пример со стоимостью вертолета Ми-17В5 –она выросла с $4 млн. до $17,5 млн, а между тем, по его же оценкам, качествообслуживания техники осталось прежним. Заказчики, в том числе в СНГ, этого непонимают и идут к конкурентам. Поэтому, среди прочего, Путин отметилнеобходимость заняться восстановлением позиций на рынке услуг по модернизации иремонту советской военной техники по всему миру. Однако, если появятся новыевозможности в рамках межгосударственных договоров о ВТС где бырегламентировались совместные исследовательские разработки, создание новыхпрофильных производств и сервисного ремонта, то это, уже на следующем уровне сотрудничества,значительно укрепило бы российские позиции на отдельно взятом рынке.

 

Если брать шире, то попытка изменить правила и механизмы ВТСявляется следствием комплексной реформы оборонного комплекса России. Однако заним стоит желание более основательно «забетонировать» положение ни внешнихвоенных рынках за счет поощрения покупателей и в ряде отдельных случаев такойподход может укрепить ряды военных союзников России.

 

В широком смысле, новые подходы к ВТС компенсируютнедостатки сотрудничества в рамках ОДКБ. Нужно, наконец, признать, что участиев ОДКБ не дает партнерам России по ВТС никакого технологического преимущества.Да, соглашения в рамках ОДКБ дают возможность приобретать у России списанноеили складированное вооружение. Но закупка новой техники, ремонтноеобслуживание, или совместное производство регламентируется, прежде всего,решениями Комиссии по ВТС и отдельными соглашениями между российскимипроизводителями и зарубежными покупателями, а не соглашениями в рамах ОДКБ.Если обратиться к справочнику Центра Анализа Мировой Торговли Оружием за периодс 2003 по 2010 годы то «льгот» ОДКБ мы практически не увидим. К примеру, за этигоды Армения получила два Ил-76М в 2004 году из состава ВС РФ, по внутрироссийскойцене (в рамках ОДКБ), однако это вылилось в 70$ млн. за контракт. Для Минска контрактна закупку новых двенадцати ПУ ЗУР Тор-2МЭ в 2012 и 2011 году обошелся в полнуюстоимость. Казахстан приобрел десять дивизионов (ЗРС) С-300 ПМУ2 «Фаворит» изрезерва Минобороны РФ для общей системы ПВО Казахстан-Россия-Белоруссия, соскидкой, но тоже за реальные деньги, а не бесплатно, как нередко упоминает рядисточников. В конце 2012 года Министерство обороны Беларуси и ОАО КорпорацияИркут подписали контракт на поставку в 2015 году четырех учебно-боевыхсамолетов Як-130. Эта первая сделка по данной модели на постсоветскомпространстве и она была осуществлена в рамках реализации договора ВТС междуРоссией и Беларусью внутри Союзного государства. Опять же принципы ОДКБ здесьроли не играли.

Обратный пример – взаимодействие между Россией иУзбекистаном. Как известно Ташкент приостановил членство в ОДКБ. Однакомежправительственное взаимодействие в рамках ВТС сохранилось и даже приобрелоболее четкие очертания: Москва заинтересовала Ташкент рядом новых предложений. Тоже самое относится к Азербайджану, его растущий рынок вооружений в значительнойстепени покрывается Россией, Украиной, Беларусью, не испытывая проблем в связис отсутствием у Баку соглашений в рамках ОДКБ.

 

В идеале, новые схемы ВТС дадут возможность распространитьтак и нереализованную на практике идеологию ОДКБ на более широкий кругпартнеров. Возникают предпосылки к тому, чтобы рассмотреть возможностьвоенно-промышленной кооперации между Москвой и любыми заинтересованнымипартнерами поверх разного рода ограничений политического свойства. Такимобразом, в тех регионах и странах где Москва имеет объемные оборонные сделки,можно ожидать создание совместных предприятий для начала по ремонту, а затем ипроизводству российских аналогов, при этом не блокируется возможность обменатехнологиями с третьими странами. В итоге, такая оборонно-промышленная политикадает Москве возможность создавать условия для большей заинтересованности партнеровв российском присутствии: неважно пойдет речь об интеграции с соседями илизакреплении позиции где-нибудь на дальних берегах в Венесуэле.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение