Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Стенограмма интервью Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко

22.01.2013

Автор:

Теги:

Национальная библиотека Беларуси

Лукашенко А.Г.: Уважаемые друзья! Представители средств массовой информации!

Чуть более года назад в этом зале примерно в таком же формате мне пришлось отвечать на ваши вопросы, в том числе вопросы острые.

Главное, о чем мы с вами говорили, это будущее нашей страны. Я называл условия, при которых мы сможем обеспечить социально-экономическую стабильность в Беларуси, сохранить независимость нашего государства.

Легкой жизни, если помните, я не обещал, но и мрачными перспективами я вас тоже не запугивал.

И вот минул 2012 год. Сегодня мы с вами уже можем делать какие-то выводы: что же из сказанного сбылось, а что в силу тех или иных причин нет. Тогда я высказал уверенность, что «в целом мы с новыми вызовами времени справимся», – я процитировал. И сейчас констатирую: это так и произошло, это свершившийся факт.

Мы добились пусть небольшого, но стабильного роста экономики, обеспечили увеличение реальных доходов населения. Притом нас часто критикуют за низкие темпы прироста ВВП. Это правильно, но это очень интересный и специфический показатель. И когда я от Правительства начинаю требовать объяснений, они, должен признать, весьма аргументированно мне показывают, что главное в экономике – это такие направления, как сельское хозяйство, промышленность, а они ведь выросли даже выше запланированных показателей: сельское хозяйство вместо пяти – 6,5 процента. Это еще не уточненные данные. Промышленность – вообще около восьми процентов вместо 6,5 процента, которые мы планировали. Но самое главное, что рост реальных доходов населенияпревысил 20 процентов. Ну и ряд других показателей. С чем нельзя не согласиться.

Может быть, не все задуманное удалось осуществить, не все запланированные высоты мы взяли, но главная цель, которую мы перед собой ставили достигнута. А вы понимаете, что прошлый год был весьма сложный. Нам надо было за год разобраться с финансовыми неурядицами и неразберихой, которые нам достались от 2011 года. И, давайте будем откровенны, более-менее мы с этой проблемой справились. В этом была главная цель всей нашей жизни, работы, экономики, потому что без финансовой стабилизации невозможно было бы говорить о развитии экономики, модернизации нашего производства, повышении в конечном итоге реальных доходов населения.

Конечно, всегда хочется большего, но для нас, белорусов, есть только один способ добиться этого самого большего – лучше работать. Другого нет. Об этом, кстати, я уже говорил.

Простой, но яркий пример. Мы сработали в целом по году лучше, чем в прошлом году, достигли серьезных качественных подвижек. Что особенно важно – нарастили экспорт, получили положительное внешнее торговое сальдо, можно сказать практические впервые в таком объеме за всю нашу историю, то есть больше валюты поступило в страну, чем это было когда-то, даже несмотря на то, что мировая конъюнктура цен была не в нашу пользу.

Многие, в том числе и журналисты, тогда критиковали меня: не сможет экономика эту задачу потянуть. Но ведь смогла же.

Помню, какие мрачные картины грядущего рисовали некоторые знатоки-аналитики. Я вам советую от этих оракулов держаться подальше, потому что у них совершенно иные цели: не информировать население, а, занимаясь грязной политикой, запугивать население, как это, кстати, было совсем недавно со стороны отдельных наших «господ» (мы сейчас разбираемся с этим вопросом), когда пытались дестабилизировать в начале года курс национальной валюты. Ну, слава богу, что раскусили их быстро и ничего у них не получилось.

Что касается журналистов, я от вас всегда требовал, просил, буду требовать и просить только объективности. Знаете, видели, слышали – анализируйте, делайте выводы и критикуйте, если заслуживает того первая власть. Мы обязаны прислушиваться к тому, что вы говорите. Но только правда, только правда и ваша личная убежденность!

Я не хотел бы, чтобы мы путали свободу слова с безответственностью. Не поощряйте невежество. И уважительно относитесь к своим читателям, зрителям, слушателям.

А чтобы избавить от поиска комментариев всяких гадателей на кофейной гуще, я готов, как это обычно, отвечать честно и откровенно, подробно, если нужно, на все ваши вопросы.

При этом я хотел бы сказать о следующем, прежде чем отвечать на ваши вопросы: давайте вместе будем обсуждать эти проблемы. Вы ведь не просто люди, пришедшие к Президенту, и не только ко мне, здесь полтора десятка ответственных высших государственных служащих, которые помогут мне ответить на те или иные вопросы, если это нужно будет. Вы пришли не только для того, чтобы нести информацию в народ. Вы ведь претендуете, и это уже общепризнано, что вы – четвертая власть. Ну так давайте сегодня, если вы – четвертая власть, и обсудим эти проблемы, чтобы не было так, что один умный сидит тут на постаменте, а напротив полтысячи человек в зале, которые совсем не информированы или мало информированы. Делаем вид с вами, что я много знаю, а вы – чуть поменьше или ничего не знаете. Вот это неприемлемо. Давайте поднимайте проблемы – будем их обсуждать.

И вы должны помнить одно: я действительно хотел бы на вас воздействовать своим словом, силой убеждения. Это понятно. Но, если вы думаете, что, задавая вопросы и требуя ответов или поднимая какую-то проблему, таким образом на меня не воздействуете, это неправда. Вы тоже воздействуете на Президента. И поверьте, что я не закостенелый человек, и, если я даже делаю вид, что мне безразлично, или еще какой-то другой вид, вы должны понимать, что я очень серьезно воспринимаю все, о чем мы будем говорить здесь и о чем говорят люди. Поэтому давайте попытаемся разобраться в проблемах. Вы приехали оттуда, снизу, от людей. Многие, почти 200 человек из 500 присутствующих – это люди с мест, которые сталкиваются с проблемами, а в таком разрезе я эти проблемы не вижу, поэтому очень важно, чтобы вы поднимали эти проблемы. Ну и, если это возможно, если у вас есть какой-то путь решения этой проблемы, пожалуйста, схематично высказывайте. Мы обязательно проанализируем все ваши проблемы, все ваши вопросы и все, что сказано вами. Ничего без внимания не останется.

Вот такой формат, если вы принимаете, я хотел бы, чтобы носило наше мероприятие.

Ну а сейчас я готов к работе. Если вы уже готовы задавать вопросы, пожалуйста, но я вот только что, приехав сюда, получил последний обзор средств массовой информации. Хотел бы, пока вы надумаете задавать вопросы, на некоторые ответить, которые через средства массовой информации различного толка якобы хотели направить Президенту.

Вот один из вопросов так называемой «Солидарности»: на предстоящей пресс-конференции (правда, не написано кто) ожидают, чтобы я покаялся за проблемы в экономике и внешнеполитическую изоляцию. Вот, говорят, не приходится ждать, чтобы Президент покаялся.

Я думаю, что меня этот человек слышит: каюсь! Каюсь! И, если этому человеку легче, в третий раз говорю: каюсь за те проблемы, которые сегодня существуют в нашей стране.

Даже если бы я не покаялся, я все равно как первое лицо в государстве, Глава государства по Конституции, хочу я этого или нет, но я несу ответственность за те проблемы, которые сегодня существуют в нашей стране.

На tut . by размещен еще один вопрос, который адресован Президенту. Гринюк, Центр системных бизнес-технологий «Сатио», какой бы вопрос задала? Состояние частно-государственного партнерства в Беларуси – как я оцениваю?

Положительно оцениваю. Но если это частники, которые сегодня умеют только требовать чего-то от государства: «давайте либерализацию», «нет контроля», «что хотим, то и воротим», то такого не будет в стране. Частник должен прекрасно понимать: да, он многое делает для того, чтобы создать благо, чтобы приумножить богатство. Но мы же люди неглупые и понимаем, что за исключением некоторых, все частники прежде всего смотрят в свой карман. Никто из своего кармана не достанет и своего никому не подарит – ни государству, ни народу. А надо понимать, что не он один такой великий создает блага для нашего народа. У него на фирме, в компании, работают еще тысячи людей, и они имеют право на достойную заработную плату, достойное существование. А у нас сегодня частник, если что-то заплатит, еще в конверте что-то даст, да и не дают в последнее время – жалко, во-первых, а во-вторых, могут и привлечь… Возьмите такой простой пример: мы говорим о жилищном строительстве. Давайте обратимся к советским временам, я вчера премьер-министру поставил этот вопрос, чтобы он был учтен в этом году. Каждое предприятие, фактически каждое – даже бедный колхоз – строило жилье для людей, для своего коллектива. Скажите: что сегодня частники построили для людей, которые у них работают – сотни, тысячи человек? За малым исключением – ничего, мы, мол, вам заплатили, вы идите и покупайте. И что он за ту зарплату купит?Кроме государства, сегодня никто не занимается этим вопросом, даже государственные организации, крупные предприятия. И в этом плане мы должны сделать определенный крен. Я вчера об этом премьер-министру сказал и поставил перед ними конкретную задачу.

Поэтому я нормально оцениваю частно-государственное партнерство. Все сегодня из частников, кто хочет честно работать в Беларуси и заработать не просто на жизнь, а на нормальную жизнь, работают и зарабатывают. Ну а тех, кто не понимает, что надо и людям что-то дать, чтобы они нормально жили, мы немножко будем поворачивать в сторону людей. Того, кто любит в чужой карман заглянуть, будем очень жестко ставить на место. Вот и все частно-государственное партнерство. Вы, наверное, политику мою в этом плане знаете…

Всем известный мой «друг» Станислав Богданкевич (С.А.Богданкевич – Председатель Правления Национального банка в 1991 – 1995 годах) ратует за автономию Национального банка, чтобы он мог существовать независимо, и от Президента в том числе. Но вы знаете, что Национальный банк действительно у нас существует независимо. Однако Президент, и я это честно вам говорю, в любой момент может потребовать от Национального банка отчет, Президент может проконтролировать ситуацию, которая складывается в Национальном банке, и потребовать проведения кое-каких других мероприятий в интересах государства и нашего народа. Так пока будет!

И вы знаете, он же умный человек, образованный очень, опытный, грамотный человек, но явно есть политический подтекст в вопросе. Посмотрите на Евросоюз – самая продвинутая организация. Посмотрите на Соединенные Штаты Америки: как только кризис наступил и рухнули некоторые финансовые организации и банки, то мгновеннозаговорили о контроле и ввели его. В России, например, пошли тем же путем – создают какого-то там монстра, который будет контролировать всю банковскую систему, независимо от Президента, хотя она управляется полностью правительством и Президентом. А нам говорят, что мы такие-сякие, что все должно быть независимо. Но это для меня не ново. Как только все становится независимым и спросить не с кого, так начинается драка...

Пример тому (правда, отчасти) – и это касается, может, более раннего периода, – украинская демократия. Я не хочу, чтобы у нас это было. Отчасти и у нас это было в Парламенте, помните – забастовки, драки, крики, гвалты. Ну и к чему мы пришли? К пустым полкам на прилавках.

Поэтому давайте об автономии мы будем все-таки аккуратнее рассуждать. Нигде, ни в одном государстве, нет никакой абсолютной автономии. И никто сегодня, даже Станислав Богданкевич, не скажет, что Президент излишне давит на Национальный банк. Да, при отчете председателя правления Национального банка, и Премьеру я публично сказал, что хорошо: и финансы, и реальная зарплата, но модернизация ведь идет. Если мы не модернизируем предприятия, то нам нечего будет делать в Едином таможенном пространстве, не говоря о ВТО. Это вопрос выживания. И меня волнуют сегодня денежные средства, кредитные средства, а это ведь должны быть «долгие», «длинные», деньги. Хватает ли их? Как Правительство и Национальный банк в этом направлении будут работать? Вот единственное мое требование: я хочу, чтобы страна развивалась и развивалась экономика. Вот и все требования со стороны Президента. Ну и естественно – соответствующий контроль, потому что это огромная и серьезная организация. И вне контроля ни одна организация существовать не может.

Пока я так понимаю этот вопрос и отвечаю на него, хоть этот человек и не ожидал от меня, что я вообще отвечу на него – побоюсь.

Серьезный случай… Некий Чалый, экономист, говорит: готовится отставка Правительства, поэтому стоит ли жестко спрашивать с Правительства? То есть могу ли я спрашивать с Правительства, коль оно будет отставлено, может, задачи более реалистичные ставить?

Думаю, что этот экономист Чалый опять же с политическим подтекстом задает вопрос... Я думаю, что он знает, как принимаются в нашей стране решения, особенно те задачи, которые я ставлю перед Правительством. А основная задача ставится в основных направлениях развития нашей страны на предстоящий год. Мы их приняли, как и бюджет. Как принимается решение? Очень долго, муторно, в течение почти года. Вот, после первого квартала начнется проработка основных направлений развития на 2014 год. И начинается снизу. И пока Правительство с губернаторами сами для себя не утрясут эти показатели, они ко мне не придут. Все должно быть согласовано. Ведь они должны будут выполнять. И, поверьте, в последние годы и на предыдущий год не я доводил эти задания, а именно ко мне пришли сии господа с завизированными документами, они в архивах долго будут храниться, и предложили вот такой план. Да, я в былые годы (иногда и частенько бывало) «наклонял» и говорил о том, что это недостаточные темпы, и обосновывал. Мы долго потом спорили на моем уровне (вы тоже знаете: в конце года проходят два-три публичных совещания по принятию этих задач и направлений развития) и приходили к единому мнению. Но на прошлый год и на этот год я даже не вмешивался. После финансовой неразберихи, думаю, если в 2012 году Правительство 5 – 6 процентов ВВП выдаст и соответствующие показатели, спасибо ему. Недотянули… Мне принесли эти предложения. Предложения принесли те, кто должен был исполнять. Я их принял. И на этот год точно так. Даже задал вопрос: «Слушайте, вы уверены в том, что вы примерно 8 процентов ВВП дадите?» – «Да, мы уверены, у нас есть расчеты, у нас все есть…» – «Хорошо, буду вам благодарен за это».

Вот как принимались эти решения. А не то что я, сидя где-то в кабинете, извините меня, от балды написал «8 %» и сказал: «Идите выполняйте». Я мог бы так сделать, конечно, имея на это право, но я никогда так не поступлю. Как экономист я понимаю, что под каждую цифру должны быть расчеты. И этому человеку, который хотел бы мне задать этот вопрос, упрекнув меня в том, что я нереалистично ставлю задачи, я отвечаю прямо: я их формализую, утверждаю, по крайней мере, в последние два-три года, требуя, конечно, определенного баланса, чтобы экономика развивалась, чтобы доходы населения росли, чтобы права человека не нарушать по главным направлениям, чтобы нормальная жизнь, нормальная и достойная зарплата, чтобы детей можно было кормить.

Что касается отставки Правительства... Вы из моих уст ни разу об этом не слышали.

Может, кому-то хочется отставить Правительство, но думаю, что Чалый сегодня не в состоянии заменить не то что Премьер-министра, но и обычного министра.

Я нигде не говорил, что у нас грядет отставка Правительства. Если нам надо кого-то заменить по каким-то причинам, вы видели тоже, что не заржавеет – в течение суток (если человек созрел для того, чтобы его заменили)…

Нападающий БАТЭ, уважаемый мною Родионов, хочет задать мне вопрос о рациональном использовании средств.

Сейчас мною этот вопрос поставлен железобетонно. Сегодня идет проработка вопроса, как рациональноиспользовать средства.

Должен сказать, что и БАТЭ пусть спасибо скажет, я их всегда освобождал от налогов, имея в виду, что они все-таки молодцы, они свои деньги в последние годы зарабатывают. Но пусть не забывают о том, что даже за эти деньги они стадион в Борисове не построили и не построят. Этот стадион строит в том числе государство. И вкладывает, наверное, еще больше средств, чем клубы. И я бы не сказал, что мы нерационально использовали средства при строительстве объектов, где спортсмены должны показывать результат. А вот Родионов должен понимать, что есть вопросы у меня, и очень серьезные, к самим спортсменам. Один вопрос: где результат? Ну, хотя бы на уровне БАТЭ выдали результат… Хотя и БАТЭ могу задать ряд вопросов по последним их играм. Когда я смотрел повторные матчи с испанцами, немцами, французами после блестящих первых игр, то я выключал телевизор: мне было стыдно и обидно до слез, когда по 4 мяча пропускали в свои ворота, после того как эти клубы набрали обороты, как положено. Поэтому у меня есть очень много вопросов. Я пристально наблюдаю за спортсменами, потому что спортсмен – это очень многое для нашей страны, это имидж нашего государства. Я уже говорил: если Азаренко выигрывает… Кстати, выиграла она или проиграла свой матч? Выиграла? Я просто не в курсе дела, иДавыдько (Г.Б.Давыдько – председатель Национальной государственной телерадиокомпании) об этом не сообщил. Надо сообщать, Геннадий Брониславович. Я же смотрю утром, включаю твой канал, потом ОНТ, а там прошлогодние результаты. Так выиграла или нет?

Голоса: Да.

Лукашенко А.Г.: А какой счет? 2:0, это понятно.

Голос из зала: 6:1;6:4.

Лукашенко А.Г.: 6:1;6:4? Вот видите, 6:4… Позволять так проигрывать румынской теннисистке – это уже много. Вот видите, тоже вопрос есть. Ну благо, что выиграла, уже великое дело. Потому что она – первая ракетка, а там сидят тысячи человек, и миллионы смотрят за этим, это авторитет нашего государства. Поэтому я уделяю очень много внимания этим вопросам.

А средства... Я понимаю подтекст вопроса Родионова: платить надо спортсменам за работу. А многие наши спортсмены ходят, как наши бизнесмены некоторые... Я даже не хочу повторять те слова, как они обычно рассуждают. Они ездят на иномарке, на заднем сиденье, знаете, кто у них сидит, и по несколько человек, и 5 тысяч долларов в месяц чистый аванс – это не деньги. По крайней мере, у хоккеистов, которые играют внутри нашей страны. Вот тут мы отрегулируем на всю катушку. Будут получать зарплату – для того чтобы прокормить семью исамим тренироваться. За результат – будут получать много.

Примерно так я бы ответил моему любимому нападающему на этот вопрос.

А вот тут я вообще не понимаю. Некий музыкант, то ли Кулинкович, то ли кто, спросил бы у Президента в первую очередь о том, знает ли он о существовании в стране «черных списков» белорусских исполнителей.

Вот честно говорю: не знаю о «черных списках» белорусских исполнителей.

Я попрошу Главу Администрации Президента Республики Беларусь и его заместителя Радькова (А.М.Радьков – первый заместитель Главы Администрации Президента по идеологии): вы мне, пожалуйста, доложите об этих «черных списках», или «черных копателях» на ниве культуры. Я хотел бы посмотреть, кому мы тут мешаем петь, плясать или еще что-то. Поверьте, я никому таких поручений не давал.

А если кто-то, я так предполагаю, оплевал страну… Кто-то, наверное, за это заплатил – тому пусть и поют. Хотя я опять же хотел бы знать об этих фактах, они мне действительно не известны…

Э то то, что успела пресс-служба мне подготовить. Вопросы риторические. Наверное, не ждали ответа от меня на эти вопросы. Но тем не менее... Я извиняюсь, отвлек ваше внимание и решил на них ответить, чтобы уже действительно никто не упрекал в том, что я тут собрал своих, они мне выгодные вопросы задавали и так далее. Я ответил и на невыгодные вопросы.

Пожалуйста, уважаемые друзья, не забывайте о моем предложении: давайте обсуждать вопросы, проблемы как заинтересованные люди, заинтересованные в развитии, независимости нашей страны, для того чтобы мы могли обобщить и после этого тоже получить какую-то крупицу пользы, выработать некие решения в интересах нашего государства и нашего народа.

Пожалуйста.

Легкий П.Н. (руководитель пресс-службы Президента): Уважаемые коллеги, напоминаю наше правило: одно СМИ – один вопрос. Пожалуйста, не забывайте четко называть себя.

Лысенко Н.В. (корреспондент Первого канала Белорусского радио): Уважаемый Александр Григорьевич, очевидно, что сегодня будет много вопросов о перспективах развития страны, но в начале этой встречи хотелось бы вспомнить прошедший год. Массовое ожидание апокалипсиса показало, что негативные прогнозы в моде : одни их выдают, другие к ним прислушиваются.

На ваш взгляд, какие прогнозы пессимистов в ближайшем будущем не сбудутся? Какие моменты, какие события прошедшего года были наиболее сложными и наиболее важными?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Вы знаете, это вопрос, на который можно два часа отвечать. А если еще воспользуюсь подсказкой своей аудитории, то точно. Но о главном я все-таки скажу. Я вообще переживал только об одном. Я знал, что наша страна, власть, общество в состоянии обеспечить все необходимое для нашего народа, и главное , стабильность, предсказуемость, спокойствие в нашей стране – то, что прежде всего нужно нормальному человеку для жизни. Меня больше всего волновали последствия финансовой неразберихи, порожденной вступлением в ЕЭП, другими вопросами. Помните, мы вводили пошлины на автомобили, из-за чего наши граждане, до того как мы их ввели, 3 миллиарда долларов вывезли из страны? Мы почти лишились золотовалютных резервов. Для меня было важно стабилизировать финансовую ситуацию в стране. Поэтому я не напирал на какие-то валовые показатели. Мы это решили. Более того, нарастили примерно до 8 миллиардов 200 миллионов долларов золотовалютные резервы , бездефицитный бюджет получили, даже небольшой был профицит, мы профинансировали все мероприятия, даже чуть больше, которые запланировали. Словом, стабилизировали ситуацию. И правильно вы сказали, что предсказывали конец света. Я уже говорил, что все ждали конца света и бежали в обменные пункты менять рубли на доллары. Спрашивается: если завтра конец света, зачем доллары? Я уже предупреждал в шутку население. Конец света не наступил, обвала национальной валюты, как предрекали , с 1 января тоже не случилось, даже с провокационными sms-сообщениями. Поэтому для меня это было главное – стабилизация кровеносной системы нашей экономики. Мы стабилизировали. Мы остались в прогнозных показателях, в том числе по инфляции, создали некий задел на текущий год. Это тоже было важнейшим последствием стабилизации.

При всех достижениях и недостатках я не хочу сказать, что мы многое решили. Что не сбудется? Я вам должен сказать: не сбудется то, что нам предвещают наши злопыхатели и враги. Вот этого не будет. Мы будем существовать как стабильное независимое государство!

И знаете, меня порой удивляет позиция некоторых так называемых журналистов и наших газетенок отдельны х. Приведу пример, чтобы вы поняли, о чем идет речь. Помните, меня и всю страну клепали за эти растворители, разбавители. И никто не поинтересовался: что произошло на самом деле, что мы такое сотворили? Ладно, россияне своих долбали: « Лукашенко вас обманул » . Понятно, россияне защищали вроде бы свои интересы. Но посмотрите на часть средств массовой информации в нашем государстве: « Вот, Лукашенко такой-сякой, сколько Россия ему будет прощать? » Господь с вами, что прощать мне?! Ведь был намек на то, чтобы Россия приняла карательные меры в отношении нашей страны. За что? За то, что мы покупали в России сырье по стоимости выше рынка, и не мы, а три российские фирмы и одна белорусско-казахстанская – так, как МАЗ сырье покупает, БелАЗ, МТЗ… МТЗ 60 процентов комплектующих металлов покупает в России, здесь «переваривает», делает трактор, продает, но никто претензий не предъявляет. Точно так было и по нефтепродуктам: покупали, к примеру, солярку высокосернистую, перерабатывали на наших предприятиях, в Германии биотопливо закупали, смешивали и продавали новый продукт, не нарушая ничего, никаких законов. Но немало было этого продукта, и, конечно, былинемалые средства. Однако они были абсолютно прозрачными. И вот долбали, долбали: «Все, Россия введет санкции». Да никто из россиян и не собирался вводить против нас санкции. И свидетельством тому является то, что мы этот вопрос спокойно решили.

Подобные предсказания не сбудутся. Никогда не сбудутся. Мы свою страну под откос истории не пустим!

Злобин А.А. (корреспондент ЗАО «Второй национальный телеканал»): Кто-то прогнозировал конец света, а кто-то – хотя бы конец белорусского рубля, у меня вопрос об этом. Год назад активно обсуждалась эта тема: овозможном падении курса в 1,5 - 2 раза. Хорошо, что прогноз не сбылся. И вот опять в начале этого года прочат ослабление национальной валюты и по нарастающей – девальвацию, кризис. Что бы вы ответили на такие рассуждения?

Лукашенко А.Г.: Я уже об этом сказал. Если уж откровенно говорить, в былые времена мы как-то пытались удерживать крепким белорусский рубль. К чему это привело, вы знаете. Я об этом тоже открыто сказал. И уже ваше дело, ваше право – верить этому или нет.

Национальному банку и новому Правительству была поставлена железная задача: ни в коем случае ничего искусственно не сдерживать! Потому что это боком выйдет. Вроде мы для народа что-то хорошее делаем, а народ же всегда смотрит, чтобы в своем кармане ничего не потерять, он же государственными масштабами, государственными проблемами не мыслит, как в Правительстве. Поэтому мы что-то искусственно регулировали, теряя золотовалютные резервы.

Уже примерно в течение полутора лет, только если возникают острые пики падения или подъема национальной валюты, Национальный банк немножко пытается их сглаживать. В нынешнем году даже в этом не было необходимости.

Я всегда говорил: у нас складывается реальный рыночный курс белорусского рубля. Поэтому не надо бегать в обменники и стоять в очереди. Кстати, я вчера задал Председателю Национального банка вопрос: задача была поставлена месяц назад – дайте мне данные о людях, которые приходят в обменники и покупают валюту. Потому что основная масса денег – не у обычных людей. У обычных людей задача – накормить семью, в магазин сходить.А средние, богатые в основном люди, обладая деньгами, покупают в обменниках эту валюту. Журналисты, к примеру. Мне так казалось. А ничего подобного, как оказалось, когда промониторили эту ситуацию… Аккуратно, по-человечески приходим в очередь (сотни людей были задействованы) – в основном пенсионеры по 10 долларов, по 5 долларов покупают. « А зачем, а что, а как? » – « Ай, няхай будзе » . Я тогда начинаю думать: « 500 долларов еще там кому-то заплатить, помочь. Для чего? Для того чтобы пойти в обменный пункт, купить валюту и создать на рынке напряженность?! »

У меня складывается уже такое впечатление. Я не говорю, что это пенсионеры обрушили систему, но я никогда не думал, что пенсионеры, обычные простые люди ходят в обменники и покупают по 5 - 10 долларов. Оказывается, и это есть.

Но не случилось этого, как ваша коллега сказала, апокалипсиса в прошлом году, не случилось 1 января, поэтому пошли на провокации. И провокации не помогли. Не случится и сейчас. Не случится!

Ну а люди есть люди... Если бы цены были в магазинах еще выше, то денег бы не хватило на валюту, все бы думали, как за ЖКУ заплатить. Сегодня население за услуги ЖКХ платит около 20 процентов от их стоимости.Придерживаем где-то цены, хоть они и немаленькие. Значит, у людей есть деньги, если они идут в обменники и меняют на валюту.

Но это уже не тот процесс, который был. Поэтому сегодня говорить о том, что завтра у нас рухнет рубль… Ну это по меньшей мере не соответствует действительности. И ведь те, кто говорил в прошлом году, видели же, что у нас примерно на 5 миллиардов долларов поступило в страну больше валюты. При плохой конъюнктуре рынка мы на 5 миллиардов больше, чем в 2011 году, получили в страну доходов от экспорта. Все это видели. Но надо было «наклонить» , надо было показать, что власть говорит одно, а на самом деле, мол, происходит другое.

Я вам еще раз говорю, что мы не будем искусственно ничего сдерживать: сколько будет стоить доллар или евро, столько за него население будет платить. За одним исключением : как и все государства, будем сглаживать какие-то резкие падения или всплески, если они появятся. Мы эти пики будем сглаживать. Но если пройдет все гладко, как в прошлом году, и нам не надо будет этого делать, то спасибо судьбе и Господу Богу.

Крят Д.А. (редактор отдела политики газеты «Советская Белоруссия»): Александр Григорьевич, вопрос из сферы внешней политики. Одно из значительных событий прошлого года – это ваш успешный визит в Латинскую Америку. По его итогам было заявлено о перспективе серьезного расширения белорусского присутствия в этом регионе и решимости активно идти на рынки Азии и Африки. Как вы сегодня оцениваете степень успешности решения этих задач?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Ну, что говорить о Латинской Америке… Когда-то мы здесь вообще ничего не имели, а сегодня имеем примерно 3,5 миллиарда товарооборота, при этом около 2 миллиардов экспорта. То есть все в нашу пользу. Это ответ отдельным злопыхателям на вопрос , надо ли было туда идти или не надо. Туда, где нас принимают, надо идти, мы там нужны.

Я по Венесуэле и другим странам, даже по Бразилии, убедился, что у нас есть много групп товаров, которые там пользуются громадным спросом. И мы приняли решение (вы тоже, наверное, о нем знаете), что у нас опорным пунктом станет Венесуэла, и мы будем с Венесуэлой работать и на Эквадор, и на Кубу, и на небольшие государства, но особенно на Бразилию. Мы хотим на этом континенте «заземлиться» и в ближайшее время получить хотя бы 5 миллиардов товарооборота. Это будет хорошая прибавка в решении основной нашей проблемы – экспорта. Потому что нужна валюта.

Что касается Азии, то мы давно приценивались и примерялись к ней. Вы знаете, что среднеазиатские и азиатские республики постсоветского пространства – это, можно сказать, зона наших интересов. Мы всегда интересовались этими странами и очень активно работаем с ними – от простой торговли до участия в модернизации экономики, как это происходит в Казахстане (примерно в 20 – 30 проектах мы принимаем участие), Туркменистане (строим горно-обогатительный комбинат и продаем немало своих товаров туда, хотя вроде бы небольшое государство, но очень богатое), других государствах поменьше.

Я уже не говорю о Китае и Индии. Мы лет 10 тому назад определились, что мы с этими государствами не можем не иметь нормальных экономических отношений. Вы, наверное, помните мои первые поездки в Китай: с Цзян Цзэминем ставили задачу (а уже третий президент после него пришел) достичь хотя бы 500 миллионов товарооборота. Сегодня мы в 3 раза превзошли этот товарооборот, а может, и чуть больше.

Это хорошее направление сотрудничества. Это империя, это фактически вторая страна в мире. И слава богу, что мы с ними имеем такие отношения. Они нам здорово помогают. У нас открыта кредитная линия примерно на 16миллиардов долларов – проекты, которые нам нужны. Мы будем их реализовывать. Примером тому светлогорский комбинат, около миллиарда долларов: мы строим завод беленой целлюлозы на кредиты китайцев.

То есть это уже давняя история, почти 20 лет. Я помню, еще будучи депутатом, с Вячеславом Францевичем Кебичем несколько раз посещал эту страну, видел, как она поднималась. Мы многому у них учились – свободные экономические зоны и так далее. Это было основное направление, азиатское.

То же самое и с Индией. Их больше всего интересовал научно-технический прогресс, наша наука. Пусть не так, как с Китаем, но установлены очень хорошие отношения с Индией, с советских времен у нас добрые отношения.

Вьетнам – была третья страна, очень близкая нам, бурно развивающаяся, порядка 80 миллионов человек населения, очень бурно развивающаяся страна. Ну, это почти братья. Вот мы приезжаем туда, как в Россию. И встречают они нас нормально, и сразу нам показывают, что они у нас хотели бы купить, что бы они хотели видеть на вьетнамской земле от белорусов. Более того, они нам помогают с Лаосом, Камбоджей, Мьянмой сотрудничать, потому что у них там очень серьезное влияние.

Вы знаете о визите нашей правительственной делегации в Бангладеш, Индию, Центральную Азию, и он успешно прошел. А сейчас готовится масштабный визит на высшем уровне в Индонезию, Сингапур. Мы все больше и больше пытаемся осваивать эти рынки.

Завязываемся с Монголией, особенно в части нашей сельскохозяйственной и горнодобывающей техники, БелАЗы они начали покупать. Вы знаете, что Монголия – это страна пусть не густонаселенная, но в земле есть все . И Китай, и Россия, и другие страны большой интерес проявляют к ним, идет развитие добычи полезных ископаемых.И тут мы для них к месту. Мы в этом направлении серьезно продвигаемся.

Несколько сложнее у нас обстоят дела в Африке. Новому министру иностранных дел поставлена задача: нам надо найти 3 - 4 государства в Африке, мощных, как Венесуэла в Латинской Америке, которые в нас нуждаются, и начинать с малого, закрепляясь на рынках этих государств и работая с их территорий на соседние государства.

Думаю, что в ближайшее время мы этим путем пойдем.

У нас с Эфиопией нормальные отношения.

У нас с Южно-Африканской Республикой нормальные отношения.

Сейчас с Ганой вышли после президентских выборов на какие-то взаимоотношения.

То есть нас знают и к нам нормально относятся в некоторых африканских государствах. Мы будем там «заземляться».

Конечно, жаль, что мы, в принципе, потеряли Ливию, потеряли Сирию, в том смысле, что там идет война и с этими странами пока трудно работать экономически. И ряд других государств. Но, я думаю, это временно, люди и там хотят нормально жить. И рано или поздно мы восстановим наши отношения с этими государствами.

Мельниченко Н. (Телерадиокомпания «Гродно»): Александр Григорьевич, 1 июля председательство в Европейском союзе переходит к Литовской Республике, и уже сегодня есть определенное заявление с литовской стороны о приоритетах, которые они будут выставлять в отношении Беларуси, в частности, по визовому режиму и «Восточному партнерству».

У меня вопрос такой: рассчитываете ли вы на помощь соседей в оптимизации диалога «Беларусь – Европейский союз»?

Лукашенко А.Г.: Отвечу коротко: рассчитываю настолько, насколько Литва самостоятельна в Европейском союзе. Если она председательствует, это не значит, что она будет там вершить дела, ну, хотя бы примерно как Президент Беларуси в Беларуси: принял решение – и его все будут выполнять.

Поэтому я особо не лелею каких-то надежд в этом плане. Если Литва все-таки солидно думает себя вести, по объективным и субъективным причинам… Объективные причины – мы соседи. Соседей не выбирают: это Господь предопределил, и нам надо жить в дружбе. Второе, как я всегда говорю, примерно 30 процентов бюджета Литвы формируется белорусами. Как мне докладывают, в 2015 году, а в связи с ситуацией может быть и раньше, Евросоюз не будет дотировать Литву, как дотирует сейчас (2 – 3 миллиарда им платит). Этого уже не будет. Поэтому еще большие будут проблемы. И сегодня потерять партнерство с Беларусью – только умалишенные в Литве могут пойти на это. Потому что до 10 миллионов тонн грузов мы переваливаем в портах. Порты сегодня живут за счет нашей продукции. Да, мы честно сказали, чтобы наши партнеры в Литве понимали, что мы прорабатываем и другие альтернативные варианты. И как только договоримся по портам в Ленинградской области, в Украине, по тарифам, то мы, конечно, яйца в одну корзину класть не будем. Это в Литве должны понимать. Но если мы будем видеть со стороны наших партнеров в Литве, в Латвии человеческое отношение к нам – а мы этого заслуживаем: мы им «деньги даем», свои товары там переваливаем, даем работу людям, – если они будут вести себя с благодарностью в отношении Беларуси, то мы с ними готовы сотрудничать.

Но у нас нет тут какой-то заданной политики: плохие литовцы, плохие латыши, завтра пойдем к россиянам... У нас этого нет. Мы будем исходить из того, как организуют свою внешнюю, внутреннюю политику по отношению к нам литовское, латвийское руководство. Нормальную – тогда мы тоже будем по-человечески к ним относиться, будем развивать сотрудничество. Нет – значит, нет.

Но еще раз, отвечая на ваш вопрос: чтобы я уж так думал о том, что у нас мир перевернется в отношениях с Европейским союзом, когда там будет председательствовать Литва, – я так не думаю.

По поводу перемещения лиц через границу, вопросы реадмиссии, которые литовцы всегда поднимают, приграничное сотрудничество, другие вопросы. Если они будут засылать самолетики на нашу территорию, мы будем только ужесточать охрану Государственной границы. Поэтому вопрос лежит не в нашей плоскости. И я как Президент непосредственно несу за это ответственность. Я буду делать все, чтобы обеспечить безопасность наших границ, тем более что я старый пограничник, я знаю, что это такое. Поэтому нам эти вопросы задавать не надо. Они сами вляпались в историю и дали толчок тому, что мы более пристально сегодня смотрим на сотрудничество вблизи наших границ.

Гусаченко С. (корреспондент Агентства телевизионных новостей, телеканал Беларусь 1): Александр Григорьевич, в свете последних интеграционных преобразований – ЕврАзЭС, Таможенный союз, Единое экономическое пространство, на горизонте маячит Евразийский экономический союз – как-то в сторону ушла тема Союзного государства Беларуси и России. Об этом сейчас, прямо скажем, и говорят, и пишут немного, но в то же время весьма активно обсуждается, например, тема поставки нефтепродуктов в нашу страну, причем ее довольно охотно комментирует посол России в Минске. Возникает вполне логичный вопрос: неужто тема углеводородного сырья настолько актуальна и принципиальна, что важнее перспектив союзного строительства Союзного государства?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Если говорить о позиции российского посла в Беларуси, то он в своих рассуждениях выглядит иногда весьма экзотичным. Что, допустим, можно сказать о его рассуждениях, когда, например, я был в Москве, и мы с Путиным и премьер-министром договорились по всем вопросам (у нас есть обязательства перед россиянами, у них перед нами есть обязательства и по нефти, и по природному газу – мы все это взвесили, договорились), а он в это время, давая интервью, начинает опять рассуждать про эту, как я называю, «мазню» – смесители, растворители и так далее. Ну, весьма экзотичный человек. А через неделю уже реальные вещи появились – мы действительно договорились. И России надо перерабатывать нефть – она будет перерабатывать на наших нефтеперерабатывающих заводах, чем больше, наверное, тем лучше, тем более что у нас продвинутые заводы. Им нужны высокооктановые бензины, ракетное топливо, которые мы делаем очень качественно. Они заинтересованы в том, чтобы мы поставляли это в том числе и в Российскую Федерацию. Владимир Ильич Семашко (В.И.Семашко – первый заместитель Премьер-министра) здесь присутствует − он вел эти переговоры. Он им прямо говорит: «Если доходность в России будет такая, как на Западе, зачем нам везти на Запад − мы продадим в России. Добро?» – «Добро». – «Давайте, чтобы не было неразберихи, на первый квартал – исходя из годового объема 23 миллиона тонн (договаривались, что переработка нефти будет примерно на 2 миллиона тонн больше, чем в прошлом году). За первый квартал утрясем все вопросы по балансам». Нет, тут, видите ли, послу захотелось высказаться... Ну, высказался…

Но я говорю: кто внимательно эти вопросы отслеживает, тот дал оценку высказываниям посла и его компетентности.

Не надо зацикливаться на этих вопросах. Иногда МИД и послы слишком мало знают о том, что происходит в реальных отношениях между государствами, особенно на самом высоком уровне.

Что касается Союзного государства. Могу коротко сказать, что ЕЭП, ВТО и прочее – это пока что урезанные экономические отношения, урезанные в экономическом отношении союзы. Нам в ЕЭП еще до 2015 года, пока появится этот экономический союз (как мы его будем называть вместо ЕЭП), надо пройти очень длинную дорогу. И если мы ее пройдем, то мы в Евразийском экономическом союзе не достигнем того уровня сотрудничества в экономике, который существует в Союзном государстве. Ведь в Союзном государстве мы и по правам человека, и по военным направлениям, и по сотрудничеству МИД, и по другим вопросам продвинулись и создали вообще целостные системы: как в одном едином государстве. В ЕЭП и Евразийском экономическом союзе мы в наше с вами время вряд ли подступимся к решению этих вопросов.

На последней встрече с Президентом России, обсуждая эту тему, я открыто, как вы мне, задал этот вопрос. На что Президент России (он не ожидал этого вопроса) мне сразу же перечислил: «Смотри, в отношениях между людьми мы сделали это, в оборонном пространстве мы сделали это, это, это… Когда, – говорит, – у нас еще это в ЕЭП будет…

Поэтому Союзному государству быть! Мы спокойно функционируем в его рамках. Да, у нас там нет каких-то неимоверных прорывных направлений. Наверное, мы еще к этому не подошли, не созрели для этого. А главное – вы еще не созрели для кардинальных решений, не говоря уже о российском обществе. Поэтому этих прорывов и нет. Они могут плохо закончиться. Пример тому − Евросоюз.

Поэтому я абсолютно спокойно смотрю на те процессы, которые происходят у нас в отношениях с российским государством в рамках строительства Союзного государства. Нам надо закрепиться на тех высотах, которые мы смогли взять. Может, мы, может, кто-то после нас, основываясь на этих достижениях, продвинется дальше. Но я все-таки надеюсь, что это будет в наше время.

Гусаченко С.: Спасибо.

Громыко И. (Могилевская область, Глусская районная газета «Радзіма »): Уважаемый Александр Григорьевич, в обществе сейчас активно обсуждается вопрос внедрения дифференцированной оплаты услуг ЖКХ, в частности электроэнергии. Нужно ли в ближайшей перспективе этого ожидать? И каких преобразований ожидать в этой сфере? Возможен ли приход частников в сферу ЖКХ?

Лукашенко А.Г.: Что касается дифференциации оплаты электроэнергии, я не знаю, стоит ли наше Правительство упрекать в этом плане. Думаю, что нет. Я уже говорил, что по ЖКХ оплата у нас всего примерно 20 процентов, и даже при дифференцированной оплате электричества население не платит 100 процентов. Если бы киловатт-час, допустим, стоил 100 долларов и вы платили 100 долларов при нынешней ситуации, можно было бы о чем-то говорить. Но пока еще мы далеки от полной оплаты при этой дифференциации.

Да, определенное количество расходуешь электричества – плати по этой цене. Если ты хочешь расходовать сверх этих объемов, тогда надо и больше платить. Почему, допустим, вы, у которой маленький холодильничек стоит в углу на кухне, расходуя совсем небольшое количество электроэнергии, и тот человек, у которого три холодильникаи один морозильник отдельно стоят на огромной кухне, должны быть поставлены в равные условия и он должен платить столько же? Наверное, небедный человек. Да они и вопросов не ставят (я не слышал), чтобы платить дифференцированно.

А вообще, я вам должен сказать, это только у нас еще такая идет возня: для всех «лампочка Ильича» горит одинаково, на счетчике накрутилось столько – плати по одним и тем же тарифам.

Сегодня надо понимать, что мы еще пока себя не обеспечиваем на 100 процентов дешевой электроэнергией.Более того, мы часть электроэнергии закупаем за пределами нашей страны, и нам это недешево. И население сегодня не покрывает на 100 процентов своими деньгами оплату электроэнергии. Мы дотируем из бюджета, собираем со всех и дотируем. По ЖКХ где-то, по-моему, то ли 11, то ли 17 триллионов только в прошлом году мы из бюджета выплатили дотаций. Это огромная сумма, потрясающая! Конечно, потихоньку надо от этого уходить, но это с ростом заработной платы.

Что касается прихода частника в ЖКХ. По-моему, где-то 20, а может, чуть больше у нас частников работают в ЖКХ. У нас сотни товариществ, по-моему, товариществ собственников (или как они называются) сотни. Но однажды я уже замечание делал Правительству, после того как Якубович (П.И.Якубович – главный редактор газеты «Советская Белоруссия») прошелся по некоторым товариществам… Пять-семь чиновников создали товарищества, в 3 раза дороже берут за услуги с жильцов этих домов. Но главное, что они ведь создали это товарищество, не посоветовавшись, не спросив у того, кто должен платить. Белорусы же доверчивые: а… это, наверное, Президент создал их, ну надо платить в 3 раза больше. И когда мы коснулись этого вопроса, видим: туда частник приходит, чтобы больше в карман положить.

Поэтому я обратил внимание Правительства, чтобы мы и местные органы власти очень аккуратно формировали подобные частные или получастные структуры.

Все должно быть прозрачно и сознательно. Все должно идти от людей. Хочешь ты частную компанию и чтобы она обслуживала – пожалуйста, создавайте, нанимайте и обслуживайся в частной компании. Хочешь в этом плохом ЖКХ – иди туда, там обслуживайся. Если ты хочешь вот это товарищество создать, то вы должны собраться и вместе проголосовать. Но если ты не хочешь – значит, тебя будет обслуживать ЖКХ. Вс е должно быть на добровольной основе.

На это я обратил внимание Правительства. И мы будем более пристально за этим следить. И спасибо вам, журналистам, которые тоже видят эти проблемы и нам подсказывают, обращая наше внимание на них.

Нет никакой закрытости здесь. Но надо понимать, что прийти в ЖКХ – а это самая бедная, скажем откровенно, структура, система – и надеяться на то, что ты там заработаешь, как на продаже оружия или на переработке нефти или еще на каких-то продажах, калийных удобрений, нельзя. Мы будем контролировать очень жестко. И будем ориентировать частников, чтобы они придерживались уровня цен и тарифов жилищно-коммунальных услуг государственных организаций.

Громыко И.: Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Если же у вас будет желание создать эту организацию, мы поддержим, но только честно, не обдирая народ!

Дерко А. (Чашницкое районное радио): Добрый день, Александр Григорьевич!

Беларусь – это социально ориентированное государство, и это факт, на различных уровнях разным категориям населения оказывается колоссальная поддержка. Вместе с тем, к сожалению, сегодня можно сказать, что сформировалась небольшая группа, так скажу, социальных иждивенцев, которые не хотят работать, не хотят предпринимать каких-либо действий для самостоятельного повышения собственного достатка. В ближайшее время планируется ли на законодательном уровне уточнить этот момент?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Здесь присутствуют министр (М.А.Щеткина – министр труда и социальной защиты) и Тозик (А.А.Тозик – заместитель Премьер-министра), они вам много могут рассказать, что у нас уже эта дифференциация существует. Есть Щеткина, она здесь? Дайте ей микрофон, она вам расскажет. Перечислите, что эта дифференциация существует, и мы «наклоняем» и будем «наклонять» подобных иждивенцев, бомжей, для того чтобы они работали. Как это у нас принято по детям: бросил ребенка – иди и работай. Не будешь работать – мы тебя заставим работать, чтобы ты содержал своего ребенка. Вы понимаете вопрос?

Щеткина М.А.: Да, Александр Григорьевич, совершенно верно. Сегодня речь идет прежде всего о том, что все равно всем этим людям нужны деньги, им нужно есть и они приходят за адресной социальной помощью. Комиссии специально собраны на местах, они дают отказы. Более того, мы сейчас законодательно урегулируем вопрос о том, чтобы комиссия имела право дать конкретную рекомендацию данному человеку, например трудоустроиться в течение месяца, не трудоустроился – больше тебе помощь не оказывается. Абсолютно все они на учете. 8 тысяч - из мест лишения свободы, 4 тысячи бомжей. Каждый человек известен. И с каждым индивидуально работают.

Лукашенко А.Г.: Но на законодательном уровне, министр сказала, нам надо принять решение. Не надо затягивать это.

Щеткина М.А.: Будет выполнено. Есть уже такие предложения.

Лукашенко А.Г.: Мы уже для этого созрели, давайте вносите предложения, и будем принимать решение. Чего там с ними возиться… 12 тысяч человек, как вы называли, это же мизер в нашем обществе (слава богу, что их немного). Но от этих и других, о которых вы говорите, намекая на то, что у нас еще есть такие, которые ни шатко ни валко вроде бы где-то работают, – на самом деле проку от них нет. И здесь будет усиливаться требование.

Я, может быть, жестко, признаюсь, обошелся с деревообработчиками, когда был подписан декрет, который фактически запрещает увольняться работникам, специалистам и руководителям этих предприятий по крайней мере до ноября, пока они не закончат модернизацию. Вы меня поймите: мы вырезали из бюджета и банков огромные ресурсы, выделили, мы гарантировали иностранные кредитные линии на миллионы, сотни миллионов долларов, закупили оборудование. И трудовые коллективы вместе с руководителями эту программу провалили. Я уже не говорю о том, что это же и потери солидные! Так кто за это должен ответить? Правительство, министр, который за это отвечал (вы видели, что разборки были жесткие), но и вы отвечайте, вы взяли деньги – пожалуйста, дайте мне предприятие. Сделаете предприятие – потом уходите. Но даже сейчас никто не заявил об уходе, потому что да, мы удерживаем людей, но и платить надо нормально, поэтому и зарплата выросла прилично. Но работать нормально начали.

То есть мы даже в таком публичном режиме заставляем подобных «иждивенцев» работать. А у нас это проблема. Даже по залу, когда вы задали этот вопрос, многие начали кивать головой. У нас это проблема, сохраненная еще с советских времен. И я прямо признавал, что в этом большая моя вина. Мы все радовались, что мы наш народ не бросили в омут свободного рынка. И не надо бросать людей в омут свободного рынка, потому что у нас этого омута нет, но и не надо ходить за каждым и гладить его, защищать со всех сторон, а он ходит и руководителю кричит: «Да ты мне все равно заплатишь! Завтра Президент с тобой разберется…» Каждый должен думать о том, как заработать для себя. А государство таких людей в беде не оставит, всегда поможет.

Поэтому, кроме иждивенцев, о которых сказала министр, явных иждивенцев, я упомянул о родителях, которые бросают детей и бомжуют. Кроме того, есть еще и подобные прикрытые, скрытые иждивенцы, которые ни шатко ни валко работают.

Но это уже общая атмосфера, общая ситуация в экономике, в стране, в обществе. И в этом отношении мы будем, конечно, поджимать таких людей, чтобы они думали о своих семьях, о детях, о себе, в конце концов: как поесть, одеться нормально и как жить дальше.

Дерко А.: Спасибо.

Ключник В.А. (заместитель главного редактора газеты «Звязда»): У снежні падчас саміту СНД у Ашхабадзе, якраз напярэдадні сустрэчы з міністрам замежных спраў Расіі Лаўровым, дзяржсакратар Злучаных Штатаў Амерыкі Хілары Клінтан заявіла, што амерыканскі бок хвалююць усе апошнія спробы постсавецкай інтэграцыі. Яны іх расцэньваюць не інакш як адраджэнне СССР. І іх не толькі гэта непакоіць, яны гатовы нават процідзейнічаць гэтай справе.

Як бы вы пракаменціравалі гэта меркаванне? І якія, на Ваш погляд, сёння маюцца рэальныя шляхі канструктыўнага супрацоўніцтва менавіта на постсавецкай прасторы?

Дзякуй.

Лукашенко А.Г.: Вы ведаеце, іх хвалюе тое, што адбываецца ў нас, на постсавецкай прасторы, дык нас хвалюе тое, што ў іх адбываецца ў Афганістане, Іране, на арабскай дузе. Нам гэта непрымальна. Нас тоже это волнует. Поэтому мы понимаем их волнение. Но мы же не воюем. Мы не взяли пистолеты, автоматы в руки и не пошли вдоль и поперек громить эти государства. И Россия, которую прежде всего Клинтон пыталась упрекнуть, тоже не воюет. То, что Россия пытается вокруг себя наконец-то цивилизованным образом, может быть, скажем прямо, собрать эти государства, в этом ничего плохого нет. И я как непосредственный участник это вижу. И знаете, может быть, России хотелось бы более быстрых шагов, может быть, более радикальных, но ни Казахстан, ни Беларусь на это не пойдут с бухты-барахты. Вы помните, когда-то у нас даже непросто было противостоять этому процессу, была так называемая волна единой валюты России и Беларуси в Союзном государстве. Я однозначно поставил вопрос: объясните мне, а зачем нам с крыши начинать строить дом и что это будет вообще означать? Никто на это мне не дал ответа. Значит, коль на этот вопрос нет ответа ни со стороны России, ни с нашей стороны, давайте покаотложим этот вопрос, значит, он не назрел. Но Россия против нас не стала воевать. А там идет война. Поэтому пусть волнуются за то, что происходит во всем мире. У них, видите ли, зона их жизненных интересов. Везде, куда ни ступи в мире, зоны интересов Соединенных Штатов Америки. Хвалюе вас гэта? Хвалюе! Мяне таксама хвалюе. Аднак мы не так хвалюемся, як яны.

А что комментировать? Она сегодня сказала, а назавтра все чиновники Госдепа начали активно опровергать, что она не это имела в виду. Ну так что, с похмелья брякнула, что ли?..

Что тут комментировать? Не знаю, что комментировать. Мы строим свои отношения исходя из наших интересов. И мы будем строить. И я знаю, что такая позиция у всех государств. Вот Таджикистан недавно решил вступить не в Таможенный союз, а в ВТО. Взял и вступил. Ну, это его право, его дело. Мы сегодня с Казахстаном, находясь в Едином экономическом пространстве, после вступления России в ВТО активно ведем переговоры по вступлению в ВТО. Пока не вступили. Но ничего, придет время – вступим, хотя мы фактически работаем сегодня уже на принципах, выгодных принципах, которые Россия выторговала на переходный период в ВТО. Мы работаем в ВТО, поскольку наш главный партнер по ЕЭП работает уже на этих принципах.

Поэтому ничего страшного. Мы видим ориентиры мировой экономики, всего миропорядка и ориентируемся, конечно, на это, но у нас есть собственные интересы.

Не переживайте, все будет нормально. Не волнуйтесь, что там кто-то за океаном что-то брякнул. Ну сказала и сказала... Мало ли что кто говорит. Пусть волнуются.

Грамович Л.Н. (главный редактор газеты «Зорька»): Позвольте мне озвучить вопросы юных корреспондентов.

Лукашенко А.Г.: Ну могли бы написать на tut.by или где-то еще, а я бы уже ответил.

Грамович Л.Н.: А у нас есть сайт, можно посмотреть.

Лукашенко А.Г.: Можно и на сайт. Я шучу, конечно.

Грамович Л.Н.: Уважаемый Александр Григорьевич, если не секрет, какое заветное желание загадал Глава государства на новогодние и рождественские праздники? Какие подарки как мудрый папа вы подарили своим близким?

И какие подарки, может быть, рукотворные, особенно тронули ваше сердце?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Вы хотите услышать честный ответ?

Грамович Л.Н.: Да.

Лукашенко А.Г.: Я вроде неплохой отец, согласитесь. У меня, кстати, никакого нет пиара, как некоторые пытаютсяобъяснить: «Ах, вот он с ребенком или с детьми где-то показался. Это кто-то умный (я цитирую) появился наконец в Администрации у Лукашенко, кто ему подсказывает, как себя вести». Глупость полная. Это полный бред. Я делаю, как вы. Что тут такого? Да, я дал команду Администрации Президента (грубовато сказал, могу повторить, если вам хочется): «Организуйте так, чтобы все жулики, бандиты, бизнесмены, чиновники − все пошли к детям». И спасибо всем этим категориям – они откликнулись.

(Смех в зале, аплодисменты.)

Что тут плохого? И я говорю: поеду к детям. Это у меня традиционно, я всегда к детям езжу, потому что святее детей для меня нет. Это мое кредо, мое личное отношение к детям. Потом я всегда на Рождество или чуть позже еду к старикам в разные дома. А вообще никто же не знает, в какой я дом поеду. Вы думаете, что Щеткина знала, куда именно я поеду? Это уже перед поездкой ей сказали. Помощник позвонил: «Президент поедет в дом для стариков, интернат». В какой дом поедет, что будет? Вдруг будет так, как на деревообработке. Все начинают готовиться: подчищают, подметают, кормят, поят, переодевают. Тоже неплохо.

Нам все завидуют, что у нас старики содержатся в таких условиях.

Вот я побывал там. Для меня было главным то, что 93 года – средний возраст в этом доме, что человек в среднем умирает в 93 года. Да у нас в обществе такого нет. А это − обездоленные старики. Значит, нормально относятся к ним. И меня же не проведешь: я вижу, где вчера покрасили и что-то сделали, а где нормальная ситуация. И не только я, все Правительство, все министры, ответственные люди поехали по детским домам, к старикам съездили. Я вот этим занимался. И здесь тоже нет никакого пиара. Просто хочу, чтобы мы не забывали: а) о детях; б) о стариках. Потому что отношение к старикам характеризует прежде всего власть и государство.

Я такое длинное вступление сделал, извиняюсь. Вы спрашиваете о том, что я подарил и что мне подарили. Честно скажу вам: мне, может быть, даже неудобно (это несколько расходится с вашим пониманием), но в моей маленькой семье нет такого трепета и заботы: что подарить, как подарить? Не потому, что проблем нет, что купить, подарить, а я никогда не заморачивался, как говорит молодежь, на этой теме. Малыш пришел, говорит: «Елку нам надо в доме поставить». – «Хорошо. А какую елку: искусственную или обычную?» Обычно мы ставим в доме искусственную елку. Потому что живая елка, во-первых, это мусор, а во-вторых, жалко: 2 недели постояла, ее выкидываешь, а она росла 7 или 10 лет. Мне как деревенскому человеку жаль. Мы купили искусственную елку и всегда наряжали ее с домашними. На этот раз мы все-таки решили поставить живую елку. У меня в резиденции есть эти лясные прыгажуні, и естественным образом они кучей растут, допустим, 20 елочек вместе. Если их не прореживать, как это делают лесники, то они начнут давить друг друга − в живой же природе так. Я приказал строго-настрого: «Вот идите туда и там вырубите эту елку, потому что ее все равно надо будет вырубать». Поставили и все. Что еще надо? Ну, Деду Морозу письмо написать. По электронной почте направил малыш. Дед Мороз под елку положил подарок – какое-то пневматическое оружие.

Ну и малышам (у меня же двое детей взрослых, у них малыши) – какие-то по мелочи подарки. Вот и все . Такого нет, чтобы я дрожал, переживал сутками, как, может, вы, бегал по магазинам. У меня совсем другие проблемы, и я был отвлечен на множество других вопросов. Поэтому в моей небольшой семье нет этой «электрической» напряженности.

Если уж правду говорить о том, как подарил, что подарил... Это обязательно книжки. Меньше всего для детей игрушек, потому что кто-то все равно подарит. Мы обычно игрушки собираем и несем в детский сад, куда ходил Николай, потому что он не будет заниматься с этими игрушками, у него проблем сейчас с учебой, спортом предостаточно.

Для взрослых детей… Я даже не знаю, по-моему, им никакие подарки в этот Новый год не дарил. Точно, наверное… Уже на малых больше смотришь.

Главный подарок – это Президентская елка. Это всем. Это моя забота. Забота несколько необычного человека, я этим живу. И если я вижу, что вы радуетесь, ваши дети радуются какому-то моему шагу, то для меня больше ничего не надо. Это правда.

Ну, вот так, путано. Если я смог ответить на ваш вопрос…

Грамович Л.Н.: От имени детей за новогоднюю акцию «Наши дети», которая прошла не только масштабно, но и очень душевно, большое спасибо. И очень важно, что все мы, взрослые, почувствовали себя волшебниками и мудрыми родителями. Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Так будет всегда.

Лагвинович А. (Брестская областная газета «Заря»): Александр Григорьевич, не так много времени остается до проведения чемпионата мира по хоккею 2014 года. Для Беларуси, помимо прочего, это хорошая возможность заявить о себе как о современном государстве, полноправном члене международного сообщества. Удовлетворены ли Вы тем, как идет подготовка к этому значимому событию именно с точки зрения формирования имиджа страны?

Лукашенко А.Г.: Когда возник вопрос о проведении чемпионата мира по хоккею в нашей стране, тогда, помните, у нас министром внутренних дел был Наумов, он отвечал за федерацию хоккея, мы проводили Рождественский турнир. Фазель (Рене Фазель – президент Международной федерации хоккея) об этом узнал, ему понравилось, он посмотрел ближе на нашу страну, ну а Наумов, всегда человек раскованный, говорит: «Ну а чего у нас тут что-нибудь такое не организовать?» – «Давайте спланируем: этот год занят, этот тоже, давайте на 2014 год посмотрим, может, чемпионат мира. Но вы должны бороться за это». И мы так спокойно, нецеленаправленно, можно сказать, начали заниматься этим вопросом. Втянулись в него – победили. Нас признали, что мы можем проводить этот чемпионат мира.

Я хочу сказать, что мы не думали об имидже, о том, какие это выгоды будут. Но я знал одно: чемпионат мира – это неплохо, это встряхивает общество, по крайней мере столицу, это поднимает людей, повышается спортивный тонус. Пусть мы его не выиграем и даже призовое место, может, не займем, но все-таки польза будет очень большая. Ну и, думаю, что это, наверное, будет как минимум не в убыток. Потом, в процессе подготовки, мы началидумать об имидже, о том, что люди приедут, посмотрят, мы инфраструктуру подтянем, как всегда это бывает, и потихоньку-потихоньку в этот процесс втянулись.

Вы спрашиваете: доволен я или нет? Скажу вам откровенно, что я глубоко в эти проблемы еще не погружался. Я контролирую основное. Нам надо, кроме «Минск-Арены», иметь еще одну площадку для проведения игр – это «Чижовка-Арена». Мы ее вовремя построим, я в этом убежден абсолютно.

Да, нам надо увеличить число гостиниц. Конечно, мы сразу столько гостиниц не построим, но приспособим санатории. Цены, конечно, будем контролировать: мы не хотим, чтобы нас критиковали, как поляков и украинцев, что на чемпионате мира по футболу были заоблачные цены. Все должно быть прилично. Потому что от имиджа ничего не останется, если люди уедут с настроением, что белорусы – хапуги, драли три шкуры и так далее. Но это неубыточно будет. Многие предлагают места под Минском. Санатории готовятся. Мы не против, готовьтесь, чтобы было красиво, хорошо, уютно для хоккеистов, для туристов.

Второе направление – гостиничное. Инфраструктура вроде бы более-менее нормальная.

То есть мы готовы принять чемпионат мира 2014 года.

Вчера Премьер-министр мне докладывал, что обозначено 11 направлений в подготовке к чемпионату мира 2014 года. И вроде более-менее успешно вопросы решаются.

К этому вопросу я вернусь где-то к сентябрю текущего года. Будут очень серьезный анализ и контроль уже науровне Президента.

Лагвинович А.: Спасибо.

Гришкевич А.Т. (корреспондент УП «БЕЛТА»): Александр Григорьевич, Вы уже коснулись темы взаимоотношений Беларуси и Китая. Мой вопрос в продолжение этой темы. Как известно, в марте на сессии китайского парламента состоится избрание нового Председателя КНР, которым должен стать Си Цзиньпин, нынешний генеральный секретарь ЦК Компартии Китая. На Ваш взгляд, сохранится ли преемственность той политики, которая проводилась прежним руководством Китая по отношению к Беларуси?

Спасибо.

Лукашенко А.Г.: Вы сказали о конкретном человеке. От него действительно многое зависит. Если исходить только из этого критерия, наши отношения улучшатся. У нас очень хорошие личные отношения. И притом не по-китайски– по-славянски откровенные.

Китай – империя тысячелетий, они более спокойные, где-то замкнутые, много думают, прежде чем решить. Ну, знаете, это и хорошо, у нас этого не хватает, мы более открыты. Так вот мы с ним строим свои отношения на открытости. Он был у нас, мы с ним встречались, очень открыто разговаривали. У нас с этим человеком блестящие отношения. Очень хорошие.

Поэтому если говорить о личных отношениях, а они накладывают большой отпечаток на отношения государств, то здесь у нас все нормально.

Что касается наших отношений с Китаем, то здесь тоже можно только в хороших тонах оценивать. Очень хорошие с Китаем отношения, хотя многим это не нравится. Я хочу, чтобы вы понимали: наши тесные отношения с Китаем будут всегда встречать большое противодействие, потому что Евросоюз категорически не приемлет продвижение Китая к его границам, даже экономически. Но нам выгодно то, что предлагает Китай. Он всегда отзывается на то, что мы просим.

Допустим, технопарк под Смолевичами. Если этот замысел будет реализован, то мы дополнительно получим 45 миллиардов долларов. Понимаете, Китай готов привлечь в нашу страну самые передовые компании, которые будут здесь работать. Кому это выгодно? Нам и Китаю. Другим - не очень. И тут начинается… Дошли до того, что Лукашенко такой-сякой, Тозик-комиссар привез или привезет китайцев то ли 100, то ли 50 тысяч, они будут жить в Беларуси. Да Господь с вами, китайцы никогда и не просили нас о том, чтобы столько людей жили у нас. И вообще такой темы никогда не было. Но надо ж общество взбудоражить, надо взвинтить… Кто это делает? Наши доморощенные. По чьему заказу? Оттуда. Поэтому надо спокойно это воспринимать. Ну неужели мне кто-то миллиардную взятку дал, что я буду действовать не в интересах белорусского народа?!

Ну никогда же такого не было и не будет.

Поэтому у нас блестящие отношения с Китайской Народной Республикой.

Китай где-то осторожничает, где-то мы осторожничаем. Это естественно. Как я говорил, мы смотрим, как мир развивается, чтобы никого излишне не напрячь, не насторожить, мы спокойно идем своим путем.

Китайцы нам здорово помогают. Попросили мы у них: перенесите производство недорогой машины к нам, пускай у нас будет производство легковых автомобилей, а то мы по 500 тонн автомобили делаем, а легковушки – нет. Вчера мне Премьер доложил, показал этот автомобиль – они уже собираются, хорошие автомобили. То есть мы просим – они нам помогают. Почему у нас должны быть плохие отношения? У нас будут с Китаем хорошие отношения. Они складываются десятилетиями. И этого курса мы будем придерживаться.

Когда мне начинают говорить о том, что мы уж слишком с Китаем тесно сотрудничаем, то я называю конкретные цифры и задаю вопрос: «Вы готовы заменить нам сегодня Китай?» – «Нет». – «Тогда что вы нам претензии предъявляете?» Мы же с Китаем не дружим против кого-то – мы дружим в интересах Беларуси и Китайской Народной Республики. И будем дружить.

http://president.gov.by/press140878.html


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение