Россия, Москва

info@ia-centr.ru

А. Тер-Погосян: Бремя иностранных инвесторов в РК.

22.06.2008

Автор:

Теги:
 

 

 

В нефтяных и газовых проектах с участием иностранных фирм в Казахстане Президент Н. Назарбаев следует той же стратегии, что и в геополитике. Казахстан формирует цели многовекторной  внешней политики,  умело балансируя между основными державами и их интересами в регионе- Россией, КНР и США. Руководство страны привлекает  инвестиции крупных  иностранных компаний, но в то же время строит контрактную систему так, чтобы последнее слово оставалось за «КазМунайГазом». Эта схема необходима для того, чтобы минимизировать потенциальное влияние чьей-либо компании на экономику и политику Казахстана.

  Например, первым китайским приобретением в Казахстане стала возможность добывать нефть  недалеко от Актобе в Западном Казахстане. CNPC получила 60% долю в этом проекте в 1997 году, во время переговоров по строительству нефтепровода  в Синьцзянь. Проект простаивал несколько лет, по большей части из-за низких цен на нефть, но в середине 2006 года трубопровод был достроен, в начале 2007 года в Актобе добывалось уже 120000 баррелей в сутки. В августе 2003 CNPC выкупила 35% в нефтегазовом проекте Северное Бузачи, на севере Казахстана, а затем   оставшиеся 65%  компании Chevron спустя 2 месяца.

   Еще одним крупный проект КНР в Казахстане стартовал в августе 2005, когда CNPC приобрела казахские холдинги Канадской компании PetroKazakhstan. CNPC заплатила высокую цену за PetroKazakhstan- 55 долларов за акцию, другими словами 10, 26$ за баррель резерва ( для сравнения PetroChina- 8,09 за баррель,  ONGC-8.63$ за баррель). Индийская ONGC  хотела приобрести PetroKazakhstan, также как и Лукойл, но CNPC предложила более высокую цену. [1] Это приобретение стало важнейшим звеном в китайской энергетической стратегии, так как  увязано с недавно завешенным трубопроводом Атасу-Синьцзянь.

Изначально ONGC  предложили 3.9 миллиарда долларов за PetroKazakhstan, в то время как CNPC предложил 3.6 миллиарда, но затем китайская компания подняла цену. Аналитики считают, что индийское правительство не достаточно продуманно работало по проекту и не использовало все возможности для поддержки желания ONGC приобрести канадскую компанию. [2]

   Некоторые аналитики полагают, что Казахстан пытается уменьшить количество западных инвесторов, в пользу азиатских партнеров, которые в большей степени "вписаны" в казахстанскую манеру ведения бизнеса.[3] Тем не менее, попытки Китая приобрести казахстанские активы не всегда оказывались успешны. CNPC и Sinopec потерпели неудачу  в 2005 пытаясь выкупить долю British Gas (16.67%) в проекте Кашаган.  Вскоре после приобретения PetroKazakhstan, казахстанское правительство заставило PetroKazakhstan продать 1/3 компании КазМунайГазу, с условием, что эта доля будет полностью оплачена за счет будущего дохода.

   Помимо нефтяных контрактов, основная цель китайской деятельности в Казахстане связана с планами по транспортировке  природного газа. КазМунайГаз и CNPC договорились о создании проекта газопровода из Казахстана в Китай. Первая фаза вступит в действие в 2009 году, вторая фаза будет завершена в 2012. [4]

Кроме китайских компаний Казахстан активно сотрудничает с индийскими. В 2005 году начались переговоры между КазМунайГазом и ONGC по разработке нефтяных и газовых месторождений на Каспии. В 2006 году Казахстан предложил индийской компании 25% акций на месторождении Сатпаев в районе Каспия, с возможностью увеличить долю компании до 50%, когда будет добываться нефть. [5]

Но как бы там ни было, сотрудничество между Казахстаном и Индией географически ограничено. Казахстан не граничит с Индией, поэтому трубопровод нужно будет проводить через территории Афганистана, Пакистана или Ирана. Каждый из этих маршрутов повлечет за собой ряд серьезных экономических и политических проблем.

Если отталкиваться от формальной статистики, то казахстанский нефтегазовый сектор получает прибыль от широкого круга иностранных инвесторов - американских, итальянских, английских, российских и китайских. Американские компании владеют 27% от всех прямых инвестиций в Казахстан, примерно 11.8 миллиардов долларов с 1993 по 2006 год. [6] Казахстанская политика диверсификации инвесторов означает, что влияние Китая будет расти ло определенного предела.

С другой стороны, западные инвесторы нередко входят в "клинч" с казахстанскими чиновниками, как это было на рубеже 2007-2008 года. Причиной разразившегося скандала стало очередное перенесение консорциумом (Северо-Каспийский проект) сроков начала разработки месторождения с 2008 г. на второе полугодие 2010 г. и увеличение затрат по проекту с 57 млрд. долларов до 136 млрд. долларов. Тогда Правительство Казахстана объявило о своем намерении лишить итальянскую компанию ENI статуса оператора проекта в консорциуме Agip KCO, сделать «КазМунайГаз» оператором и в четыре раза повысить долю Казахстана в проекте. Нажимая на нужные клавиши Казахстан добивается уступок и действует в точном соответствии с пословицей: про корзину и яйца.

 Поэтому, вряд ли можно допустить, что в ближайшее время Казахстан может стать нефтяным придатком своего гигантского соседа - КНР. Казахстанские политики и бизнесмены  успешно, по крайней мере до сегодняшнего момента, уравновешивали интересы национальных нефтяных компаний с интересами иностранных инвесторов,  обеспечивая выгодность заключенных контрактов для Казахстана. И даже шли на пересмотр ранее заключенных соглашений.

  Понятие «многовекторная энергетическая политика» означает политику диверсификации нефтяных и газовых контрактов, учитывая возможности ключевых партнеров, например России, Китая, США. Казахстан безусловно находится в самой лучшей ситуации в Центральной Азии, если говорить о ресурсной базе и транзитном положении. Развивая энергетические проекты с КНР, Индией и США, Казахстан обеспечивает себе дополнительную безопасность на "углеводородном фронте". В России это должны понимать. 

   Государственная политика Казахстана в основном фокусируется на положительных аспектах иностранного инвестирования, поэтому Казахстанская пресса редко критикует Азиатские или Западные компании. Тем не менее, в прессу "вбрасываются" данные  о  том, что китайские и индийские компании нарушают законодательство Казахстана в области экологии, торговли и использования казахстанской рабочей силы.



[1] Petroleum Economist #72 ( Октябрь 2005)

[2] Laxman Kumar Behera. "China deals a blow  to India's aspiration in Kazakhstan. www.iags.org/n0119064.htm

 

[3] Petroleum Economist. ( 23 октября 2005)

[4] Благов Сергей. Назарбаев убеждает Россию в необходимости энергетического сотрудничества.

www.euraianet.org/departments/insight/articles/eav032007a.shtml

 

[5] Himendra Kuma, "Kazakhstan offers  25% stake to ONGC-Mittal JV in Oil block". www.rigzone.co,/news/article.asp?a_id=37095

 

[6] U.S. Department of State Background Note:Kazakhstan, february 2007. www.state.gov/r/pa/ei/bgn/5487.htm

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение