Россия, Москва

info@ia-centr.ru

В поисках второго президента

23.12.2012

Автор:

Теги:


Неужели придется выбирать между плохим и худшим?

Тема президентского преемника – одна из самых интригующих в Казахстане. И хотя в последнее время споры вокруг нее поутихли, интерес к ней по-прежнему велик. Сегодня мы вместе с политологами решили еще раз "прошерстить" властную элиту страны на предмет определения потенциальных преемников на посту главы государства.

Остаются сильнейшие

В настоящее время нет никаких предпосылок для ухода с политической арены нынешнего президента и прихода нового. Тем более что существует высокая вероятность того, что лидер нации будет баллотироваться на этот пост и в 2016 году (такой прогноз в одном из своих интервью дал его советник по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев). Впрочем, такая перспектива не повод расслабляться: естественная конкуренция внутриэлитных групп в борьбе за кресло президента по-прежнему велика, а посему список потенциальных преемников корректируется в перманентном режиме.

Так, руководитель сектора внутренней политики Института политических решений Максим Казначеев наиболее вероятными кандидатами из числа лиц, входящих в ближайшее окружение президента, называет председателя Ассоциации KAZENERGY Тимура Кулибаева, депутата парламента Даригу Назарбаеву и главу КНБ РК Нуртая Абыкаева. В качестве фигур, которые в обозримом будущем могут формально выполнять президентские обязанности, но при этом окажутся фактически дистанцированы от процесса принятия реальных решений, политолог выделяет заместителя генерального секретаря ООН Касым-Жомарта Токаева и руководителя администрации президента Карима Масимова.

В свою очередь, генеральный директор Информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства Алексей Власов ставит Токаева в один ряд с такими кандидатурами, как министр обороны РК Адильбек Джаксыбеков и аким Астаны Имангали Тасмагамбетов. Именно эти фамилии, считает российский эксперт, сегодня прочно закрепились в списке преемников президента.

Примечательно, что на Тимура Кулибаева как основного претендента на пост главы государства указали все эксперты, с которыми мы разговаривали в процессе подготовки статьи. По мнению политолога Талгата Мамырайымова, на это во многом повлияло то, что о его потенциальной способности стать вторым президентом Казахстана неод нократно заявлял на всю страну Ермухамет Ертысбаев. На взгляд советника, именно этот политик "сможет продолжить стратегический курс президента". И хотя сам Кулибаев отказывается от такой чести, он обладает большим политическим потенциалом и на данный момент выступает наиболее реальным кандидатом, уверен Т.Мамырайы мов.

Но возможна, по мнению аналитика, и другая, как бы промежуточная, фигура (президент на один срок) – уже упомянутый Нуртай Абыкаев, контролирующий самую мощную в Казахстане силовую структуру. Заметим, что эта персона, так же как и Кулибаев, присутствует во всех прогнозах политологов. "Вряд ли кто-либо из существующих кандидатов способен сохранить баланс сил элитных группировок и, соответственно, стабильность в Казахстане после Н.Назарбаева. Но вместе с тем этого достичь вполне по силам Абыкаеву, который, видимо, уже сейчас является наиболее влиятельной после президента фигурой во внутриэлитном поле", – поясняет Т.Мамырайымов.

Интересно, что относительно кандидатуры Дариги Назарбаевой мнения экспертов принципиально разделились. Неоднозначное отношение к ней сложилось и среди населения. Дело в том, что ее публичная активизация время от времени зашкаливает до таких пределов, что в обществе возникает ложное восприятие этой фигуры как одного из главных кандидатов на пост президента. "Но я думаю, что ее политические амбиции не соответствуют реальному потенциалу, – говорит редактор биографической энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане" Данияр Ашимбаев. – Опыт ее предыдущих явлений – "асаровский" период, "хабаровский" период, информационные войны "нулевых" – на мой взгляд, негативен. Возможно, это хорошая певица, но она не всегда понимает, что своей так называемой политической деятельностью дискредитирует отца".

Круг проверенных лиц

Назарбаевская система попадания в узкий круг преемников – это одновременно простой и в то же время достаточно сложный механизм. Как отмечает Д.Ашимбаев, условно есть две группы кандидатур: первая – это те люди, которые занимают посты, по Конституции дающие им возможность возглавить страну "в случае чего", а вторая – это ближний круг главы государства, его соратники, которые находятся в своего рода резерве.

К первой группе согласно 48-й статье Основного закона относятся спикеры сената и мажилиса, а также премьер-министр, т.е. на данный момент Кайрат Мами, Нурлан Нигматулин и Серик Ахметов. Причем опыт показывает, что Н.Назарбаев очень щепетильно подходит к подбору кадров на эти должности. "Вспомним ситуацию, которая сложилась после принятия Конституции в 1995 году, – рассказывает Д.Ашимбаев. – Несмотря на то, что пост вице-президента был фактически упразднен, полномочия Ерика Асанбаева были продлены до тех пор, пока не был сформирован первый состав сената. И после избрания Омирбека Байгельди на пост спикера верхней палаты Асанбаев тут же был отправлен на дипломатическую работу. Иными словами, несмотря на то доверие, которое президент оказывал Акежану Кажегельдину (тогдашний премьер-министр – прим. ред.), он не хотел, чтобы этот человек хотя бы на протяжении полугода имел формальную возможность стать президентом".

Хотя Н.Назарбаев все эти годы не собирался (и не собирается) досрочно покидать пост ни по политическим причинам, ни по состоянию здоровья, он, по наблюдениям политолога, тщательно подбирал кадры, которые были как бы "вице-президентами": "Омирбек Байгельди, Оралбай Абдыкаримов, Нуртай Абыкаев, Касым-Жомарт Токаев, Кайрат Мами – это те люди, которых президент много лет видел в работе. С одной стороны, они формально отвечали требованиям, которые Нурсултан Абишевич предъявляет потенциальным кандидатам на пост главы государства. С другой, они никогда не вели самостоятельную игру, направленную на "ускорение конституционного сценария". Заметьте, после смены спикера сената в прессе на протяжении двух-трех недель идет активное обсуждение вопроса о потенциальном преемничестве, но потом оно стихает. Все рано или поздно понимают, что никакой сменой власти не пахнет, да и сами спикеры сената, не будучи дураками, поводов для подобных разговоров не дают".

Что касается второй группы, то у главы государства есть ближняя гвардия – люди, которые работали с ним много лет, которых он проверял в разных ипостасях – и акимами, и министрами, и послами, и депутатами… Именно их в самых критических ситуациях президент бросает вперед, чтобы посмотреть, как они справятся (и зная, что большинство из них справится).

- В этот круг очень тяжело попасть, но вылететь из него, в принципе, очень легко, – говорит главный редактор энциклопедии "Кто есть кто в Казахстане". – Перечислим по алфавиту: Нуртай Абыкаев, Имангали Тасмагамбетов, премьер-министр Серик Ахметов (дебютант списка), Адильбек Джаксыбеков, аким Алматы Ахметжан Есимов, вице-премьер Крымбек Кушербаев, Тимур Кулибаев, Карим Масимов, глава Счетного комитета Аслан Мусин (президент, как мы видим, не стал его "добивать"), Касым-Жомарт Токаев (он хоть и далеко, но его потенциал "здесь" не исчерпан). Это люди, которые находятся на достаточно важных постах, которых президент очень много раз проверял и достаточно сильно им доверяет. Есть немало других потенциальных кандидатов, но, на мой взгляд, основными являются названные фигуры.

Если рассматривать деятельность каждого кандидата в преемники, то у него можно найти множество как плюсов, так и минусов. Человек может быть хорошим акимом, но плохим министром, хорошим вице-премьером, но плохим дипломатом. В узких кругах обсуждается потенциал тех или иных политиков, но простым обывателям трудно дать качественную, адекватную оценку их возможностей.

- Последние 23 года страной управляет Нурсултан Абишевич. Других людей в этом кресле мы не видели, никто даже временно не исполнял его обязанности, не брал на себя его полномочия в тех или иных вопросах. У Назарбаева настолько большой опыт и авторитет, что психологически сложно спроецировать их на другое лицо. Поэтому прогнозировать, кто из них станет хорошим президентом, я бы не стал. К тому же сейчас глава государства создает новую конфигурацию, и хотелось бы посмотреть в течение ближайших нескольких месяцев, как эти люди себя покажут, – резюмирует Д.Ашимбаев.

Ловушки для преемника

По наблюдениям политолога Досыма Сатпаева, short list конкретных персон, которые при определенных условиях имеют шанс занять главный кабинет Ак Орды, пока не подвергался сильным изменениям. Из него выпал разве что Рахат Алиев. И то, скорее всего, временно…

Эксперт также предлагает разделить этот список на две условные группы, только уже по другому принципу: члены семьи президента (Тимур Кулибаев и Дарига Назарбаева) и все остальные. Остановимся подробнее на второй группе, которая довольно обширна, но в основном состоит из "старой гвардии", которая, по словам политолога, больше заинтересована в сохранении status quo после ухода из политики первого президента. Главная задача представителей этой группы – максимально растянуть бесконфликтное существование действующей системы. Но здесь есть две ловушки, уточняет Д. Сатпаев:

- Во-первых, трудно управлять политической системой, которая была создана под конкретного политика, обладающего определенной харизмой в качестве верховного арбитра в межэлитных столкновениях. Во-вторых, политика консервации ради консервации рано или поздно приведет к эффекту "парового котла". То есть преемственность в сохранении социально-политических и экономических мин замедленного действия ничего хорошего не даст. Есть еще фактор "темной лошадки", который значительно усилится в случае затянувшей борьбы за власть, способной привести к появлению временных, транзитных, марионеточных фигур, представляющих те или иные группировки. Но главная опасность заключается в том, что в случае возможной смены власти в Казахстане не будет ни одного дееспособного политического института, который смог бы выступить амортизатором и подушкой безопасности. Искусственное поддержание слабости политических институтов в случае ослабления верховной власти грозит переместить политическую борьбу за пределы закона, в сферу новых теневых игр и насилия. Как ни печально, но в нашем случае любой сценарий политического развития, который исключает известное высказывание: "После меня хоть потоп", можно рассматривать как оптимальный…

В нынешней политической элите Казахстана Досым Сатпаев не видит ни одного государственника, способного встать выше групповых, жузовых или региональных интересов. Нынешнюю элиту составляют те люди, которые получили власть и собственность не благодаря своим талантам и способностям, а только потому, что оказались в нужном месте в нужное время рядом с нужным человеком. На взгляд политолога, проблема Казахстана заключается в том, что ни один из действующих политических игроков после прохождения точки бифуркации, связанной с уходом первого президента, не будет иметь автоматически приобретенной легитимности, которая позволила бы ему законсервировать или реформировать данную политическую систему.

- Представители элиты уравнены в своих притязаниях на власть, – говорит он. – Они изначально загнаны в ловушку противостояния "преемник – антипреемник". Поэтому выбирать приходится не между хорошим и плохим кандидатами, а между плохим и худшим. Думаю, что в этом плане можно согласиться с тем мнением, что в "сумеречной зоне", связанной со сменой власти в Казахстане, для нас может быть интересен испанский опыт трансформации власти после ухода Франсиско Франко из политики. Речь идет о принятии своего аналога "Пакта о законодательных и политических действиях на этапе перехода к демо кратии" (пакт Монклоа), который заложил основу сотрудничества между разными политическими силами для достижения общенациональных целей. Но тут необходимы воля к сотрудничеству и осознание этих общенациональных целей. А для этого требуются политическая смелость и дальновидность, что довольно тяжело найти в нашей элите, где привыкли жить одним днем.

По прогнозам Досыма Сатпаева, любая политическая сила после первого президента рано или поздно начнет видоизменять политическую и экономическую систему под себя, даже если она будет декларировать преемственность его политики. Начнет она с банального передела собственности, который расколет элиту и общество. Поэтому говорить о преемственности вряд ли стоит. Это во-первых.

А во-вторых, если успеют реализовать сценарий с трансформацией президентской системы в президентско-парламент скую за счет сокращения функций и полномочий второго президента и повышения роли законодательной ветви власти, то в этом случае, скорее всего, надо будет говорить о коллективном преемнике в лице парламента. Хотя, сетует политолог, время для реализации этого сценария уже упущено. Коллективных преемников в стране тоже нет.

Автор: Сауле Исабаева

Источник - camonitor.com


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение