Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Окруашвили просчитался?

11.12.2012

Автор:

Теги:



Автор: Георгий Калатозишвили, Тбилиси. Специально для «Вестника Кавказа»
В Тбилиси продолжается судебный процесс над бывшим министром обороны, экс-министром внутренних дел и бывшим генпрокурором Грузии Ираклием Окруашвили, который считается знаковой фигурой «постреволюционного» периода грузинской истории. Он был ближайшим соратником Михаила Саакашвили по «революции роз», поэтому президент доверил ему ключевые должности в своем правительстве.

Окруашвили слыл бескомпромиссным прокурором, еще более жестким министром внутренних дел, а на должности министра обороны отличился тем, что ввел войска в Кодорское ущелье Абхазии, сделав тем самым значительный шаг к войне 2008 года - военные действия во время конфликта вокруг Южной Осетии развернулись, в том числе, и на абхазском направлении. Наконец, Окруашвили стал проявлять политические амбиции и президент решил от него избавиться, назначив на «пенсионную» (с точки зрения бывшего силовика) должность министра устойчивого экономического развития - так несколько непонятно называлась новая должность. Но Ираклий отказался, заперся в своем тбилисском дворце и целый год не общался с журналистами. Он ждал своего часа, который настал осенью 2007 года, когда в Тбилиси вспыхнули массовые акции с требованием отставки президента Саакашвили. Многократный «экс» Окруашвили перешел в открытую оппозицию главе государства и правящей партии, обвинив своего бывшего друга во всех смертных грехах, намекнув на причастность президента к убийству бывшего премьер-министра Зураба Жвания, погибшего на конспиративной квартире 3 февраля 2005 года «от удушья угарным газом», а также известного бизнесмена Бадри Патаркацишвили, скончавшегося, по официальной версии, «от сердечного приступа» в феврале 2008 года. Кроме того, Окруашвили заявил журналистам, что Саакашвили заказал жестокое избиение бизнесмена и депутата Валерия Гелашвили после того, как тот нелестно отозвался об «первой леди» страны Сандре Руловс.

Власти сразу возбудили против Окруашвили уголовное дело по обвинению в вымогательстве доли бизнеса у владельца миноритарным пакетом акций сотового оператора «Джеосел» Джемала Сванидзе. Ираклия арестовали, но в тюрьме он пробыл лишь несколько дней: Саакашвили было невыгодно превращать его в харизматичного лидера объединенной оппозиции, поэтому бывшему генпрокурору предложили сделку: полное признание, уплата залога и изгнание из страны. А чтобы ему было «легче» думать над предложением, поместили в тюрьму, где сидели десятки людей, отправленных им за решетку в бытность грозным и бескомпромиссным прокурором.

Окруашвили счел за лучшее признаться в вымогательстве (тем более, что обвинения вовсе не были высосаны из пальца), заплатил залог в 6 млн дол., нажитых непосильным трудом на госслужбе и уехал во Францию, где вскоре получил политическое убежище. Несколько месяцев спустя тбилисский суд приговорил его к 11 годам лишения свободы заочно.

Другом России Окруашвили никогда не был. Достаточно вспомнить его беспрецедентно хамское высказывание о качестве грузинского вина, поставляемого в РФ, а также разного рода демарши во время обострения в Южной Осетии в 2004-2005 годах. Однако, будучи изгнанником, «революционер» решил примириться с Москвой. По крайней мере, он дал несколько интервью российским СМИ, обвинив Саакашвили в поддержке терроризма на Северном Кавказе. А в мае 2011 года, когда в Тбилиси вновь шли массовые акции протеста под предводительством экс-председателя парламента Нино Бурджанадзе, Окруашвили связался со своими бывшими сослуживцами и соратниками по оппозиционной Грузинской партии, призвав их выступить на стороне Бурджанадзе и обещав вернуться в страну 25 мая. Речь шла о том, что он не прилетит из Парижа, а якобы вторгнется из Южной Осетии вместе с частями спецназначения ГРУ Российской армии.

Все активисты Грузинской партии, арестованные по обвинению в создании незаконных вооруженных формирований и попытке свержения власти, показали на допросах, что Окруашвили уверял их в существовании некоей договоренности лично с Владимиром Путиным о совместных усилиях по свержению президента Грузии. Более того, для поднятия боевого духа сторонников, он утверждал, что уже находится во Владикавказе и ждет часа X.

Суд над участниками «путча 2011 года» начался в Тбилиси 20 ноября 2012 года. В тот день, неожиданно для всех, Ираклий Окруашвили вернулся из Парижа и был арестован в тбилисском аэропорту. Его перевели в глданскую тюрьму номер восемь. Формально он будет отбывать свой 11-летний срок за вымогательство, однако перед вылетом из Парижа экс-министр записал обращение к нации, в котором объяснил, что возвращается для участия в процессе, начавшемся 20 ноября.

Естественно, Окруашвили рассчитывал на то, что парламентский комитет по правам человека внес его имя в список «политбеженцев режима Саакашвили» и надеялся на скорое освобождение. Но тут начались неожиданности. Его исключили из списка «политбеженцев» и не ввели в другой список – лиц, против которых прежние власти возбудили уголовные дела с политической подоплекой. В этом списке 190 фамилий. Мотивацию новых властей понять нетрудно: если бы Окруашвили объявили «политзаключенным», его следовало немедленно освободить, а освобождать одного из столпов «режима Саакашвили» новой команде явно не хочется. Иначе непонятно, почему бывший министр внутренних дел, бывший министр обороны и экс-министр исполнения наказаний Бачана Ахалая должен сидеть в тюрьме, а Ираклий Окруашвили, к которому претензий гораздо больше за его действия в 2004 году, – освобождается из тюрьмы. «Это то же самое, если бы Берия посадили, а его предшественник Ежов гулял на свободе», - заметил в беседе с «Вестником Кавказа» один из лидеров правящей коалиции «Грузинская мечта» Коба Давиташвили.

Адвокат Окруашвили Звиад Кордзадзе сообщил «Вестнику Кавказа», что кроме приговора 2008 года, против Окруашвили возбуждено еще три уголовных дела, включая то, которое сейчас рассматривается в суде. «Если он не будет оправдан по всем четырем делам, то останется в тюрьме», - с явным сожалением в голосе отметил Кордзадзе, давая понять, что, Окруашвили ошибся вернувшись на родину.

На что же рассчитывал бывший соратник президента? На следующем заседании суда ему будет предоставлено слово, и он намерен вновь обвинить президента Саакашвили в разных преступлениях, «заработав» тем самым себе свободу. Но эти обвинения могут быть востребованы правительством Иванишвили только в том случае, если против Саакашвили запустят процедуру импичмента. А этот вопрос еще не решен. Западные СМИ и ряд влиятельных политиков, в том числе генсек НАТО и руководители Евросоюза уже выражали недовольство «политически мотивированными арестами и избирательным правосудием в Грузии». Иванишвили намекнул, что не намерен портить отношения с Западом, когда Саакашвили, по его словам, «осталось всего несколько месяцев до конца второго и последнего срока президентства». Таким образом, эти несколько месяцев могут превратиться в долгие годы для некогда всемогущего Ираклия Окруашвили, который эффектным ходом собирался вернуться не только в страну, но и в грузинскую политику.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение