Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Северный Кавказ: призыв по убеждению

18.11.2012

Автор:

Теги:

Автор: Евгений Николайчук специально для "Вестника Кавказа"
В России в разгаре осенняя призывная кампания. Уклонисты с их уловками давно перестали быть ее основной проблемой, и большинству военкоматов легко удается закрыть планы набора на радость командования. К сожалению, эта радость неведома работникам военкоматов республик Северного Кавказа – их контингент российской армией не востребован.

Осенний призыв этого года оказался менее масштабным, чем весенний. Как заявил заместитель начальника российского Генштаба Василий Смирнов, в период с 1 октября по 31 декабря 2012 года в войска будет призвано 140 тыс. 100 человек, тогда как в ходе весеннего призыва-2012 служить в российскую армию и на флот направились 155 тыс. 570 новобранцев.

Число призывников должно сократиться примерно на 10%, и это, безусловно, должно положительно повлиять на качество призывного контингента. Впрочем, о качестве можно будет говорить лишь в конце января, когда оборонное ведомство подведет окончательные итоги призывной кампании. А пока в очередной раз наблюдается неприглядная картина, тщательно вуалируемая военными: они не хотят видеть в рядах новобранцев призывников из республик Северного Кавказа.

Мы давно привыкли к тому, что всякий россиянин призывного возраста пытается любыми правдами и неправдами "откосить" от армии, пополняя сплоченные ряды уклонистов. Но еще пару лет назад никому и в голову не пришло бы, что сама армия может уклоняться от призывников. Тем не менее, это факт – с 1991 года Минобороны фактически отказалось от новобранцев из Чечни, а с 2011 года - из Дагестана. Этой осенью призыв в республике был чисто символическим – 179 человек.

Вооруженные силы испытывают проблемы с комплектованием - сказалось сокращение срока службы до одного года. Даже в так называемых бригадах постоянной готовности некомплект личного состава составляет от 30 до 50%. На Кавказе, напротив, дают взятки, чтобы взяли в армию. Но военные все равно стыдливо отказываются. Причина лежит на поверхности: военачальники считают, что в высоком уровне неуставных отношений и откровенной уголовщине в армии виноваты кавказцы.

В старые добрые времена в армии бытовала поговорка: один чеченец в роте – рубаха-парень, двое – земляки, трое – рота неуправляема. Хотя практика Советской армии показывала, что порядок в таких "интернациональных" подразделениях зачастую поддерживали именно чеченцы, не допуская ни малейших проявлений межнациональной розни. А самая махровая "дедовщина" начала процветать тогда, когда новобранцев стали набирать одним призывом и одной национальности. Землячества, группировки, молодежные течения, "качки", каста, грубая сила – наружу полезли все молодежные пороки, причем характерные не только для российской армии.

Отцы-командиры почему-то считают, что многие представители республик Кавказа испытывают болезненное пристрастие к демонстративному унижению сослуживцев, которым не посчастливилось родиться горцами. Да, они, как правило, физически крепче призывников из спившихся русских деревень и рабочих окраин, но главное – они всегда держатся вместе, что нехарактерно для многих славян, предпочитающих группироваться по иным признакам.

Заставить любое землячество, живущее по своим законам, соблюдать воинский устав – это задача офицеров взводного и ротного звена, которые зачастую сами испытывают дискомфорт от неустроенности собственного армейского быта и поэтому выполняют свои обязанности, спустя рукава. Весомую лепту в развал армейской системы воспитания внесло и значительное сокращение института офицеров-воспитателей. Исчезли такие понятия, как "патриотизм", "политико-воспитательная работа", а вслед за ними – и воинская дисциплина. И неважно, в какой среде – в моноэтнической или в интернациональной.

Однако командиры решают проблему проще, хоть и говорят об этом с неохотой - армия должна быть боеспособной, для этого нужен единый язык и отсутствие конфликтов: "Межэтнические конфликты в армии в последние годы участились, с языком всегдашняя проблема, а помимо чеченцев, нам хватает дагестанцев с ингушами. Кроме того, в случае Чечни, очевидно, существуют опасения в неблагонадежности в связи с недавними войнами".

Негативный резонанс в обществе тоже понятен: армия в России - настоящая повинность, и освобождение от нее одних народов за счет других воспринимается как национальное неравенство и противоречит Конституции. Владимир Путин в своей статье по национальному вопросу защищал бюджетные трансферты Кавказу как раз с позиций равенства регионов. А тут оказывается, что права у жителей Кавказа те же, что у всех, а вот обязанностей на одну меньше…

Интересно, что обвиняют военные в "кавказской проблеме" руководство Северо-Кавказского военного округа. Дескать, оно распределяет призывников таким неуклюжим образом, своими руками создавая "гремучую смесь" на дальних рубежах нашей родины. Даже аббревиатуру "ДВО" (Дальневосточный военный округ) приморские шутники давно расшифровывают по-своему - Дагестанский военный округ, потому что уже многие годы призывников из Дагестана самыми крупными партиями забрасывают на край земли российской. Причина оказывается, проста: как считают в Генштабе, чем дальше "конфликтный" контингент служит от Центра, тем легче им управлять. Да и в случае ЧП проще избежать шума.

А молодые кавказские ребята хотят служить. Весной в Чечне прошел первый за 20 лет военный призыв, но пока в армию взяли самых настойчивых. Добровольцев оказалось так много, что пришлось объявить конкурс на уровне престижного вуза - 100 человек на место. Новобранцы остались в республике и пополнили специальный моторизованный батальон внутренних войск – в "большой" России они не востребованы, хотя для них армия не просто служба, а карьера. В следующем году большинство срочников уже изъявило желание продолжить военное дело и заключить контракт.

Увеличить долю дагестанских призывников в российской армии попросил нового министра обороны и глава Дагестана Магомедсалам Магомедов. Он сказал, что раньше обращался с этим вопросом к Сердюкову, но "понимания не нашел". По словам Магомедова, молодые люди из Дагестана хотят в армию, но ради этого им приходится идти на различные ухищрения - вплоть до оформления московской прописки, чтобы пойти служить по столичной квоте. Может, в обновленном Министерстве обороны его просьба все же будет услышана?

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение