Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Религиозный разлом в грузинском селе

17.11.2012

Автор:

Теги:



Автор: Георгий Калатозишвили, Тбилиси. Специально для «Вестника Кавказа»
В селе Нигвзиани Гурийского региона продолжается противостояние христианского и мусульманского населения. Напряженность там нарастает после 25 октября, когда местные христиане не позволили мусульманам провести традиционную молитву. В дальнейшем встал вопрос о праве мусульман жить в Нигвзиани и молиться в соответствии со своей верой. Правозащитные организации предупреждают, что если новые власти не вмешаются в конфликт и не обеспечат религиозное равноправие жителей, инцидент может привести к серьезным последствиям для всей страны.

Грузины-мусульмане появились в селе Нигвзиани 25 лет назад, когда в соседней Аджарии произошла экологическая катастрофа: селевые потоки накрыли десятки сел, оставив без крова тысячи аджарских семей. Руководство Грузинской ССР приняло решение расселить пострадавших по всей стране. Естественно, тогда мало кто обращал внимание на религиозные различия. В условиях коммунистического режима не могло быть и речи о конфликте на этой почве. Тем более речь шла о представителях одного и того же этноса: грузины-мусульмане (аджарцы) и грузины-христиане мирно уживаются в самой Аджарии и не было, казалось, никаких оснований опасаться за последствия расселения аджарцев в других регионах. Действительно, аджарцы, в течение долгого времени, мирно жили в том же селе Нигвзиани, как и многих других регионах страны, исполняя свои религиозные обряды в соответствии с обычаями предков. 

Однако конфликт, возникший во время праздника Курбан-байрам, произошел не на пустом месте. Судя по всему, часть местного населения была давно недовольна тем, что соседи придерживаются других обрядов и традиций. 25 октября молодые люди перекрыли дорогу мусульманам, демонстративно шедшим в молельный дом. Мечети в Нигвзиани нет. Местом для моления стал дом одного из жителей – аджарца Автандила Цинцкалашвили. «Разумеется, в своем доме он имеет право создать мечеть и молится, но мы не допустим, чтобы это превращалось в демонстрацию», - заявил один из местных жителей, пытаясь объяснить журналистам позицию христиан. Кроме того, жители-христиане недовольны частым приездом в Нигвзиани для молитвы мусульман из других сел, где обустроить молельный дом не удалось даже в частном порядке.

Полиция вмешалась, чтобы предотвратить столкновение, только когда две стороны уже стояли «стенка на стенку» в центре села. Жители Нигвзиани окружили дом Цинцкалашвили, но ворваться туда не посмели. Они выставили главное требование: «Молится в частном доме не запрещаем, но это не должно носить характер демонстрации и в религиозных обрядах не должны участвовать жители других сел». Жители-мусульмане отвечают, что у их религии есть свои обряды, а запрещать приходить в молельный дом жителям других сел было бы столь же нелепо как вводить пропуска в местную церковь.

Неправительственные организации (НПО), специализирующиеся на защите прав человека, также обращают внимание на полную абсурдность требований, выдвигаемых частью жителей Нигвзиани. «Запрет на демонстративное отправление религиозных обрядов нарушает фундаментальное право на самовыражение, – заявил «Вестнику Кавказа» лидер НПО «Либеральная инициатива» Мамука Кардава. – Если религиозный обряд требует совместного прохода к молитвенному дому, то запретить это равнозначно запрету на молитву и на веру».

В пылу полемики некоторые в Нигвзиани договорились до того, что в селе должны жить только христиане. «Мы не против, чтобы аджарцы здесь жили, но они должны принять христианство», - с «простодушной откровенностью» заявила Кетеван Гирдаладзе. А мусульмане в ответ говорят, что скорее уедут из Гурии обратно в Аджарию, потому что в автономии им никто не запрещает молиться по мусульманскому обряду. Кроме того, в Аджарии есть мечети, а в Гурии – ни одной. В данный момент в Нигвзиани 1200 человек исповедуют христианство и примерно 200 - ислам.

Властям пока удается тушить пожар, но надолго ли у них хватит на это ресурсов? Причем, у многих наблюдателей возникает логичный вопрос: почему конфликтная ситуация возникла сразу после выборов, на которых победила «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили и власть в стране поменялась хотя и не полностью, но в значительной степени.

Вопрос примечательный, поскольку жителям Нигвзиани не нравился молельный дом, а также обряды части односельчан и в прежние времена. Сама молельня обустроена еще три года назад. И все это время местные мусульмане спокойно исполняли свои обряды, - молились вместе с жителями других окрестных сел. Почему же нигвзианцы-христиане не выражали протест раньше, во всяком случае не окружали дом Цинцкалашвили и не перекрывали дорогу верующим? Ответ однозначен - потому, что при полновластии президента Саакашвили и грозного министра внутренних дел Вано Мерабишвили реакция властей на разжигание религиозной розни была бы предельно жесткой. В полном соответствии с международными обязательствами по защите религиозного равноправия граждан, власти наверняка арестовали бы всех зачинщиков и отправили их в тюрьму по соответствующей статье уголовного кодекса. Нигвзианцы это прекрасно знали, а один из парадоксов демократии проявился в том, что сразу после победы на выборах более «мягких», демократичных сил, отвергающих силовые или карательные методы при решении сложных вопросов, в селе возник конфликт на почве ксенофобии, а новые власти явно не знают что с этим делать и как быть.

Хотя бытует и другое объяснение – в окружении премьер-министра Иванишвили есть люди, открыто выражавшие в ходе предвыборной кампании свои «специфически» взгляды по религиозной и межнациональной тематике. Например, теперешний министр по делам беженцев и расселению Давид Дарахвелидзе в пылу встречи с избирателями, сетовал на то, что «гражданство Грузии дается всяким неграм, которые заполнили наши города», а грузины, по его мнению, «должны жениться только на грузинках». Кроме того, вице-спикер парламента от «Грузинской мечты» Мурман Думбадзе обвинил одного из своих оппонентов в том, что у того отсутствуют грузинские гены и он по определению не может понять проблем страны.

Судя по всему, окружая себя подобными персонажами в предвыборный период, Иванишвили пытался расширить социальную «базу поддержки» своего движения в обществе, значительной части которой до сих пор чужда религиозная и этническая терпимость. Но сейчас премьеру придется думать о том, как загнать обратно в бутылку джинна, которого сам же выпустил для победы над Михаилом Саакашвили. 

Посольства западных государств уже отправили в свои столицы шифрограммы с подробным рассказом о новых тенденциях, возникших в Грузии после смены власти и неспособности правящей команды достойно ответить на сложный вызов. А очевидная разница в подходах к подобным эксцессам Саакашвили и Иванишвили лишь укрепляет позиции все еще действующего президента на Западе, что важно в процессе продолжающейся борьбы двух команд в преддверии президентских выборов. Но для страны и грузинской государственности гораздо существеннее и опаснее разлом, который может произойти на линии Аджария – Грузия. Ведь за происходящим в Нигвзиани внимательно следят в самой Аджарии, где грузины-мусульмане составляют значительное большинство населения. Наконец, инцидент в Нигвзиани продемонстрировал, насколько Грузия (несмотря на все старания прозападных реформаторов) еще далека от национально-гражданской идентичности и как все еще хрупка ее социально-политическая конструкция.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение