Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Политика перезагрузки себя исчерпала»

11.11.2012

Автор:

Теги:
Алексей Пушков2В среду российский президент Путин направил своему американскому коллеге Обаме поздравительную телеграмму в связи с его победой на выборах. В целом в Кремле весьма позитивно восприняли информацию о победе Барака Обамы на выборах и выразили надежду, что «позитивные начинания в двусторонних отношениях и во взаимодействии России и США на мировой арене в интересах международной безопасности и стабильности будут развиваться и совершенствоваться». В тот же глава думского комитета по международным делам Алексей Пушков созвал пресс-конференцию, где выразил свою позицию по поводу президентских выборов в США: «Обама на этих выборах был далеко не так силен, как четыре года назад. И Ромни правильно построил основной вектор своей кампании - на внимании к вопросам экономики, потому что именно здесь Обама был более всего уязвим. Но личности Ромни, его репутации не хватило для того, чтобы одолеть сильно ослабленного Обаму. Это не были выборы сильного кандидата против слабого кандидата. Это были выборы ослабленного Обамы против недостаточно сильного кандидата-республиканца, что, кстати, наводит на некоторые мысли относительно состояния американской политической элиты и американского лидерства, поскольку говорить о том, что это убедительная победа, общенациональная победа, довольно сложно. Это создает условия для углубления того раскола в американском обществе, который состоялся уже при Обаме и который мы видели прошлым летом, когда обсуждались вопросы о сокращении американского государственного долга. Демократы и республиканцы в течение месяца не могли найти общий язык и в самый последний момент приняли некое компромиссное решение по выходу из этой ситуации. Обаме не удалось решить задачу преодоления разделения на «правых» и «левых», республиканцев и демократов, разделения политики на идеологические лагеря. Произошло прямо противоположное: резко углубилось размежевание в американской политике. Теперь правоконсервативные силы, которые в ярости по поводу победы Обамы, легкой жизни ему не дадут. Будет продолжение тех конфликтов, тех баталий, тех идеологических схваток, которые мы видели в последние три года в США. Так что я предвижу достаточно сложное президентство для Обамы, когда ему будет довольно трудно проводить ту политику, которую он наметил. Уже было сделано заявление, что курс Обамы, как внутриполитический, так и внешнеполитический, будет примерно таким же».

Говоря о российско-американских отношениях, Пушков отметил, что они были важной составляющей предвыборной кампании: «Ромни даже попытался разыграть антироссийскую карту. Дополнительных голосов ему это не принесло, поскольку в общественном сознании в США за пределами достаточно узких лоббистских групп и некоторых политических кругов нет желания возвращаться к состоянию даже психологической «холодной войны» с Россией. Ромни, находясь под градом вопросов со стороны журналистов через пару месяцев после своего знаменитого заявления о том, что Россия является главным геополитическим противником Америки, заявил, что противник – это не враг, наш главный враг – Иран, а вот Россия – это наш геополитический соперник. Он скорректировал свое предыдущее заявление, потому что было ясно, что это не дает тех дивидендов, которые, по всей вероятности, его советники полагали, он получит от такого заявления. С какой-то точки зрения, я считаю, российско-американские отношения не превратились в критическую тему этих выборов, хотя, безусловно, присутствовали и занимали достаточно важное место, поскольку Ромни пытался поставить под сомнение политику перезагрузки».

Комментируя вероятность продолжения политики перезагрузки, Пушков подчеркнул, что высказывает свое личное мнение: «Политика перезагрузки в значительной степени себя исчерпала. Если рассматривать ее как некую тактическую сумму шагов, направленную на восстановление диалога между Москвой и Вашингтоном, то эта политика перезагрузки дала результат, потому что мы все помним, какие были отношения в последние месяцы пребывания у власти администрации Буша-младшего. Тогда даже личные отношения между Путиным и Бушем испортились, Кондолиза Райс постоянно занималась тем, что читала нам лекции и выдвигала какие-то требования. Пресса с достаточным основанием писала, что можно говорить о «риторической холодной войне» между Москвой и Вашингтоном. Если рассматривать перезагрузку времен первого президентства Обамы с точки зрения попытки преодолеть эту «риторическую холодную войну», то да, перезагрузка удалась. Она дала результаты, она привела к подписанию некоторых важных соглашений, например, соглашения СНВ-3 или, скажем, договоренности об американском и натовском транзите в Афганистан, и улучшила отношения официальные между кремлевской администрацией и Белым домом.
Если рассматривать перезагрузку с точки зрения вывода российско-американских отношений на некий качественно новый уровень, с точки зрения ее способности сблизить глубинные национальные интересы, геополитические интересы США и России, то в этом отношении она провалилась и не дала результатов. Ведь некоторые рассчитывали, что все-таки речь пойдет о некоем устойчивом и стабильном партнерстве. Вот этого, к сожалению, за исключением Афганистана и Северной Кореи, не произошло».

Камнем преткновения, по мнению Пушкова, стала сирийская проблема: «По Сирии у нас (хотя дипломаты подчеркивают, что у нас общие цели, но разные средства), это тот самый случай, когда средства настолько различаются, что возникают серьезные сомнения в общности целей. На мой взгляд, цель, которую ставит перед собой американская администрация, состоит не в создании демократической Сирии или сохранении единства Сирии. Главная политическая цель, которую они неоднократно заявляли и с которой постоянно выступала Хиллари Клинтон, состояла в том, что надо добиться ухода Асада. У многих создалось ощущение, что это единственная задача, которую ставят американцы в Сирии. А дальше-то что? Дальше, как нам говорили, будет демократия, свобода и процветание. Сейчас уже американская администрация корректирует свою первоначальную, совершенно не состоятельную и беспомощную позицию. Уже ясно, что уход Асада не приведет автоматически к выполнению установок, с которыми выступала американская сторона. Хиллари Клинтон уже заявила, что Сирийский национальный совет не является единственным представителем оппозиции, и вообще уже ставка делается на некую другую оппозицию, хотя до этого Сирийский национальный совет был как раз той самой организацией, которую надо поддерживать. Беспомощность американской политики по отношению к Сирии выражается в том, что начинается тихий отход от тех установок, которые были раньше. Но по-прежнему главная цель – свержение Асада, и по-прежнему непонятно, что дальше. Поэтому здесь перезагрузка не дала тех результатов, на которые рассчитывали оптимисты: стратегические установки России и США не сблизились, а по некоторым вопросам даже разошлись».

Прогнозируя возможность новой перезагрузки, Пушков сказал: «Если две стороны попытаются преодолеть накопившееся недоверие, начать с чистого листа, если американская сторона полностью придет к пониманию, что ей нужно работать с Владимиром Путиным, а не думать о том, что ей не нравится та Россия, которая существует сегодня, то можно попытаться добиться каких-то договоренностей. Если же в США возобладает позиция, что сначала должны произойти такие изменения во внутренней и внешней политике России, которые устроят Вашингтон, а потом мы будем перезагружаться, - я думаю, это довольно бесперспективно. Это нас ни к чему хорошему не приведет».

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение