Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Рамиз Мехтиев. Повестка дня остается неизменной - курс на модернизацию.

18.06.2008

Автор:

Теги:

 


От автора
 

Идея написать эту статью возникла не сразу. Давно намеревался высказаться по вопросам, над которыми не раз задумывался. Не скрою, подтолкнула меня сесть за письменный стол опубликованная мною  несколько месяцев тому назад в газете «Бакинский рабочий» статья «Определяя стратегию развития: курс на модернизацию», вызвавшая неподдельный широкий интерес в общественных кругах республики и которая позже была издана отдельной книгой. Мне довелось неоднократно слышать от национальных и зарубежных читателей как восторженные отзывы, так и мнения, расходящиеся с моими взглядами. Естественно, одна статья не могла вместить в себя весь круг актуальных вопросов, которых хотелось бы коснуться. Поэтому счел необходимым вновь вернуться к ряду затронутых в предыдущей статье тезисов и определить новые в контексте модернизационного курса страны.  

     *     *     *

Взаимоотношения внутри любого общества это, прежде всего, диалог поколений, когда одни пытаются показать и доказать, а другие воспринимают все это с меньшей долей энтузиазма и определенной долей сомнения. Эта жизненная аксиома всегда была и будет отождествляться с историческими процессами движения человечества к более рациональному будущему. Она символизирует комплекс связей внутри социума, который испокон веков сопутствует народам и государствам, не меняя своей сути. Соответственно, если в историческом контексте прошлого индивид противился влиянию новых социокультурных образцов и порой религии, предвосхищая все наукой, как это было, к примеру, в Европе в эпоху Реформации и Просвещения, то в условиях новых глобальных процессов он становится интегратором стремительных изменений, новшеств и инноваций, в корне перечеркивая все то, что обусловливает архаизм. Сегодня человек выступает как основной элемент формирующейся повестки завтрашнего дня, прогрессивной, рациональной и чаще всего скоротечной, ибо скорость исторического процесса существенно увеличилась.  
 
Всепроникающие и всепоглощающие интеграционные процессы, которые охватили земное пространство, латентно внедряют в сознание людей новые формы общения и поведения, стереотипы, которые изменяют социальную действительность и преобразуют общества, трансформируют массовую культуру потребления. То, что в прошлом казалось естественным и привычным, в условиях «глобальной деревни», «электронного коттеджа», «беспредела рыночной стихии» и «угрозы планетарного хаоса» выглядит устаревшим и изжившим себя.  
 
Еще совсем недавно, чуть более 20 лет тому назад, когда завершался распад Советского Союза, нам сложно было представить, что через каких-то десять лет мир будет всецело управляться информационными технологиями. Прогресс человечества в эпоху транспарентных финансовых границ, отсутствие барьеров для передвижения капитала, изменения геополитического и геоэкономического климата открыли новые перспективы развития, которые существенно отличаются от тех, что были совсем недавно. Они же стали формировать мироощущение нового поколения.  
 
Именно поколению «третьей волны» в будущем придется принимать самые важные и ответственные решения, от которых будет зависеть судьба нашего государства и общества. Поэтому, формируя стратегию государственной политики в начале XXI века, Президент Ильхам Алиев думает о поколении, которое завтра станет основным интегратором общественно-политического и социально-экономического развития Азербайджана. Ибо от стабильного, безопасного и благополучного развития этого поколения  зависит успех предстоящих дел и проектов.  
 
Политическая элита всегда, прогнозируя государственные задачи, связывает это с теми, кто сегодня представляет одну их самых активных социальных групп общества. По статистике молодежь сегодня в стране с населением 8 миллионов 600 тысяч человек составляет 31%. Это школьники, студенты, представители среднего бизнеса, топ-менеджеры, успешные управленцы. Вполне естественно, что среди них есть и те, кто еще не определил свой жизненный путь. Но в целом это люди, которые постоянно формируют микро- и макросреду социальной действительности Азербайджанского государства.  
 
В исторических процессах, которые переживал азербайджанский народ, молодежь всегда выступала важным звеном. В период народного движения в 1988-1990 гг. азербайджанская молодежь стояла в первых рядах тех, кто противился предательской политике М.С.Горбачева. В январе 1990 года десятки тысяч представителей молодежи вышли на улицы и площади Баку в знак протеста против попыток на государственном уровне отделить Нагорный Карабах от Азербайджана и передать его Армении, против несправедливой и предвзятой политики, проводимой руководством СССР в отношении азербайджанского народа. В результате карательных мер, осуществленных по приказу М.Горбачева советскими войсками и в значительной мере укомплектованными из армян, с невиданной жестокостью было убито 137 человек и ранено сотни невинных людей. И в основном это были школьники, студенты, молодые представители различных профессий. 
 
Защищая территорию страны, 20 процентов которой ныне оккупировано соседней Арменией, десятки молодых людей стали первыми национальными героями. Тысячи азербайджанских юношей героически сражались за каждую пядь азербайджанской земли, защищая ее от армянских агрессоров. Они помнили героизм своих дедов, воевавших против нацизма в годы Второй Мировой войны. В октябрьские дни 1994 года и мартовскую ночь 1995-го именно представители азербайджанской молодежи первыми встали на защиту государственного суверенитета и порядка, выступили против тех, кто с подачи некоторых зарубежных сил лелеял надежду превратить государство в марионетку, послушное орудие в чужих руках. 
 
Даже если исторические аналогии не всегда идентичны, в них весьма часто присутствует идеал для подражания. И каждый раз этот идеал выражал неизменную истину - азербайджанская молодежь была и остается опорой государственности.  
 
Посредством этой статьи я попытаюсь коснуться ряда вопросов, которые сегодня волнуют каждого гражданина Азербайджана, и, естественно, азербайджанскую молодежь. Я глубоко осознаю ответственность такого разговора, ибо говорить придется с публикой интеллектуально подготовленной. Более того, я уверен, что настало время поговорить открыто, непринужденно, даже если разговор происходит  через средства массовой информации. Важно понимать, что мы живем в эпоху ответственных решений и судьбоносных перемен. И от того, как и в каком качестве каждый молодой человек будет вовлечен в процесс строительства эффективной государственности, зависит успех в решении стоящих перед обществом непростых задач. Ведь мы не можем отделить себя китайской стеной от бушующих в мире «политических бурь». 


Новое состояние Азербайджана 
 
«Наша цель заключается в укреплении, приумножении мощи страны, в том, чтобы азербайджанский народ жил еще лучше, чтобы все стоящие перед страной задачи нашли свое решение, чтобы усилились наши позиции в регионе».

Ильхам АЛИЕВ


Независимость Азербайджана - свершившийся исторический факт. Наш народ, обладающий богатыми самобытными традициями государственности, шел к государственному суверенитету через сложные испытания на протяжении всей своей многовековой истории. Обретенная в 1991 году как следствие распада крупнейшей сверхдержавы независимость открыла широкие возможности для развития Азербайджанского государства как полноценного регионального актора. Однако понадобилось немало времени и сил, чтобы преодолеть издержки глубокой и неоднозначной перестройки страны, научиться самостоятельно определять темпы и глубину перемен в рамках сделанного нами выбора в пользу базовых ценностей демократии и рынка, без обеспечения которых современное общество и государство, претендующее на эффективное развитие и достойное место в мире, существовать не могут.  
 
Нам пришлось начать и реализовать глубокие и порой неоднозначные реформенные трансформации, которые одновременно обеспечивали возможность экономического и политического развития страны. Каждое движение вперед по направлению к новой политической и экономической структуре обеспечивалось неимоверным трудом и твердой верой в успех осуществляемых инициатив. В то же время необходимо было преодолеть весь политический и экономический разброд, оставленный в наследство от прежней политической системы. Сложность трансформации заключалась в том, что с конца 1991 г. до середины 1993 г., когда Азербайджан формально был независимым государством, не были учтены важнейшие факторы глобальной социальной действительности. Дело в том, что на пороге XXI века ведущая роль в трансформационных процессах принадлежала «человеческому фактору» - социально действующим лицам, их мотивационно-волевым и ментальным качествам и потенциям. Проблема формирования социальных акторов демократической трансформации как раз меньше всего интересовала тех, кто оказался у руля власти в те годы. Они не осознавали всей сложности и глубину процессов строительства нового государства. Они  не занимались  также разъяснением обществу смысла и механизма предстоящих политических и экономических реформ, не утруждали себя демократическим просвещением граждан страны, не заботились об укреплении связей между массовыми социальными группами путем создания организаций, в рамках которых эти группы могли бы осмыслить и защищать свои интересы на основе демократических ценностей.  
 
Впрочем, правильней было бы говорить о том, что в первые годы независимости вопрос в стране стоял не столько о политических ошибках демократических лидеров, сколько о вакууме такого лидерства вообще. В момент судьбоносного исторического перелома, вызванного крахом коммунистической власти и социалистического режима, в стране не оказалось реальных и даже потенциальных организованных политических сил, способных возглавить демократическое переустройство. Здесь сказалось, прежде всего, исторически длительное существование тоталитарной системы в СССР, в которой вся государственная жизнь находилась под строгим контролем Центра. Импульсы для жизнеустройства и управления экономическими и социально-политическими процессами в союзных республиках в тот период исходили только из Москвы. Поэтому за 70 лет коммунистического правления люди были полностью лишены возможности самостоятельной общественно-политической активности. Эти прописные истины государственного управления не были приняты во внимание в первые годы независимости. Но как некогда выразился известный французский экономист Жак Леон Рюэф, «главная задача правительства на каждом этапе - верно оценить долю прошлого, которую можно сохранить в настоящем, и долю настоящего, которую можно завещать будущему».  
 
Азербайджанское общество, разочаровавшись в советской системе, и в тех, кто находился у власти в 1992-1993 годах, осознавало, что к руководству страной должны прийти новые силы, которым по плечу решать сложные задачи конструирования независимого Азербайджанского государства. Ибо, «общество признает и уважает только те достоинства, которые доказаны на деле. Кто хочет знать, чего он стоит, может узнать это только от народа и, следовательно, должен отдать себя на его суд» (Гельвеций).  
 
В середине 1993 года на авансцену политической жизни выступила группа политической элиты во главе с Гейдаром Алиевым, основной функцией которой стал вывод страны из политической и экономической рецессии, ситуации обесценения национальной социоструктуры, политического беспредела, внешнеполитического дисбаланса и «пустых полок». На протяжении последующих нескольких лет, работая в крайне непростой ситуации, Президенту Гейдару Алиеву пришлось действовать решительно, чтобы осуществить целый комплекс радикальных мер по созданию стабильно функционирующей социально-экономической и общественно-политической структуры, предотвратить сползание страны к анархии. Политика, проводимая Президентом Гейдаром Алиевым, реализуемые им политические и экономические реформы позволили в эти годы смягчить тяжелые социальные последствия нескольких лет (1988-1993 гг.) реального безвластия в стране. Эти годы неустанной работы дали стране возможность добиться существенных успехов как в стабилизации политической жизни страны, так и в экономике.  
 
К 1998 году проводимые реформы стали давать зримые положительные результаты. В этот период стала возможной констатация факта, что независимое Азербайджанское государство состоялось. Это признавали как международные организации, так и посещающие страну высокопоставленные представители иностранных государств. Президент Гейдар Алиев, создав современное государство, в то же время определил стратегию его развития на годы вперед. Он шел впереди своего времени и четко обозначил стратегические задачи, которые стоят перед Азербайджаном. Он видел Азербайджан как важный стратегический плацдарм и выгодный экономический партнер мирового сообщества государств.  
 
С 2003 года результаты внутреннего развития стали естественным образом конвертироваться в возросшие финансово-экономические и политические возможности для продвижения национальных интересов на региональной и международной аренах. Азербайджан стал приобретать прочное основание для регионального лидерства, страна превратилась в уверенного и надежного субъекта международных отношений.  
 
Итоги «нефтяной стратегии» Гейдара Алиева дали возможность для интенсивного развития страны и ее трансформации в основного интегратора региональных процессов. Азербайджан стал не только значимым транспортным узлом, соединяющим Восток и Запад, но и выступил как существенный геоэкономический и геополитический плацдарм для реализации крупных транснациональных проектов. Он доказал мировому сообществу, что является последовательным партнером, с которым можно и стоит иметь дело.  
 
Естественно, во внутренних и внешних аспектах Азербайджан стал уделять первостепенное внимание вопросам экономического характера. Так как для завоевания должного места в конкурирующем мировом пространстве для начала необходимо просто уметь стоять на ногах. Поэтому важно было учесть, что именно экономическое благосостояние предопределяет суть и успех национального демократического транзита. Исходя именно из этого постулата, в первый период президентства Ильхама Алиева экономика стала приоритетным направлением проводимых им реформ. Такой подход был обоснован, так как необходимо было укреплять экономический базис государственной независимости, создать условия для устойчивого развития общества. В тоже время решались и политические задачи нового общества, и они носили эволюционный характер. Выполнялись взятые обязательства перед международными организациями, которые демократизировали политическое пространство и совершенствовали экономическую структуру государства.  
 
Сегодня проводимые политические и экономические реформы приобретают несколько иной оттенок. Это будет уже новый этап развития страны. Следовательно, новый смысл приобретает и адрес экономических реформ, цель которых заключается в полном освоении характерных черт постиндустриального общества. При этом политические и экономические реформы будут осуществляться параллельно, так как основная задача на последующие годы - демократическая консолидация азербайджанского общества. По сути, работа в этом направлении уже ведется. Как отмечает Президент Ильхам Алиев: «Реформы осуществляются в параллельном режиме, очень много внимания уделяется вопросам построения правового государства, демократизации общества. Создание мощной политической системы - это залог всех наших будущих успехов, потому что ни одно общество не может развиваться без прочных демократических институтов... 
 
Параллельно с этим осуществляются очень серьезные и кардинальные экономические реформы. Все это отражается на росте благосостояния населения, а также на укреплении нашего экономического потенциала, в целом - на укреплении позиций нашей страны на мировой арене» (см. «Бакинский рабочий», 27 мая 2008).   
 
Сколь часто не приходилось бы цитировать Ф.Д.Рузвельта, но его цитата «нужда и свобода несовместимы» как нельзя лучше олицетворяет идею взаимозависимого экономического и политического развития, реальное воплощение которой мы видим в стратегии деятельности Президента Ильхама Алиева. В то же время, касаясь аналогичной конвергенции, М.Мандельбаум в журнале «Foreign Affairs» весьма справедливо отмечает: «Ключом к установлению работающей демократии и, в частности, к учреждению института свободы, всегда была экономика свободных рынков. Институты, навыки и ценности, необходимые для обеспечения функционирования такой экономики, являются теми же, которые в политической сфере составляют демократию». 
 
2008 - 2013 годы - это время создания мощного промышленного производства и диверсификации промышленности. Интенсивное экономическое развитие страны поспособствует тому, чтобы рост промышленного потенциала стал для нас важным приоритетным направлением развития страны, процесс индустриализации пошел высокими темпами. Для этого имеются необходимые валютные ресурсы. На протяжении последующих лет откроются новые рабочие места, будут созданы новые предпосылки для перехода к постиндустриальному обществу.  
 
В то же время новый мощный импульс получит аграрный сектор экономики. Сегодня страна берет курс на обеспечение населения всеми видами сельскохозяйственной продукции, при этом вопрос продовольственной безопасности также обретает приоритетный характер.  
 
Эффективно работающая взаимосвязь политики и экономики позволила достичь того, что на протяжении последних лет Азербайджан стал значимой и наиболее интенсивно развивающейся страной постсоветского пространства. Согласно докладам международных организаций, по конкурентоспособности Азербайджан лидирует не только в регионе, но и находится в числе основных конкурентоспособных государств на постсоветском пространстве. По данным Международного Валютного Фонда, в предстоящие 6 лет рост дохода на душу населения в Азербайджане продемонстрирует самые быстрые темпы в мире (252.6%). Так, объем ВВП на душу населения в Азербайджане увеличится от 3.663 доллара США в 2007 года до 12.915 долларов США в 2013 году. Таким образом, если в 2003 году объем национального дохода на душу населения в Азербайджане был примерно равен таким же показателям (880 долларов США), что и в Армении (873 доллара США), то в 2013 году Азербайджан будет опережать соседа по аналогичным показателям более, чем в 3 раза. В 2013 году по ВВП на душу населения Азербайджан займет 56-е место среди представленных в отчете МВФ 181 страны. Таким образом, Азербайджан будет следовать за странами Европейского Союза, развитыми странами Северной Америки и Азии и нефтедобывающими странами Ближнего Востока. Сегодня Азербайджан (по отчету за 2007 год) в соответствии с текущими показателями занимает 91-е место.  
 
Наша задача состоит в том, чтобы и в дальнейшем обеспечить рост национальной экономики и сохранить ее лидирующую позицию среди республик бывшего союза. Не вдаваясь в детали экономических детерминантов, подчеркнем, что Азербайджан за последние пять лет сумел значительно избавиться от постсоветских трансформационных издержек, плавно перейдя в пространство с целенаправленно формирующимися основами либеральной экономики.  
 
Наряду с экономическим развитием, мы определили для себя открытое и демократическое общество в качестве приоритета нашего развития. Это наш стратегический выбор, важнейший вектор государственной политики.  Азербайджан вступил на путь глубочайших преобразований с учетом необходимости обеспечения всех прав и свобод граждан, верховенства закона и уважения своих вековых традиций. Однако важно помнить, что Азербайджан находится лишь в начале пути. Но при всем этом он уже обрел одно из фундаментальных условий успеха реформенного процесса - внутриполитическую и экономическую стабильность, которая обеспечивает наше поэтапное движение к намеченной цели.  
 
Национальный демократический транзит позволил реформировать азербайджанское общество на основе требований и условий глобальных трансформаций, которые определяют современную повестку дня. Опыт развитых стран свидетельствует, что основу представительной политической демократии образует демократия экономическая, свободный рынок. Поэтому мы также исходим из посыла, что «наилучшим способом укрепления демократии является поощрение распространения свободных рынков». Только свободный рынок может позволить сформировать дееспособный демократический режим, открытое гражданское общество и традиции, которые обусловливают состязательность и альтернативность общественного развития.  
 
Кстати, это олицетворяет и наш вековой опыт построения либеральной экономики. Если обратиться к прошлому, то можно увидеть немало примеров того, как в национальной истории осуществляется влияние экономической составляющей на трансформацию общественно-политического сознания народа. Как известно, Азербайджан был присоединен к Российской империи в 1828 году. Однако царское правительство не обладало необходимыми рычагами для управления экономикой региона. Вследствие этого в нефтяном секторе Азербайджана была создана так называемая откупная система, согласно которой царское правительство отдало на откуп частным лицам управление всеми нефтяными колодцами. В результате такой политики в Азербайджане сформировался социальный слой богатых нефтепромышленников, то есть национальная буржуазия. Именно благодаря их поддержке в конце XIX века в Азербайджане начали издаваться национальные газеты, появилась промышленная инфраструктура, оплачивалось образование группы студентов, обучающихся в лучших зарубежных университетах. Именно из их среды в последующем вышли видные общественно-политические деятели. Внедрение капитализма постепенно стало влиять на развитие общественно-политической мысли, способствовать формированию национального «Я», позволило демократизировать общественное сознание.   
 
Современное азербайджанское общество воспринимает демократизацию как важнейший социальный фактор национального развития. В этом подходе кроется понимание и осознание поэтапного, эволюционного, постепенного транзита в общественное, массовое сознание новых ценностных и поведенческих норм демократической трансформации. Однако, как и любой процесс, демократизация азербайджанского общества происходит с учетом исторических и культурных реалий национальной истории. Этот аспект мы никак не можем игнорировать. Важно понять, что всякое изменение социального климата в обществе после долгих лет неизменных политических императивов, может и должно осуществляться исключительно с учетом фактора общественного восприятия новых ориентиров и смены поколений.  
 
Демократизация в Азербайджане - процесс длительный, и охватывает несколько исторических контекстов. Следует учитывать, что во-первых, это переход из советской системы в независимое сосуществование в условиях расширения «третьей демократической волны», во-вторых - это установление базисных основ для начала демократизации, в третьих - создание необходимых условий демократизации, и, наконец, в четвертых - это поэтапная трансформация общественного сознания во взаимосвязи с экономическим развитием государства. Весь этот комплекс осуществляется на протяжении последних 15 лет, поэтапно сменяя друг друга. Только такая последовательность национального развития сулит успех демократизации азербайджанского общества.  
 
Главным фактором демократизации в условиях глобализации чаще всего считается происходящая под ее влиянием модернизация экономических и социальных структур. Так как экономическое развитие на основе современной технологии ведет к росту благосостояния, а оно, в свою очередь, открывает дорогу демократии. Еще в 1984 году С. Хантингтон писал:  «Взаимосвязь между благосостоянием нации и ее демократизацией довольна прочна» (Huntington S.P. Will More Countries Become Democratic? // Political Science Quartely. 1984. N.99. P.199). С.М. Липсет, специально исследовавший связь между уровнем экономического развития государства и их политическим строем, считал, что демократизация зависит от многих факторов, но уровень социально-экономического развития является ее «основным и необходимым условием». По его подсчетам, 74% стран с наиболее низким уровнем экономического развития имели авторитарный, 24% - «полудемократический» и только одна страна - Индия - демократический режим. Из стран с уровнем ниже и выше среднего демократическими были соответственно 11% и 39%, зато к этой категории относились все страны с развитой рыночной экономикой (Липсет С.М. и др. «Сравнительный анализ условий, необходимых для становления демократии», Международный журнал социальных наук, 1993, № 3, стр. 9).   
 
Взаимосвязь между экономическим и политическим развитием еще раз подчеркивает наш тезис о том, что демократизация является составной частью интенсивного экономического роста. Однако, наряду с этим, путь, избранный нами, олицетворяет комплекс культурно-исторического и морально-нравственного подхода азербайджанского общества к обеспечению собственных прав и свобод. Мы не скрываем, что демократию в Азербайджане порой критикуют, так и не объяснив внятно, в чем ее недочеты. Критикуют без учета достижений в сфере политического и социально-экономического развития, в том числе и решения насущных проблем по обеспечению благосостояния граждан, а также либерализации экономики. Забывается при этом, что наша демократия находится на стадии отрочества, тогда как западная демократия уже живет в условиях постиндустриального общества, вступила в пору политтехнологий. Азербайджану предстоит еще расширить и углубить, а затем завершить постиндустриальный цикл. В процессе демократизации «новых демократий» не учитываются также особенности географического детерминизма, хотя процессы «экспорта демократии» в Ирак и Афганистан как нельзя лучше иллюстрируют сложность силового внедрения «пятого элемента» (демократии - примеч. авт.).  
 
В данном контексте Френсис Фукуяма совершенно справедливо отмечает: «Излишне оптимистичные представления об Ираке после Саддама привели к невозможности задуматься о требованиях послевоенного общества и о национальном строительстве. Смена режима была достигнута не путем медленного и трудоемкого построения либеральных и демократических институтов, а попросту постановкой негативной задачи: избавиться от старого режима» (Ф. Фукуяма «Америка на распутье», М., 2007, стр. 90).  
 
Да, говоря о демократии в Азербайджане, порой нас обвиняют в том, что наша демократия недостаточна или несовершенна. Подчас для подобных выводов приводятся субъективные доводы, выдвигая их как основу отката от демократических принципов. При этом те, кто дает оценку демократии в стране, не хотят считаться с тем, что, как мы отметили выше, она все еще находится на формирующейся, учреждающейся, развивающейся стадии. Нам пытаются навязать изначально неприемлемые стандарты, которые в других государствах в силу тех или иных обстоятельств не стоят в повестке дня или  вообще отсутствуют как предмет обсуждения. Нас не может не удивлять такой избирательный подход, прикрываемый демократическим славословием. Если демократия понятие универсальное, то и подход должен быть адекватным. Ведь никто не станет называть Британию недемократической страной за то, что там по-прежнему существует закон, который признает государственным изменником человека, наклеившего вверх ногами почтовую марку с изображением монарха, или за то, что на Рождество там совершенно официально запрещено есть сладкие пирожки с начинкой из изюма. Эти нелепые примеры наглядно свидетельствуют: то, что приемлемо в одной стране, не может быть примером отката от демократии в другой. Нам сложно представить, каким образом выборы в стране, где в результате разгона протестующих против фальсификации результатов голосования были убиты 28 человек, где объявлено чрезвычайное положение, ограничена деятельность средств массовой информации, подвергнуты аресту члены парламента, могут считаться демократическими. Налицо реальный откат от элементарных норм демократии в результате выборов президента Армении в марте 2008 года. Однако те, кто определяет нормы демократии, придерживаются другого мнения. Парадоксально, но это - реальность. Такие действия все больше укореняют мнение о том, что демократию все чаще используют исключительно как средство геополитического прессинга на «новые демократии», как механизм для достижения конкретной цели.  
 
По этому поводу Президент Ильхам Алиев отмечает: «...в последние годы в некоторых случаях искусственно поднимается тема демократии, и для обеспечения интересов определенных кругов некоторых государств та или иная страна преподносится либо как демократическая, либо как недемократическая. Порой мы сталкиваемся и с элементами двойных стандартов. 
 
В ряде случаев политические процессы, происходящие в трех странах Южного Кавказа, анализируются необъективно. Иногда мы наблюдаем ревнивое отношение к проводимой в Азербайджане созидательной работе, развитию элементов современного подхода. Порой для сравнения трех стран Южного Кавказа избираются неверные критерии. Мы никогда ни с кем себя не сравнивали и далеки от этой мысли. Мы стремимся к улучшению благосостояния азербайджанского народа, укреплению Азербайджана. Но если уж сравнивать, то можем сказать, что в отличие от соседей, в Азербайджане чрезвычайное положение не вводится, политических оппонентов не арестовывают, цензура не применяется, пресса, независимые органы печати не закрываются. В отличие от Армении, в Азербайджане не применяют силу против мирного населения, не убивают десятки невинных людей.  
 
Я особо отмечаю это потому, что некоторые политики, сравнивая процессы, происходящие в трех странах, предпочитают субъективные подходы и, закрывая глаза на страшные события в другой стране, пытаются превратить незначительные вопросы в Азербайджане в огромное событие» («Бакинский рабочий», 9 мая 2008).  
 
Как видим, по мере глобализации демократических идей и воззрений возникает целый комплекс вопросов относительно их реальных и конечных целей. Все более очевидным становится, что нередко демократия и ее идеалы используются для политической риторики и неприкрытого давления на субъекты международных отношений, точнее на суверенные государства. При этом насадить свою точку зрения пытаются порой те государства, которые к демократии шли достаточно долго и противоречиво. Как отмечает Майк Ханкок, член ПАСЕ от Великобритании, «прискорбно, что являясь членом многих международных авторитетных структур, наша страна (Великобритания - прим. авт.) считает вполне нормальным явлением заключать своих граждан в тюрьму на долгий срок, не указывая на то причины ... Стране, в которой без объяснений сажают людей в тюрьмы на 90 дней, нецелесообразно приезжать в Азербайджан и диктовать ему, мол, ты должен сделать то, ты должен поступить так» (газета «Зеркало», 12 апреля 2008 год). 
 
Как активный актор формирующейся архитектуры мировой безопасности и глобальной демократической структуры Азербайджан исходит из собственного понимания приоритетности этой задачи. Мы осознаем, что демократизация в Азербайджане имеет свои особенности и тесно связана с архетипами азербайджанского народа, нашей национальной ментальностью. Демократизации в Азербайджане еще предстоит сдать не один экзамен на зрелость, чтобы в полном объеме трансформировать общественное, массовое сознание на новые ценностные установки, стереотипы и нормы поведения, присущие постиндустриальным обществам. Нам предстоит пройти еще определенный путь, чтобы демократизация, а точнее ее консолидация, стала полномасштабной и окрепшей.  
 
Опыт национального демократического транзита подтверждает обоснованность как цивилизационного, так и стадиального подхода к исторической динамике демократии. Уровень демократического развития Азербайджана во многом схож с тем, что был характерен для многих европейских стран на ранних этапах их капиталистической модернизации и генезиса индустриального общества. Поэтому, говоря о демократическом транзите в Азербайджане, стоит вспомнить об исторической повторяемости этих процессов. Эта историческая логика, которая выявляет суть демократической трансформации. 
 
В многочисленных научных статьях, посвященных глобальной демократизации, отмечается: «Продвижение демократии является для администрации Джорджа Буша главной задачей и в отношении борьбы с терроризмом, и в рамках общей стратегии». В контексте этой стратегии появилась «Ось зла» - ось государств, представляющих потенциальную угрозу интересам США и безопасности в мире. Как ни странно, но задолго до этого, в августе 1945 года японский император Хирохито, отрекаясь от власти, говорил следующее: «Мы объявили войну Америке и Великобритании, исходя из нашего искреннего желания обеспечить самосохранение Японии и стабилизацию положения в Восточной Азии, и мы были далеки от мысли посягать на суверенитет других государств или стремиться к территориальным приобретениям». Еще более интересным выглядят высказывания, сделанные в 1935 году Мартином Хайдеггером, одной из ведущих персон нацизма, который объявил, что Германия сейчас должна предупредить «угрозу всемирной тьмы», наступающей из-за немецких границ. Германия же защищает «высшую из возможностей для существования человечества, утвержденную еще греками», от «бурного натиска, который уничтожает все подряд и губит любые импульсы духа, сотворившего наш мир». Джон Стюарт Милль написал классическое эссе о гуманитарной интервенции, когда Великобритания совершала тягчайшие преступления в Индии и Китае. Он утверждал, что Британия должна идти этим путем, невзирая на то, что ей «будет мешать злословие» отсталых европейцев, неспособных осознать, что Англия явилась «мировым новшеством», государством-ангелом, действующим исключительно «на благо другим», не желающим «никакой своекорыстной выгоды» во всем, что она делает (Н. Хомский «Несостоятельные штаты», М., 2007).  
 
Как следует из исторического примера, каковы бы ни были подлинные цели тех, кто стремился изменить мир по своему усмотрению, риторика вокруг построения безопасного и демократического мирового порядка оставалась всегда неизменной. Это было удобным прикрытием Realpolitik.  Совершенно иное дело, когда речь заходила об итогах.  
 
Все чаще задумываясь о демократическом транзите, я не могу избавиться от мысли, что процесс «третьей демократической волны», начатый в 1974 году, в первое десятилетие XXI столетия стал отождествляться с геополитическими и геоэкономическими поползновениями, тотальным отходом от содержания понятия «суверенитет государства». Еще в конце прошлого столетия появилось бесчисленное количество международных неправительственных организаций, роль которых стала заключаться в анализе прав и свобод человека исключительно на постсоветском пространстве. Часто их доклады о ситуации в области прав человека определяют политику государства, на территории которого они находятся или же выражают позиции для последующего политического торга. В таких случаях мне часто вспоминается один из героев М. Булгакова: «Снится мне Испания, город Мадрид. Не бывал. Но уверен - дыра!».  
 
Практика, когда международные неправительственные организации стали влиять на принятие правительствами решений, отчасти оказалась очень успешной. Отсюда и задача неправительственных организаций, которая заключается в создании нового рычага воздействия на трансформационные и еще не окрепшие общества посредством «риторического» давления. Сегодня они способствуют выявлению в свете геополитических и геэкономических выгод «угодных» и «неугодных» режимов. При этом демократия становится барометром лояльности к Западу, то есть в условиях мондиализма и моноцентричного порядка  уровень демократического развития оценивается степенью геополитической и геоэкономической зависимости. В этих обстоятельствах формируются новые условия сосуществования, и утверждающийся на планете порядок все отчетливее проявляет себя как Pax Oeconomicana - порядок геоэкономический. Все очевиднее, что глобальная экономика - свершившаяся мировая революция нашего века, и она же становится повсеместно правящей системой.  
 
В контексте глобальных изменений демократическая теория и практика, основанная на Вестфальских принципах (Вестфальский мир, достигнутый в 1648 г., ознаменовал собой важный этап в эволюции международных отношений. Подписание Вестфальского мира по окончании Тридцатилетней войны  положило начало созданию новой международной политической системы, в основу которой  была положена идея "национального государства" (nation-state). Исключительная важность произошедших в середине XVII в. трансформаций состоит в том, что возникла система отношений, основные принципы которой, пусть и с существенными изменениями и некоторыми оговорками, продолжают существовать и функционировать до сих пор), постепенно, но целенаправленно подвергается исторической ревизии. «Глобализация политики», смещая акцент национального суверенитета, ставит все национальные государства в зависимость от функциональных частей более крупной модели глобальных преобразований и потоков. При этом идея «глобальной политики» меняет традиционные представления о различии между внутригосударственной и международной, внутренней и внешней, территориальной и нетерриториальной политикой, укоренившиеся в общепринятых концепциях «политического». Но стоит понимать, что человечество было и останется Вавилонской башней, в которой не может быть единомыслия.  
 
Однако складывающийся миропорядок бросает вызов общепринятой Вестфальской системе международных отношений, в основе которой лежит государство, и представлениям о глобальном политическом порядке с позиций реализма. Происходит размывание структур гражданского общества, секулярного мироощущения, демократических принципов и процедур, все чаще используемых как камуфляж для совсем недемократической политики. Все это приводит к тому, что к признанию государства как демократического прибегают лишь тогда, когда оно предоставляет свою территорию для размещения военных баз, является стартовым полигоном для геополитического влияния, состоит в военно-политическом блоке западных государств, безоглядно выполняет установки и требования «сильных мира сего». Поэтому актуальными звучат заявления тех, кто утверждает, что мир вошел в новую, постдемократическую эпоху, ибо необычность современности в том, что у нее не было предшественника, так как демократии не было, а была лишь иллюзия демократии.  
 
Таким образом, на глобальном уровне демократия все чаще ассоциируется как форма навязывания стратегической линии группе государств, только вступающих в пространство постиндустриальных ценностных и политико-экономических ориентиров. Например, многие помнят, как «антидемократичность» турецкой правящей элиты внезапно стала обсуждаться после того, как турецкое правительство, ко всеобщему удивлению, решило действительно исполнять волю 95% населения и не разрешило Вашингтону развернуть в Турции фронт против Ирака. В американской прессе турок резко осуждали за отсутствие «основных черт демократии». Известный историк Ноам Хомский в своей работе «Несостоявшиеся штаты» относительно подобных демократических инсинуаций красноречиво пишет на примере Венесуэлы: «В 2002 году США поддержали военный переворот по свержению законно избранного правительства Венесуэлы во главе с Уго Чавесом. Однако им пришлось тихо ускользнуть оттуда перед лицом всеобщего осуждения в Латинской Америке, где демократию, не в пример Вашингтону, не считают чем-то «вычурным» и «устаревшим». После того как в результате народного восстания правительство вернуло себе власть, Вашингтон приступил к его свержению под маской «поддержки демократии» - хорошо знакомый сценарий» (стр. 214). 
 
Все это привело к тому, что новый мировой порядок уже воспринимается как система «двойных стандартов», когда реализуемые международные действия приходят в конфликт с устоявшимися нормами и принципами. Но есть правило: когда  предлагают что-то сломать, закономерно спросить, а что они предлагают взамен? Призыв сначала сломать, «а потом что-нибудь придумаем», не вызывает доверия. В последнее десятилетие на примере целого ряда международных несостоятельных инициатив была продемонстрирована подобная дисфункция международного права. Мировое сообщество все чаще становится свидетелем того, как процесс демократизации превращается в определение воли того или иного политического концепта, что в конечном счете приводит к новым межгосударственным противоречиям, которые подрывают идею построения устойчивой и стабильной архитектуры региональной и глобальной безопасности. В то же время, формируя глобальный мировой порядок, некоторые забывают прописные истины - демократия, это прежде всего, суверенное право каждого народа определять стратегию и путь собственного развития. Она предполагает наличие и функционирование демократических институтов на благо народа, для его полнокровной жизни, а не ставит целью их использование во имя внешних целей и задач.  
 
В этих непростых условиях глобальных трансформаций, Азербайджан выступает как последовательный актор международных отношений, стабильно формирующий внутри- и внешнеполитическую повестку дня. В ней отражается идеал построения независимой государственности, заложенный Гейдаром Алиевым и реализуемый сегодня Президентом Ильхамом Алиевым. По сути, это - новая политика, которая выражает стремление построить суверенную страну с модернизированной экономикой, гражданским обществом и либеральными традициями. Это - путь, который ведет к постиндустриальному, информационному обществу. Путь демократического развития, который сегодня определен Президентом Ильхамом Алиевым, нацелен на создание в стране устойчивой, консолидированной демократической системы, где каждый гражданин чувствует себя частью процесса строительства эффективной государственности.  
 
Формируя новое поколение 
 
«Воспитание молодого поколения является важнейшим вопросом для любой страны, так как ее будущее, судьба зависят от нынешней молодежи».

Ильхам АЛИЕВ


Политическая система функционирует успешно, если она в полной мере учитывает созидательную роль подрастающего поколения в жизни общества. Президент Гейдар Алиев глубоко осознавал необходимость привлечения самой активной прослойки общества к государственному строительству. Создание в 1994 году Министерства молодежи и спорта определило суть государственной политики в молодежной сфере. Стоит подчеркнуть, что среди постсоветских республик очень мало государств подобно Азербайджану, где вопросы молодежи решаются на министерском уровне, где государство постоянно, активно и заинтересованно уделяет столько внимания интеллектуальному, творческому, культурному, физическому развитию молодежи. Таким образом, в Азербайджане формирование должной среды для деятельности молодежи, обеспечение ее развития, структуризации, организация молодежного досуга и необходимых творческих условий стали одними из приоритетных направлений государственной политики. «Молодежь - наше будущее» как программный тезис, прозвучавший из уст Гейдара Алиева в 1996 году на I Форуме молодежи Азербайджана, стал лейтмотивом формирующейся политики на годы вперед.  
 
Сегодня молодежь Азербайджана - это поколение новых управленцев, представителей культуры, десятки спортсменов, обеспечивших лидирующие позиции в мировом первенстве. Это поколение, которое в будущем будет нести ответственность за суверенитет государства, определение стратегии развития общества, формирование надлежащей среды для последующих поколений. Азербайджан - страна больших возможностей, и перед азербайджанской молодежью стоит задача в полной мере использовать этот потенциал государства.  
 
За последние годы интенсивное экономическое развитие государства создало предпосылки для решения проблемы безработицы среди молодежи. Создание Ипотечного фонда облегчило жилищный вопрос для молодых семей, формирование Совета государственной поддержки неправительственных организаций обеспечивает участие молодых людей в реализации социальных проектов, направленных на активизацию третьего сектора в жизни государства. Наряду с этим, решение Президента Ильхама Алиева относительно обучения за рубежом 5000 молодых людей расширяет возможности получения высшего образования по новейшим специальностям, повышает общий интеллектуальный уровень молодежи, формирует новую мировоззренческую среду, закладывает основу для развития новых топ-менеджеров.  
 
Президент Ильхам Алиев поставил задачу создания необходимого базиса для новых управленцев, обеспечения страны кадрами, способными думать и мыслить категориями современного миропорядка, умеющих отстаивать интересы государства. Говоря проще, если всем нам придется лететь в одном самолете, то и выбирать пилота мы должны будем не по его социальному или материальному статусу, а по умению управлять самолетом. Следовательно, нам нужны люди, которые являются инициативными, интеллектуальными, креативными (творческими) и подлинными патриотами. В основе этой стратегической цели стоят три основных фактора: стремление обеспечить успех модернизационного курса, укрепить политические институты и традиции, сохранить национальное «Я» в условиях интенсивного озападнивания и глобализации. Мы должны помнить, что народ, лишенный корней, живет инстинктами и страстями. 
 
Молодежь, будучи основным звеном социума, является важной составляющей частью процесса демократизации, она выступает активным интегратором транспарентности общества. Однако приходится с сожалением констатировать, что нередко отдельные политические группы пытаются манипулировать доверчивостью или же неопытностью молодежи.  Совершенно иной вопрос, когда молодежь становится рупором общественной воли, глашатаем позитивных социальных преобразований, выступает как значимый элемент демократической трансформации. Но совершенно недопустимо, когда молодежь пытаются использовать для реализации различных корпоративных интересов, или для разрушительных целей.  
 
В 2005 году, когда ряд постсоветских государств пережили эпоху «цветных трансформаций», опыт «Отпора», «Поры» и «Кмары» стал источником вдохновения для тех, кто лелеял надежду аналогичной «бархатной революции» в Азербайджане. В стране стали создаваться различные клиенталистские молодежные организации наподобие тех, задача которых состоит в выражении и реализации исключительно воли зарубежных советчиков и спонсоров. Превратив книгу Джина Шарпа «От диктатуры к демократии», называемой «библией ненасильственной революции» в настольное пособие, эти организации пытались завлечь представителей азербайджанской молодежи в противостояние во имя реализации весьма подозрительных идей, преподносимых как испытанный курс на устройство демократии. Авторы «цветных сценариев» просто не могли усвоить ту истину, что западные общества решают проблему преодоления дисфункций представительной демократии, приведения демократических институтов в соответствие с реалиями постиндустриальной эпохи, опираясь на выработанные десятилетиями традиции и накопленный опыт. Тогда как  обществам Юга и Востока предстоит труднейший процесс выработки и «освоения» адекватной их условиям и традициям демократической практики, эволюционных форм демократических перемен без потрясений и катастрофических разрушений. Всякие попытки скопировать и перенести взращенную в иной национальной среде модель «демократизации» лишены основательности, следовательно, являются ошибочными. «Экспорт идей» сродни «экспорту революции». Из опыта прошлого мы знаем, что попытки Советского руководства «экспортировать» социалистическую революцию в арабский мир и африканский континент провалились, хотя на это были потрачены миллиарды американских долларов. В осуществлении любой идеи, в том числе и прогрессивной, нужно обязательно ориентироваться на реальное состояние общества, а не на желаемое.  
 
В то же время, не стоит забывать, что своеобразие национального демократического транзита состоит в том, что он осуществляется в стране, отнюдь не относящейся к категории традиционных обществ. В советский период Азербайджан превратился в индустриальную страну с относительно высоким уровнем урбанизации и образования среди населения. За эти годы были сформированы совершенно новые факторы, которые позволили в дальнейшем обеспечить культурные предпосылки демократизации азербайджанского общества. Естественно, в данном вопросе немалая роль принадлежала связям страны с европейским цивилизованным ареалом. В архетипах азербайджанской ментальности издавна присутствовали идеалы свободы, правда, в той форме, в которой они соответствуют взаимодополняющей среде Востока и Запада. В период «горбачевских преобразований», ставших основой «броунового движения к свободомыслию», эти идеалы стали олицетворением идей установления справедливости в вопросе вокруг Нагорного Карабаха. Стремление предотвратить сецессию (отделение - прим. авт.) Нагорного Карабаха от Азербайджана в пользу Армении было главной идеей - двигателем народного движения в 1988 - 1989-е годы. Это уже после январских событий 1990 года идея национальной независимости, блуждавшая в недрах народных масс, овладела умами людей, стала основной целью в борьбе за национальную и государственную независимость. Именно эти же идеалы подпитывали тех, кто стоял у истоков сохранения государственности и независимости в сложный 1993 год, когда стране угрожал не только армянский сепаратизм, но и внутренний раскол. Возникновение в то время широкого спектра политических организаций, общественных движений, свидетельствовало о наличии предпосылок развития демократического и гражданского сознания.  
 
Созданная в Азербайджане представительная демократия стала единственно возможной альтернативой дискредитировавшему себя и развалившемуся советскому режиму. Ее конкретные формы были, и это совершенно естественно, заимствованы у тех обществ, где они сложились в наиболее развитом виде. Однако мы не копировали слепо опыт других. Усваивая «западные» образцы демократии, мы действовали в полном соответствии со всемирно-историческим опытом демократизации. Повсюду в мире этот процесс сопровождался критическим осмыслением зарубежного опыта. Заимствование и усваивание нигде не сводилось к простому переносу «стандарта», а еще точнее «штампа». Не является таковым оно и в Азербайджане. 
 
Скоро исполнится 17 лет, как мы объявили государственную независимость и отказались от политической системы автаркического советского общества. Сегодня в  Азербайджане растет поколение людей, которым чужды идеи и воззрения коммунистической эпохи. За эти годы сформировалось целое поколение молодежи, которое не видело трансформационных издержек и глубоких социальных потрясений первых  лет независимости. Однако помнить историю, знать и ценить все то, что было пройдено, крайне важно, ибо понимание истории - это гарант предотвращения повторения прошлых ошибок.   
 
Современный Азербайджан - это модернизирующееся пространство демократической трансформации, открытой экономики и свободного гражданина. Будучи мостом между Востоком и Западом, Азербайджан не только цивилизационный узел, но и важный геополитический и геоэкономический фактор. Все это предопределяет отношение к нам как в регионе, так и за его пределами. Нам стоит осознать, что законы географического детерминизма нередко обусловливают взаимоотношения, и никогда не забывать, что «нет настоящих друзей без настоящих недругов».


Поколение ответственности 
«Человек может и должен быть патриотом. Однако его знания или профессиональный уровень могут быть не на должном уровне. В таком случае, его преданность Родине не может нас полностью удовлетворить. И профессионализм, и преданность Родине, и высокие человеческие качества должны взаимодополнять друг друга».

Ильхам АЛИЕВ


Азербайджан переживает исключительно новый период своего исторического развития. В условиях всемирной трансформации и интенсификации региональных процессов роль и место государства в глобальном участии модифицируется. Новый мировой порядок меняет не только границы и формы взаимоотношений, но и в значительной степени формирует иную культуру взаимоотношений между индивидами. Информационно-коммуникационные технологии ежедневно открывают новые возможности и перспективы для общения, взаимоотношений и дружбы. Совершенно очевидно, что человек конца XXI века будет намного производительнее, чем современный человек. В значительной степени это будет итогом возросшего влияния инновационных технологий на жизнь и сознание людей. Уже сегодня сложно представить людей, не имеющих электронной почты или не пользующихся теми или иными видами информационно-коммуникационных технологий. Мир XXI века - это пространство новых начинаний, неразрывно связанных с IT, что и формирует общество Пост-Модерна, «общество, основанное на знании», иными словами «информационное общество».


Человечество уже вступило в ту стадию своего развития, которую называет информационным обществом. Оно постепенно приходит в нашу жизнь как часть Пост-Модерна, постиндустриального общества, стремительно изменяющего привычные нам нормы и ценности. Свидетельство этому - невиданное развитие компьютерных технологий, космической связи, информационных новшеств, смещение акцентов в ценностных ориентирах, новые био- и нано-открытия и т.д. Таким образом, глобальная интеграция способствует выкристаллизовыванию универсальных категорий, формирующих принципы, уклад нового миропорядка. Однако зачастую она не дает ответа, по чьим правилам идет отбор этих принципов? Все это символизирует то, что человечество уже находится в некой новой эре, которая в грядущие несколько десятилетий будет определять стратегию нашего развития. Основной смысл происходящих трансформаций в том, что глобальная интеграция как таковая уже не будет менять своего смысла. В последующем изменениям подвергнутся лишь два фактора жизни индивидов - скорость, быстротечность процессов и поведенческие нормы и стереотипы. Мир на грани «столкновения скоростей» (Э.Тоффлер), а значит, меняться будут эти два аспекта социальной действительности, в то время как все остальное уже достигло своей конечной цели. При этом человек становится многопрофильно задействованным практически во всем. Глобальные процессы вменяют нам в обязанность решать все больше и больше задач, одномоментно занимаясь разными вещами. Скорость и быстротечность все больше олицетворяет наш образ жизни - три минуты в Интернете кажутся вечностью, если страница не загружается за 5-6 секунд, а картинки кабельного телевидения в США меняются каждые 3,5 секунды. Как отмечает Элвин Тоффлер: «Мы сегодня живем в условиях таких сверхскоростей, что старинное правило «время-деньги» требует пересмотра. Сегодня каждый период времени стоит дороже, чем предыдущий» (Э. Тоффлер, Х. Тоффлер «Революционное богатство», М., 2007, стр. 87). Эта глобализационная волна, подобно кондратьевской, займет еще несколько десятилетий. В условиях глобализации для большинства людей характерно постулированное восприятие реальности, во многом навязанное и навязываемое извне СМИ. Интернет, расширив возможности доступа к любым видам информации, в то же время создает проблему фильтрования этой информации. Большое значение этому уделяется со стороны общественной среды, социальной матрицы. Интернет открывает новую возможность преодоления провинциализма и разделенности. В то же время Интернет стимулирует создание все более утонченных миров, вход в которые оказывается затрудненным. Новая система включения и исключения пытается противодействовать шуму, грязи, насилию и использует при этом «электронные стены», которые, в свою очередь, уязвимы и легко взламываются.


Парадоксально, но факт, что нарастающий прогресс, увеличение производства материальных благ и всеобщая «цивилизация» весьма отрицательно сказываются на положении человека. Как отмечает В.В. Парцвания: «Человек теряет точку опоры. Конкретное «Я» приобретает тенденцию к абстрактности и растворяемости во всеобщем «Я». Возрастает беспомощность и обостряется бессмысленность существования индивида. Совокупные общественные отношения не порождают главную ценность - человека и не ставят его главной целью» (В.В.Парцвания «Россия и Грузия: диалог и родство культур: сборник материалов симпозиума», Сборник статей, Выпуск 1/Под ред. В.В.Парцвания, СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003, стр. 255.).


В тоже время, если говорить о «философской подоплеке» информационного общества, необходимо упомянуть имена Жана Бодрийара, Карла Поппера и других идеологов «открытого общества», равно как и имена Збигнева Бжезинского, Фрэнсиса Фукуямы, Даниэла Белла, Элвина Тоффлера, выдвинувших в своих работах тезис о возникновении грядущего на смену обществу индустриальному «постиндустриального», иначе «информационного» и «когнитивного» общества (общества, способного управлять своим прогрессом - прим. авт.).  
 
Обсуждение проблем информационного общества на национальном уровне - в нашей печати, на научно-практических конференциях и в кругу управленцев весьма важно и актуально. Их понимание может существенно повлиять на развитие нашего общества, становление новых поведенческих норм и стереотипов, а следовательно позитивно отразится на общественных отношениях в целом. Пропаганда идей информационного общества, внедрение отдельных атрибутов его составляющих в повседневную сферу нашей жизни явится важной предпосылкой ускоренного освоения полного цикла постиндустриального общества и перехода к обществу информационному. Желание жить в информационном обществе настолько заманчиво, что человек вынужден брать на себя новые обязательства перед семьей, обществом и даже перед самим собой, ибо он становится частью глобального целого, где выступает не просто участником, а интегратором процесса. 
 
Информация привела к появлению новой отрасли производственной деятельности, новой культуры, которая постепенно меняет облик не только производственной, но и духовной жизни человека. Это, в свою очередь, вызывает потребность в подготовке образованных специалистов. И если они составляют значительную часть трудоспособного населения, то появляется обратная положительная связь, которая ускоряет все общественные процессы. Возникает целый ряд следствий, существенно меняющих ориентацию и структуру общества. Происходит изменение социальной ориентации. На передовые позиции выходят те государства, которые выдвигают и реализовывают новые научные и технические идеи, создают качественно новый, более совершенный промышленный продукт. А для этого необходимо иметь большое число ученых, инженеров и особенно тех, кто непосредственно создает товар и имеет высшее техническое образование. Подготовка образованного мастера в постиндустриальном обществе становится важнейшей национальной задачей. 
 
Не случайно Тайвань вышел на передовые рубежи постиндустриальной цивилизации. В течение многих лет более 30% выпускников средних школ становились студентами высших учебных заведений. Не экономика, а образование, правильное понимание тенденций мирового развития превратили Тайвань в современное процветающее государство.  
 
Все это касается и нашей страны. Развитие высокоточных технологий, основанных на информатизации и культуре труда, - наш единственный шанс, реальная возможность выйти в ряды передовых стран. Нет проблемы более важной, чем образование и воспитание народа, подготовки высококвалифицированных специалистов, непосредственно создающих товар, материальные ценности. Опереться на главный природный ресурс - интеллект и образованность народа - наиважнейшее условие перехода к постиндустриальному, а следовательно и информационному обществу.  
 
Креативные интеллектуалы считаются создателями будущего любого государства. По большому счету вся их деятельность в сфере производства и бизнеса, науки, образования, культуры, в том числе и политике, направлена на создание нового с целью обеспечить развитие государства, сделать его конкурентоспособным. Посвятив себя творческому созиданию, по сути, эта часть нации представляет особую социальную группу, которая обеспечивает интеграцию страны в прогрессивные модели мирового развития. Основу креативного слоя нации, наряду с представителями всех профессий, составляет и молодежь. Общество, к которому движется человечество, - это новое, креативного типа общество. Оно, соответственно, требует творчески мыслящей личности, культуры и мировоззрения. Ибо этому типу личности свойственны умение уловить ритм времени, высокие профессиональные качества. Наукой установлено, что в анализе событий, выступая с позиций национальных интересов и обладая сознанием масштабного характера, творческие, креативные личности превращаются в катализаторов развития и прогресса. Нашей важнейшей обязанностью является выявить в рядах интеллектуальной элиты долю тех, кто устремлен построить будущее и наделен творческой деятельностью. Выполнение этой архисложной проблемы ложится на плечи политической элиты, на тех, кто ее олицетворяет.  
 
Молодость, ум, талант и способность Президента Ильхама Алиева предвидеть события, стремление, модернизуя Азербайджан, вывести страну в разряд развитых государств Запада, сделали его ярким символом лидера - созидателя Азербайджана XXI века. Пять лет - всего лишь эпизод в масштабах истории. Однако именно за эти годы президентства Ильхама Алиева стране удалось повысить экономическую значимость, достигнуть нового этапа в оздоровлении политической атмосферы и формировании морально-нравственного облика гражданина независимого государства. За эти годы Президент Ильхам Алиев предложил народу привлекательную картину будущего развития, показал перспективу экономического и политического прогресса. Его модернизационная стратегия раскрыла глубокие пласты потенциала нации. Как дальновидный и прозорливый политик Ильхам Алиев в полной мере нацелен на мобилизацию высоких интеллектуально-духовных резервов общества для реализации задач перехода к постиндустриальному информационному обществу.  Придав высоким темпам развития страны устойчивый характер, способствующий укреплению в международном общественном мнении нового статуса Азербайджана, он предстал как глава государства эпохи инновационных технологий.  
 
Мы прекрасно осознаем, что природные ресурсы - важный фактор благосостояния государства. Но это не единственное и первоначальное условие. Многие развитые страны Европы не обладали природными богатствами. Даже наличие диплома о высшем образовании у подавляющего большинства населения не является показателем его благосостояния. Главный вопрос в том, чтобы, превращая человеческий ресурс в интеллектуальный капитал, добиться качественных перемен, перевести активность людей в конкретные действия. Установлено, что сегодня материальные богатства приносят прибыль, равную интеллектуальному экспорту. В Индии программисты обеспечивают стране столько же прибыли, сколько этого добивается Россия продажей нефти. Как видно, разница колоссальная, ибо интеллектуальное сознание восстанавливается, оно практически неисчерпаемо, а природные богатства не вечны.  
 
Современная азербайджанская молодежь формируется с пониманием этих истин. Будущее государства - это высокообразованные, инициативные молодые люди, которые должны обеспечить прорыв страны к технологическому развитию, завершить начатый в конце 90-х годов цикл национальной модернизации, перехода к информационному обществу. «Я глубоко убежден, - отмечает Президент Ильхам Алиев, - без высокого образовательного уровня, без профессионализма, без приобщения молодежи к самым передовым технологиям невозможно построение в полном смысле слова развитого государства» (см. «Бакинский рабочий», 27 мая 2008).   
 
По мнению выдающегося американского социолога Даниэла Белла, в природе современного общества заложен постулат, утверждающий,  что «темп социального прогресса зависит от степени, в которой власть сочетается с интеллектом» (см. «Грядущее постиндустриальное общество», М., 1999, стр. 546-547).  
 
Молодежь должна стать мотором, катализатором фундаментальных перемен, модернизации всех сфер жизни нашей страны. От готовности молодого поколения реализовать сложнейшие задачи социально-экономической трансформации зависит будущее национальной государственности. Именно это поколение будет тем необходимым социальным элементом политической, экономической и общественной трансформации, который обеспечит несомненный успех модернизационного курса страны.  
 
За годы государственной службы мне часто приходилось общаться с представителями молодежи. Это было как во времена советского, так и независимого Азербайджана. Я всегда испытывал чувство гордости за молодых людей, которые выделялись среди своих сверстников интеллектом, активной жизненной позицией, трудолюбием и высокой культурой. Сегодня, кстати, многие из тех молодых людей, которые в прошлом несли ответственность за молодежную политику Азербайджанской ССР, занимают весьма ответственные позиции в системе государственной власти. Мне помнится, как некоторые из них в то время еще были молодыми инициативными людьми, готовыми реализовать самые амбициозные, но в то же время рациональные задумки.  
 
В независимом Азербайджане стали формироваться новые независимые молодежные структуры, которые с не меньшей инициативностью готовы взяться за реализацию проектов, направленных на строительство успешного будущего. Среди неправительственных организаций, среди тех молодых людей, которые представлены в политической элите и контрэлите страны много тех, кто не жалеет своих сил и стараний для построения в Азербайджане демократического общества, открытой экономики, новых и индивидуальных ценностных ориентиров. В этом проявляется смысл жизни этих людей, которые видят свой идеал в служении Отечеству. Нам остается только желать, чтобы таковых в стране было как можно больше. 
 
При этом, нередко можно услышать суждения о том, что молодежь уже не та, поколение сегодня совершенно иное; проблема «отцов и детей» не снята с повестки дня. Выступающие с подобными заявлениями забывают, что сами когда-то были объектом таких высказываний. Времена меняются, а в условиях глобальной трансформации эти перемены происходят еще более быстрыми и интенсивными темпами. Меняются не только нравы и обычаи, но и скорость исторического процесса. Ведь, если более внимательно всмотреться в происходящее в мире, то несложно заметить, что наша эпоха, став в 100 раз короче неолита, довела исторический процесс до той точки бифуркации (раздвоения), то есть переломного, критического момента в развитии системы, когда внутренние флуктуации (колебания) превышают ее адаптационные возможности и наступает состояние неустойчивости. А как известно, в каждой точке бифуркации система выбирает свой путь развития, свою траекторию движения. Словом, происходящие в обществе процессы накладывают существенный отпечаток на мировоззрение и деятельность молодежи Азербайджана - динамично меняющейся страны.  
 
Наша страна веками являлась ареной столкновения интересов. Будучи толерантным пространством диалога и объединения культур и цивилизаций, Азербайджан всегда подвергался попыткам превратить его в зону межрелигиозного противостояния и противоборства. Столетиями на нашей территории жили и живут, бок о бок трудились и трудятся мусульмане, иудеи и христиане. Именно принадлежность к единой земле, к одной Родине объединяет их, создает возможность для солидарного участия в государственном строительстве. Это наше великое достояние, сохранять и приумножать которое будущие поколения обязаны.  
 
Азербайджан - страна, которая отличается своей высокой духовностью. Вместе с тем он наделен универсальным качеством, присущим всему человечеству. Эта духовность определяет взаимоотношения внутри общества, олицетворяет морально-нравственный кодекс каждого гражданина Азербайджана, играет приоритетную роль в национальном самосознании. Духовное начало населяющих Азербайджан народов выражается не только посредством религий, хотя, несомненно ислам является важной составляющей частью жизни большинства граждан страны. Однако ни ислам, ни какая-либо другая религия в Азербайджане не может рассматриваться исключительно как религиозный концепт. Вера - это определяющий фактор культурно-исторической идентификации гражданина, и именно таким образом стоит понимать ее место и роль в нашей жизни.  
 
Однако приходится с сожалением констатировать, что отношение к религии порой вызывает неоднозначную реакцию. К примеру, как следствие демографической исламизации западного мира мы видим, что некоторые силы пытаются превратить религию в средство радикализации, политического соперничества и грязной борьбы. После обретения независимости определенными внешними силами делались попытки внедрить политический ислам и в общественную жизнь Азербайджана. Но власть смогла противопоставить этим попыткам нашу веками испытанную высокую духовность, и они были своевременно и решительно пресечены. Верования людей не приемлют использования религии в качестве политического фактора. Каждая религия есть фактор мира и согласия, толерантности и терпимости, поэтому всякое применение их как средства давления на массовое сознание, формирование среды, которая нацелена на реализацию того или иного политического заказа, противоречит их философской сути. Религия не должна становится объектом радикальных поползновений и выступать как фактор социального давления. В Азербайджане высоко чтутся роль и место божественных религий, в то же время, будучи пространством толерантности, здесь есть место нетрадиционным религиозным течениям. Однако никакая религия или религиозное течение не может быть использована в качестве фактора смены политического, экономического или социокультурного порядка.  
 
Вера - это элемент национальной идентичности, ментальности и архетип азербайджанского социума, который служит идее построения стабильного общества и структуры мирного сосуществования. При этом, мы четко осознаем, что без синтеза веры и знания мы не сможем полностью использовать для тотальной модернизации огромный духовный ресурс нации, не сможем и в полной мере осознать важность другого ресурса нации - интеллекта. Необходимо признать, что господство материализма в ХХ в. закончилось, его остатки мешают продвижению общества вперед, потому что они принижают роль интеллекта и духовности как важнейшего ресурса развития. 
 
В ситуации подобных глобальных пертурбаций и мировых трансформаций новое поколение наших граждан должно будет решать новые, весьма ответственные задачи.  
 
Во-первых, одна из приоритетных задач, которая стоит перед этим поколением, заключается в его активном участии в процессе демократизации азербайджанского общества. Социокультурный образ постепенно демократизирующегося азербайджанского общества требует активного включения в демократический процесс молодежи. Однако участие в этом процессе не стоит понимать и воспринимать как призыв к противоправному политическому действию. Целью этого участия является содействие развитию гражданского, открытого общества, стимулирование развития транспарентной среды, активизация студенческих организаций, деятельность которых должна быть направлена на повышение качества образования студентов, приобщение их к достижениям информационно-коммуникационных технологий и науки, воспитание патриотов страны. 


Во-вторых
, важным представляется повышение интеллектуального уровня нашей молодежи, ибо, как отмечает Ю.Норберг, «один из самых эффективных способов обеспечить развитие личности и помочь человеку больше заработать - дать ему образование» (Ю.Норберг «В защиту глобального капитализма», М., 2007, стр.33). Однако надо с сожалением отметить, что за последние годы интерес к образованию несколько упал. Научные и исследовательские работы молодых ученых не отличаются новаторством и не вызывают научного интереса, в целом не отвечают принятым научным стандартам. Конечно, это в определенной степени обусловлено социально-экономическими факторами. Однако сегодня страна финансово и экономически сильно окрепла. Поэтому, чтобы   поправить положения дел в научной жизни страны, 10 апреля 2008 года Президент Ильхам Алиев подписал Распоряжение о создании Государственной комиссии в связи с проведением реформ в азербайджанской науке. Нам следует более эффективно заботиться о будущем развитии Азербайджана в интеллектуальном контексте, думать о том, что еще необходимо сделать, чтобы создать дополнительные и необходимые условия для повышения интеллектуального, общеобразовательного уровня национальной молодежи. «Читающая молодежь - читающий народ» - это  важнейший социальный и политический заказ. При этом не стоит забывать, что какие бы мы задачи не решали в сфере политики, экономики или обеспечения будущего развития нового поколения - мы обязаны искать самые эффективные пути и методы их реализации, использовать для этого, как мы уже отмечали, достижения современной науки и прикладной технологии.   
 
Один из наиболее крупных и влиятельных американских экономистов Джон Гелбрейт отмечает: «Индустриальная система проталкивает свои требования и интересы с ловкостью и настойчивостью... Да и граница между индустриальной системой и государством, как мы убедились, становится все более искусственной и неразличимой» (Дж. Гэлбрейт «Новое индустриальное общество, М., С-Пб, 2004, стр.537). В свете такой конвергенции индустриализма и государства важным фактором развития становится активное внедрение информационных технологий в стране. Мировой порядок сегодня нельзя представить без Интернета и мгновенного обмена сообщениями. Все это - часть нашей жизни, нашего бытия и социальной действительности, которая все больше за жидкокристалическим экраном приобретает новое значение и «звучание». Прекрасно понимая, что будущее азербайджанской молодежи - за активным использованием новейших информационных технологий, Президент принял Государственную Программу «По информатизации системы образования в Азербайджанской Республики на 2008-2012 гг.».  
 
Основная задача подобных программ - посредством научного подхода сформировать стратегию национального развития в эру информационного общества. Утвержденная еще в 2003 году Президентом Гейдаром Алиевым Стратегия развития информационно-коммуникационных технологий определила цели и задачи технологического прорыва страны. За последние годы мы сумели сделать важные шаги в формировании «электронного правительства», хотя процесс этот все еще продолжается. Несмотря на это уже сегодня web-технологии играют важную роль в процессе либерализации национальной экономики посредством организации прямой связи, «диалога» между государством и гражданином. В настоящее время целый ряд органов исполнительной власти соорганизовали свою работу посредством информационно-коммуникационных технологий, что позволяет увеличить скорость и повысить эффективность реализуемых задач. Развитие информационных технологий в Азербайджане позволяет трансформировать на новый уровень образовательную среду - посредством web-технологий осуществляется прием документов у абитуриентов, сдача испытательных экзаменов и т.д. В школах Азербайджана на протяжении последних нескольких лет осуществляется масштабная компьютеризация, что позволит в ближайшие годы полностью решить проблему компьютерной безграмотности, таким образом переведя уровень развития азербайджанской молодежи на новую ступень.  
 
Для нас представляется важным планомерное развитие всех сфер информационного общества в Азербайджане. В этой связи предстоит реализовать комплекс мер, которые будут направлены на создание системы информационного взаимообмена внутри страны, что позволит повысить эффективность деятельности органов исполнительной власти. 


В-третьих
, в условиях глобальных трансформаций важное место отводится сохранению национального «Я», традиций, языка, истории, социокультурного фона азербайджанского народа. Не стоит забывать, что мировое пространство сегодня находится в поисках утверждения нового, более безопасного и стабильного Мирового порядка. Действующие акторы меняются, глобальные условия трансформируются, границы между государствами размываются под давлением транснациональных финансовых перемещений. Все это оказывает существенное влияние на роль и место индивида в жизни социума. На наше общество оказывают зримое влияние внешние факторы, формирующие глобальную культуру. Следствием этого является то, что национальная культура, история, традиции становятся производными от глобальной социокультурной системы координат, замещающих все локальное и трансформирующих национальные социокультурные факторы в единое глобальное. Видимо, этого нам не избежать. Но нам предстоит бороться за сохранение тех наших национальных особенностей, которые способствуют продвижению к общечеловеческим ценностям.  Поэтому важным представляется не только сохранение национальной культуры и традиций, но и создание условий для их развития и преемственности будущими поколениями. В этом заключается одна из ключевых задач современной молодежи, которая выступает основным интегратором национального «Я» в будущее.  
 
Нация, не осознающая значимости собственной истории и культуры, не готова идти путем развития. Как справедливо отметили авторы весьма противоречивой, но популярной в России книги «Проект Россия»: «Планету можно сравнить с комнатой, набитой разными по цвету и объему шарами высокого давления. Каждый занимает свое место, одновременно поддерживая остальные. Как только в одном шаре давление падет, его начинают сминать соседние шары. Давление определяет не экономика и не армия, а наличие духовных ценностей. Потребительская цивилизация, как шило, прокалывает шары. Если дело так пойдет дальше, однажды комната станет пустой. Разноцветные шарики будут валяться на полу в виде разноцветных тряпочек» («Проект Россия», Вторая книга, М., 2008, стр. 121). 
 
В-четвертых, когда все чаще говорят о национальной истории, стараясь вновь переосмыслить пройденный азербайджанским народом на протяжении последнего столетия путь, необходимо с особым вниманием подходить к вопросам, которые определяли и будут определять стратегию развития нации. Новое поколение должно уметь ценить все то, что было и остается нашим национальным достоянием, что является историей азербайджанского народа, с чем мы жили на протяжении многих лет и веков. Нельзя сбрасывать со счетов годы, проведенные в составе Советского Союза. Это наша история, и крайне важно ее помнить и изучать. Мы также должны крайне внимательно подходить к истории создания Азербайджанской Демократической Республики, чтобы отдать должное тем, кто стоял у истоков первой на Востоке демократической республики. Необходимо помнить и чтить имена тех, кто подписывал Декларацию Независимости. Это наша история, которая предопределила наше будущее развитие.  
 
Говоря об истории, мы не должны идти на поводу у различного рода политических спекуляций и инсинуаций. История - это конкретная констатация фактов, где роль тех или иных процессов или личностей должна быть определена в меру реальности, а не мифологических творений в корпоративных интересах. Сегодня наша история должна являть собой свод четких и конкретных фактов, которые отражают действительность. Именно такой подход позволит нам сконструировать эффективную государственность.  
 
В-пятых, перед азербайджанским обществом стоит задача формирования новых менеджеров, молодых управленцев, технократов, людей, которые будут отвечать за сохранность государственности, эффективность стратегии развития, успех реализации модернизаторских идей, закладываемых сегодня, за будущее страны. Все эти задачи, которые придется решать тем, кто еще сегодня, быть может, сидит за школьной или студенческой скамьей. Однако уже очевидно, что им предстоит выполнять конкретные и ответственные задачи. Для этого важно формировать в обществе ту политическую культуру, которая отвечает интересам азербайджанского народа и располагает достаточным потенциалом для выработки национальной демократической модели. Нам важно развивать и совершенствовать собственную стратегию развития, не ожидая, что кто-то на блюдечке преподнесет нам ту или иную взращенную в инородной среде модель развития государства. В то же время мы всегда должны быть готовы, что кого-то наш путь развития не устраивает, что кого-то беспокоит независимая политика страны, что кто-то вне себя от реализуемой независимой политики властей. Надо уметь различать зерна от плевел, и понимать где критика в отношении нас стыкуется с реальными недочетами, а где она принимает характер геополитического и геоэкономического прессинга. Как четко выразился один российский политик, с которым сложно не согласиться: «К ворчанию и окрикам из-за границы по поводу наших внутренних дел следует относиться с пониманием: ворчащим и кричащим нужна такая демократия в нашей стране, чтобы им лучше было жить».  
 
Нам часто пытаются и будут пытаться указывать путь развития, стратегию модернизации, будут постоянно твердить о том, что надо и чего не надо делать. Это издержки времени, которое формируется под знаком унилатерального, хотя далеко уже не однополярного мирового порядка. Глобальная интеграция сделала мир разноликим в политическом и экономическом отношениях, а в социокультурном аспекте она вызывает к жизни новые условия, которые ставят под угрозу традиционные архетипы. Невзирая ни на что, национальная политическая культура должна основываться на трех факторах, которые обеспечат сохранность суверенитета, эффективность развития и идеологию государственности. 
 
Во-первых. Открытость системы и ее транспарентность будут служить основой формирования нового политического пространства страны, где конкурентоспособность и состязательность за реальное олицетворение общественных интересов служат приоритетной задачей политических сил. Надо признать, что за последние годы в стране не сформировались политические силы, которые могли бы в полной мере отражать интересы общества и государства. Партии оппозиционного толка сегодня зависят исключительно от своих лидеров, от их высказываний и заявлений. У нас произошла персонификация политических институтов. На политической сцене сколько персон, столько же партий. И  если исходить из того, что ни одна из существующих в стране оппозиционных партий не выдвинула концепцию социальной и экономической модернизации, то можно сделать вывод, что в нашей политической культуре личность и есть политический институт. Не единственный, но важнейший. Хотя нельзя забывать, что в плюралистическом обществе роль партий и политических организаций неоценима. Они - важнейший фактор политической стабильности, развития и демократической трансформации.  
 
Во-вторых. Либеральные идеи, которые поэтапно формируются в азербайджанском обществе по мере демократического развития, будут определять будущее политической культуры страны. Однако не стоит рассматривать либерализацию исключительно как строительство «государства ночного сторожа». Сильное государство с гарантированной свободой, обеспечением прав и обязанностей граждан является приоритетом нашей государственности. Френсис Фукуяма прав, когда отмечает: «Только государство и одни государства способны объединить и целесообразно разместить силы обеспечения порядка. Эти силы необходимы, чтобы обеспечить правление закона внутри страны и сохранить международный порядок. Те, кто  выступает за «сумерки государственности» - являются ли они поборниками свободного рынка или преданны идее многосторонних договоров, - должны объяснить, что именно заменит силу суверенных национальных государств в современном мире... На самом деле эту пропасть заполнило разношерстное собрание международных организаций, преступных синдикатов, террористических групп и так далее, которые могут обладать в определенной степени властью и легитимностью, но редко и тем и другим сразу. За неимением ясного ответа нам остается только вернуться к суверенному национальному государству и снова попытаться понять, как сделать его сильным и успешным». (см. Ф. Фукуяма «Сильное государство», М., 2006, стр. 199).  
 
Наша политическая культура, будучи производной от целого комплекса геополитических и геоэкономических факторов, пережитых на постсоветском пространстве, сегодня отражает те аспекты национального развития, которые проявляют в себе конвергенцию неоконсерватизма и неолиберализма. Этот взаимосинтез двух идеологических основ являет собой отражение новой идеи в современной мир-системе. Такая конвергенция является основой того, что происходит сегодня в мировом порядке. «О неолиберальной глобализации - отмечает Иммануил Валлерстайн, - через десять лет будут писать как о циклическом отклонении в истории капиталистической мир-экономики. Вопрос не в том, закончена ли эта фаза, а в том, сможет ли это отклонение восстановить относительное равновесие в мир-системе, как это случалось в прошлом» (И. Валлерстайн «Год 2008: Смерть неолиберальной глобализации», Scepsis.ru). 
 
Сегодня азербайджанское общество развивается с учетом глобальных процессов, которые трансформируют суть и значение общественных взаимоотношений. Развернувшийся на наших глазах глобальный кризис, который охватил сферу финансов и политики, демонстрирует, что система глобальных институтов управления не справляется со стоящими перед ней вызовами. Мы видим вакуум мировой институционализации, когда отсутствуют международные площадки, ответственные за решение конкретных проблем, которые являются на сегодняшний день острыми. В то же время «глобальная взаимозависимость» довлеет над влиянием этих процессов на суверенные государства. В итоге нередко понимание развития становится фактором внешнего соучастия, а суверенитет размывается под знаком иллюзорного нового экономического порядка. Совершенно очевидно, что мировой порядок, созданный на протяжении последнего десятилетия, так и не сумел обустроить безопасное и стабильное развитие человечества. Предложенные после Второй Мировой войны институты глобальной политической и экономической безопасности оказались не в силах противостоять тем угрозам и вызовам, которые остро стоят сегодня перед человечеством. Поэтому необходим новый подход в формировании глобальной стабильности, нежели традиционные ответы на нетрадиционные угрозы.  
 
Мировое сообщество сегодня молчаливо принимает ограничение своей независимости, если не сказать потерю национального суверенитета. Развитие информационных технологий, интернационализация образования, зависимость от «сильных мира сего» в продвижении собственных политических и экономических интересов сформировали то, что мы сегодня привычно называем «глобализацией». На деле же глобализация эта - иная, новая форма экспансии, которая искусно завуалирована под фактор всемирной интеграции. Недаром теоретики глобализации утверждают, что победителями в этой гонке являются исключительно сильные, слабым же уготована роль «в углу стола».  
 
Задача, стоящая сегодня перед новыми независимыми государствами, заключается в адекватной оценке собственных возможностей и значимости. Речь здесь идет о выборе такого пути модернизации, которое способствует, с одной стороны, инновационному развитию государства, с другой - сохранению его консервативных морально-нравственных и духовных ценностей. При этом, как верно отметил недавно Президент России Д.Медведев, «в рамках модернизации должна быть создана эффективная система стимулов к рациональному поведению - поведению, основанному на сбалансированной оценке рисков и оценке получаемых возможностей».  
 
В свете интенсивно меняющихся мировых реалий все более актуальными звучат высказывания о том, что государства сами вправе определять свою стратегию и темпы развития. И в этом важная роль принадлежит не «международным жандармам», а непосредственно обществам, которым надлежит формировать демократические традиции и институты, и жить в них в соответствии с пройденным историческим путем и социокультурным развитием. Именно сами общества способны построить должную демократическую среду, которая будет олицетворять развитие государства на годы вперед.  
 
Азербайджан как суверенное государство обладает необходимым потенциалом для формирования стабильной, траспаретной, открытой демократической системы и либеральной экономики. Наша долгосрочная стратегическая задача заключается в том, чтобы Азербайджан стал важным звеном в цепочке демократически развитых государств и мог бы ответить вызовам грядущей новой цивилизации. Историческое прошлое первой демократической республики на Востоке открывает перед нами широкие перспективы для такого демарша. Однако эта задача не под силу исключительно политической элите, и важная роль в этом принадлежит активному содействию институтов гражданского общества, а еще точнее - азербайджанскому обществу в целом. На церемонии, посвященной 90-летнему юбилею Азербайджанской Демократической Республики, Президент Ильхам Алиев отметил: «Я не вижу перед нами никаких препятствий, просто, все принятые решения должны своевременно выполняться, нужен строгий общественный контроль. Проводя политические реформы, мы одновременно уделяем внимание строгому общественному контролю, с тем чтобы народ следил за всеми шагами, предпринимаемыми государством, правительством, обстоятельно анализировал их. При необходимости в некоторые реформы следует вносить коррективы. Мы не можем добиться этого без проведения широких обсуждений. Поэтому все основные решения, принимаемые в Азербайджане, становятся предметом широких обсуждений как общественности, так и в Милли Меджлисе, правительстве, общественных организациях. Взгляды, подходы, позиции азербайджанского народа и властей Азербайджана в этом совпадают» («Бакинский рабочий», 28 мая 2008). 
 
Призыв Президента Ильхама Алиева усилить общественный контроль олицетворяет стратегию укрепления и развития азербайджанской государственности. Сегодня азербайджанское общество достигло такого этапа, когда между государством и обществом не должны существовать какие бы то ни были разделительные линии. Общество должно активно участвовать в демократизации и либерализации национального пространства, и только таким образом мы можем констатировать движение к демократической консолидации.  
 
Наряду с общественным контролем, нам следует еще больше усилить роль государства в обеспечении законности и правопорядка, демократического развития и транспарентности органов исполнительной власти, подочетности каждого чиновника властной иерархии и обществу. При этом каждый гражданин Азербайджана должен осознавать всю ответственность перед государством, которая ложится на его плечи. Темпы мирового развития вынуждают народы пройти через новые испытания. И только ответственный подход позволит нам достичь заведомо определенных целей. Нашими главными критериями в формировании системы контроля будут три принципа, олицетворяющих суть государственной власти - законность, ответственность и отчетность. Понимание этих факторов будет способствовать максимально эффективной работе государственного аппарата, органов исполнительной власти, поможет нам в борьбе с негативными факторами нашей действительности.   
 
Говоря о строгом государственном контроле, мы нисколько не уподобляемся апологетам и проводникам автаркической системы. Отнюдь. Система государственного контроля активно применяется во всех демократически развитых государствах. Наша цель в усилении государственного контроля заключается в обеспечении стабильного, безопасного и демократического развития государства. Наш приоритет - это свободная личность, которая уверена в своем государстве и завтрашнем дне и управленцы, для которых государственный интерес является  смыслом жизни. Поэтому от того, как каждый государственный служащий будет подходить к поставленным перед ним задачам, от того, с какой ответственностью будут реализовываться сформированные главой государства задачи, и насколько каждый из нас будет подотчетен обществу, зависит успех модернизации и построение эффективной государственности в Азербайджане. Мы должны понимать, что государство - это целиком все мы, общество, которое стремится к прорыву, инновационному скачку и новшествам, рациональному заимствованию передовой западной технологии, и эта цель является нашей стратегией развития в XXI веке. Наш выбор предопределен стремлением инвестировать в человеческий капитал и усилить государственность посредством развития демократических традиций и институтов, либеральной экономики, рационального использования природных ресурсов, улучшения благосостояния людей. Эта долгосрочная стратегия национального развития, которая определена Президентом Ильхамом Алиевым.   
 
Наконец, третьей важной составляющей формирования в Азербайджане новой политической культуры будет служить национальная идея, как основной элемент модернизации азербайджанского социума. Именно национальная идея является главенствующим аспектом интенсивного развития нации в условиях, когда существует идея оптимального поведения человека на пользу себе и обществу, точнее нации. При этом, в результате того, что национальная идея всегда зависит от различных факторов - от общественно-политических вплоть до природно-климатических. Как важный аспект национального развития, она является временным олицетворением той или иной стратегии развития.  
 
Следует отметить, что национальная идея - эта та сфера общественного сознания, которая осталась за пределами национального научного исследования. И это при том, что она является мощнейшим катализатором социальных процессов. Говоря о национализме, но вкладывая в него смысл «национальной идеи», видный азербайджанский просветитель и общественный деятель Ахмед Бек Агаев еще в начале ХХ века писал: «Он был и будет еще источником величайших подвигов в истории. Без него множество народов продолжали бы еще изнывать под тяжестью чужеземного ига и, благодаря ему, многие еще найдут сносный вывод» (см. Агаев А.Б. «Наши националисты», «Каспий», № 207, 25 сентября 1903).  
 
Бытие тюрков-азербайджанцев исчисляется тысячелетием, но азербайджанское самосознание «берет начало» с того времени, когда М.Ф.Ахундов, Г.Б.Зардаби, М.Казим-Бек, М.А.Топчибашев, М.А.Шахтахтинский, а еще раньше А.К.Бакиханов (1794-1846 г.) поставили идущий от жизни вопрос о том, что из себя представляет Азербайджан, каков  его этногенез, предназначение и место во взаимодействии народов и государств? Эти вопросы наиболее активно ставились на страницах печати накануне и после Первой русской буржуазно-демократической революции и русско-японской войны. Азербайджанская интеллигенция (А.Агаев, А.Гусейн-заде, М.Расул-заде, Дж.Мамедкули-заде, О.Нейман-заде, Н.Нариманов и др.) понимала, что следует ускорить движение общества, направить его энергию в проторенное передовыми нациями русло. Но это возможно через пробуждение и просвещение народа: многообразное, принципиально плюралистическое и принципиально общественное. 
 
Безусловно, осмысление первоначального «толчка», пробуждавшего общественное сознание и самосознание, в русле изучения истории общественной мысли в Азербайджане представляет научный и практический интерес. Но важно знать и другое. Тогда как «национальная идея» азербайджанского народа позиционировала себя устами М.А.Шахтахтинского (1891г.) самобытным направлением - «азербайджанцы», «азербайджанский язык», а позже М.Э.Расул-заде - «азербайджанский народ», «азербайджанцы», все же дискуссия о «национальной идее», изменив траекторию, нашла свое оформление в триаде «тюркизм, исламизм и современность», выдвинутой в начале ХХ века идеологами тюркизма А.Гусейнзаде и Зией Гойалпом.  
 
Таким образом, в 1905 - 1918 гг. деятели азербайджанского национального движения смогли сформировать содержание «национальной идеи» как «азербайджанство», воплотившего в себе элементы истории, культуры, традиций, этнического составляющего, новых веяний эпохи и стандарты европейского мышления и образа жизни. На повестке стоял вопрос: «азербайджанство» или же «тюркизм». В качестве философской и политической доктрины национального развития была взята формула «тюркизм, исламизм и современность». Впоследствии эта триада обрела статус национальной идеи Азербайджанской Демократической Республики. Это был компромиссный ответ на политические страсти, бушевавшие в то время вокруг Южного Кавказа и в особенности Азербайджана.  
 
Сегодня «азербайджанство» как «национальная идея» выступает в ином, новом качестве. Для современного поколения азербайджанцев - это философия, политика, идеология и социальное действие. Она является социальным и морально-психологическим источником силы нации в совершенно новом историческом отрезке времени. В этой национальной идее кроется сила, социальная энергия, способная объединить социум в одно целое для решения главной задачи в постиндустриальной эпохе. Национальная идея - это основополагающий принцип, определяющий содержание цели, пути и способы ее достижения. Патриоты без конкретной национальной идеи - это то же самое, что солдаты в бою без конкретной тактики и стратегии.  
 
Нередко некоторым из нас приходится слышать: «А что я могу сделать?», «От меня ничего не зависит», «Разве я должен это делать?». В результате в обществе формируется некий пораженческий синдром, когда за те или иные социальные, экономические или, что еще хуже, политические диспропорции развития ответственности нести никто не хочет. Даже дело не столько в ответственности, сколько в соучастии в решении той или иной проблемы. Каждый считает своим долгом посмотреть «наверх», подождать, пока решение той или иной проблемы последует после принятия соответствующего решения сверху. Разве это может позволить нам развивать наше государство и общество стабильно и устойчиво? Сегодня каждый гражданин, каждый член общества, каждый индивид является законодателем формирующейся социально-политической и экономической структуры общества. Каждый несет ответственность за те или иные процессы, которые окружают нас или происходят с нами. Мы вместе строим это государство, формируем демократический режим, совершенствуем экономические перспективы Азербайджана.  
 
Успех национальной модернизации во многом зависит от социальной активности молодежи. Она во многом является автором новых идей, нестандартных решений. Поэтому юношеский максимализм должен быть направлен на созидание и укрепление государственности. Высокое образование, способность мыслить, одаренность, рационализм, научно-техническое мышление, патриотизм и вдохновение - эти качества должны отличать нашу современную молодежь. Новым поколениям необходимо помнить это, чтобы и дальше обеспечить эффективное развитие национальной государственности. 
 
В национальной идее кроется задача формирования необходимой,  должной среды для эффективного и интенсивного политического, экономического и социального развития. При этом не стоит путать национальную идею с проявлениями национализма или шовинизма, ибо задача национальной идеи заключается в уменьшении взаимоуничтожающей борьбы сил общества.


Вместо заключения: идеология или идея?


«Личная ответственность такая же неотъемлемая черта капитализма, как и личная свобода».

Ю. НОРБЕРГ


Джон Гэлбрейт пишет: «Все требуемые изменения, включая изменения взглядов, на основе которых формируется военная и внешняя политика, затрагивают область душевных эмоций и умственных интересов» (Дж. Гэлбрейт «Новое постиндустриальное общество», М., 2007, стр. 539). Эпоха постиндустриализма внесла свои коррективы в понимание того, что долгие годы мы называли идеологией. Годы советского тоталитаризма невозможно представить себе без идеологии, которая регулировала всю деятельность государства и людей вплоть до последних дней их жизни. В эпоху «горбачевских реформ» идеология стала символизировать весь тот негатив, с которым мы жили, олицетворять коммунизм как нечто антинародное, антидемократическое, в корне противоречащее здравому человеческому смыслу. Впоследствии слово «идеология», благодаря «демократам» и популистам, быстро вышло из моды и его употребление рассматривалось уже, как архаизм или историзм, в зависимости от того, кто что предпочитал. Идеология стала напоминать о прошлом, о том прошлом, к которому возвращаться никто не хотел. Мало кто задумывался о том, что сама по себе та или иная идеология крайне редко олицетворяет идеи или воззрения, нацеленные на развал целого государства или обнищание народов. Не вспоминали и о том, что подлинная коммунистическая идеология, как таковая, претендовала исключительно на общую солидарность и равномерное распределение возможностей. Однако коммунизм в Советском Союзе в силу объективных и субъективных факторов стал олицетворением упадка, развала страны, бессмысленного геополитического соперничества, взаимоуничтожающих этнонациональных конфликтов. Таким образом, у бывшего советского гражданина термин «идеология» превратилась в антитезу эффективного государственного развития.  
 
Завершение «холодной войны» трансформировало «позиции» идеологии в научной и политической литературе, в том числе и в исследованиях стран Запада. А при характеристике политических партий идеологический концепт вовсе не брался в расчет. Хотя это не означает, что в мире, в котором мы живем, идеологическая борьба ушла в прошлое, прекратилась борьба между различными идеями, нет столкновения мировоззрений, социальных идеалов, общественно-политических идей. Напротив, как и раньше, все это пронизывает сознание людей каждый час и каждый день. Иногда мы этого не замечаем, или же не придаем значения. И все же мы по-прежнему живем в «идеологической эре». Спор о сути идеологии начинается сразу же, как только осознают, что в социально неоднородном обществе любые мотивы идеального характера всегда выражают в той или иной форме конкретные идеи и интересы, причем существенные. Сама же идеология выступает как более или менее систематизированное выражение идей и целей, интересов, устремлений, побуждений, мотивов, социальных идеалов больших социальных групп людей. Понятия «идеология» и «формы общественного сознания» взаимно переплетаются, хотя не вполне совпадают друг с другом. Идеология представляет очень сложную, многократно опосредованную форму духовной деятельности. Поэтому часто сетуют на сложность самого понятия «идеология». «В словаре социальных исследований всего несколько слов оказались столь же спорными и однако столь же влиятельными, как идеология...» - отмечает Ирвинг Л.Горовиц, один из видных представителей «социологии познания».  
 
Во Всемирной энциклопедии по философии указано: «Идеология - понятие, посредством которого традиционно обозначается совокупность идей, мифов, преданий, политических лозунгов, программных документов партий, философских концепций; не являясь религиозной по сути, идеология исходит из определенным образом познанной или «сконструированной» реальности, ориентирована на человеческие практические интересы и имеет целью манипулирование и управление людьми путем воздействия на их сознание» (см. М., 2001, стр. 386).  
 
Существует разница между понятиями «идеология» и «идея». Второе как бы преддворяет первое. Идея, овладевая умами больших социальных групп людей, становится мощным орудием в реализации их целей и интересов. «Идея - понятие, широко используемое в различных философских системах для обозначения наиболее развитых форм духа (знания)» - говорится во Всемирной энциклопедии по философии (см. М., 2001, стр. 388). Она рассматривается как одна из основных форм человеческого познания. В философии Канта идея - это понятие разума, которому ничего не соответствует в опыте. Идеи возникают в результате попыток выйти за пределы чувственного опыта и рассматриваются Кантом как принципы, задающие цель познанию. Для Гегеля абсолютная идея является высшей точкой развития знания, которая включает в себя все предшествующие формы знания и поэтому является высшей объективной истиной, в которой совпадают мышление и реальность (см. там же).  
 
Смещение геополитических ориентиров привело к тому, что на смену идеологическим воззрениям коммунизма в трансформационные общества стали быстро внедряться выработанные на Западе идеологические концепции развитых обществ - консерватизм, либерализм, социал-демократия, их нео-версии и конвергенции. В некоторых обществах они легко усваивались, в других же, не находя общественной, политической и экономической основы, нивелировались в соответствии с традиционными устоями того или иного социума. Стали появляться даже высказывания о том, что для традиционных обществ чужды идеологические концепты Запада и развиваться они будут исключительно на основе собственного, традиционного пути развития.  
 
У нас же сразу стали делать попытки примерять на национальном политическом пространстве социал-демократические, консервативные или либеральные идеи, которые все еще были чужды азербайджанскому слуху. К сожалению, как очень быстро показала практика, для государства, которое находилось на грани развала, со стагнационной экономикой и политическим беспределом сложно было определиться с импортируемым идеологическим концептом, тем более, что оно только что рассталось со своим, весьма неудачным опытом идеологического засилья. Требовались годы, чтобы та или иная идеологическая концепция смогла работать в национальном пространстве, чтобы появилась минимальная возможность для применения тех или иных концептов и идей в Азербайджане. Наряду с этим, для развития политических и экономических институтов, формирования общественного сознания, соотносящегося с демократическими традициями и нормами, либерализации экономической структуры, изменения политической конфигурации требовалось время. Нужны были годы, чтобы заработали геополитически и геоэкономически важные проекты, начали осуществляться социальные мероприятия, стали переоцениваться общественные приоритеты, чтобы страна могла вздохнуть с облегчением. Одним словом, требовались неустанный труд и бессонные ночи, чтобы пройти сквозь трансформационные издержки постсоветского перехода и определить идеологический концепт национального развития.  
 
Сегодня, когда большая часть этого пути пройдена, преодолена, оглядываясь назад, мы можем смело сказать, что сделанное принадлежит будущим поколениям. При этом стоит констатировать важную и незабываемую истину - все это труд одного человека - Гейдара Алиева, для которого национальная идея всегда заключалась в служении Отечеству. Заложенная им философия азербайджанства (вмещающая в себе одновременно и идею, и идеологию) - как неизменная концепция перспективного развития нации и государства, является отождествлением социально-политической и экономической модернизации Азербайджана. Она подобно культурно-историческому пласту национального развития определяет основные пути и направления стратегического развития, отражается в незыблемости национального языка, приоритетной роли национальной культуры и в значимости национальных ценностей. Все это олицетворяет комплекс национальной идеологической модели, которая сформирована с пониманием меняющейся роли страны как в условиях регионального, так и глобального характера.   
 
Идеология является порождением умов, в то время как идея порождается временем. Анализ возможностей той или иной западной идеологической концепции в Азербайджане и их перспективы не являются предметом настоящей статьи. Однако, касаясь этого вопроса, все более очевидно, что наша цель заключается в строительстве государства с сильной, а точнее стабильной и устойчивой властью, ориентирующегося на права и свободы своих граждан, придающего существенное значение своим историческим корням и традициям, и определяющего как приоритетную задачу своего развития свободный рынок и транспарентность экономических взаимоотношений. Это - цели, которые были заложены Гейдаром Алиевым, и сегодня в них кроется задача построения эффективной государственности. Мы движемся в этом направлении не торопясь, потому как каждый наш шаг продуман и взвешен. Мы четко понимаем, что несем ответственность за это государство, за это устройство, за суверенитет и независимость, за каждого нашего гражданина, и понимание этой неколебимой истины дает нам силы двигаться с большей уверенностью по направлению к построению открытого общества и демократического государства с четко работающей и сбалансированной экономической системой.  
 
В условиях «революционного богатства» (Элвин Тоффлер/Хайди Тоффлер) роль личности, влияние на него идеологических концептов и воззрений в сущности меняется. Сегодня, когда средства массовой информации уступают блогам, когда бизнес-операции осуществляются посредством Интернета, а общение с огромным числом людей может реализовываться посредством видеосвязи не только в компьютере, но и в телефоне, возникает вопрос: что представляет собой «идеология глобального беспорядка»? И если это - порядок, то каков он и есть ли в нем место идеологии? В современном мире именно информационно-коммуникационные технологии формируют идеологию, ее содержание и успешное внедрение в сознание людей. Если провести малый подсчет того, насколько сегодня наша жизнь охвачена IT-технологиями, то 900 000 000 человек - пользователей Интернета, 1 миллиард 400 миллионов пользователей мобильных телефонов, 800 миллионов персональных компьютеров делают очевидной мысль о том, что идеологию современности формирует жидкокристаллический экран с тем, что за ним скрыто. Можно ли сегодня говорить об эффекте CNN, когда есть возможность слушать противников американского засилья в Интернете без вмешательства и трансляции каких-либо СМИ. Есть ли необходимость утверждать, что блоги, формируемые обычными Интернет-пользователями, сегодня нередко пользуются большей популярностью и посещаемостью, чем сайты информационных агентств. Современное мировоззрение в скором будущем будет формироваться на частностях, отвергая глобальное, и все больше поглощаясь в локальном. Именно так складывается идеология современного мира - пространства, которое определено конвергенцией возможностей. И совершенно правы Элвин и Хайди Тоффлеры, когда пишут, что «никто не может со всей определенностью сказать, куда приведут все эти открытия и что они в реальной жизни обернутся выгодным товаром или услугой, которые люди захотят иметь, а бизнес или правительства их им предоставят» (см. Э.Тоффлер, Х.Тоффлер «Революционное богатство», стр. 26). 
 
Азербайджан вышел на тот уровень развития, когда его социум активно противится идеологическим концептам изолированного, автаркического общества. По мере развития Азербайджанского государства формируется новая среда, где свобода - внутренняя и внешняя - все больше выступает приоритетом. Индивид отныне формирует свой мир, исходя из реальных, а нередко и виртуальных, соображений. Это перечеркивает все до сих пор принятые привычные нормы и стандарты. За право владеть разумом индивида и социума борются без пушек и стволов. В современном мире войну побеждает тот, кто правильно пользуется знаниями и инновационными технологиями. Однако какой бы ни была идеология мира реального и виртуального, стоит помнить, что «азербайджанство» как национальная философия действия,   идея государственности, идеал патриотизма и героизма, ценность национального социокультурного образа и архетип азербайджанского «Я» всегда должно являть собой основу морально-нравственного и социально-культурного образа нового поколения Азербайджана.      

Рамиз Мехтиев,

Руководитель Исполнительного Аппарата Президента Азербайджанской Республики, академик Национальной Академии Наук Азербайджана 
Июнь, 2008 год 

http://www.day.az/articles/rm2.html


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение