Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Баку-Тегеран: периоды напряжения

05.11.2012

Автор:

Теги:



Автор: Марина Петрова специально для «Вестника Кавказа»
С распадом Советского Союза в 1991 году все указывало на то, что Иран и Турция вступят в борьбу за влияние на Кавказ и Центральную Азию. И несмотря на то, что обе страны официально это отрицают, в результате так и получилось. Эта борьба выразилась в противостоянии двух моделей развития. Если Турция представляла светскую модель ориентированного на Запад демократического государства, то Иран – исламскую антизападную страну, которая тем не менее допускает определенную долю демократии. Большинство новообразовавшихся кавказских и среднеазиатских государств тяготело к турецкой государственной модели и не стремилось заиметь тесные отношения с Ираном. Кавказ на протяжении долгого времени оставался сферой пересечения интересов России, Турции и Ирана, который в определенный момент истории считал регион территорией своего влияния, а себя - гегемоном в регионе. После распада СССР Тегеран получил возможность это влияние восстановить.

Учитывая этнокультурные, исторические, языковые, а также стратегические аспекты, было бы логично, если бы и Турция, и Иран, прежде всего, попытались заручиться поддержкой на Кавказе через Азербайджан. Он является единственной мусульманской страной среди трех кавказских государств, кроме того, самой большой страной среди них, а также обладающей богатыми природными ресурсами, в отличие от Грузии и Армении. Оба государства граничат с ним. С другой стороны, сам Азербайджан мог рассчитывать на выгоду от турецко-иранского соперничества за внимание Баку.

Однако, ситуация развивалась не так гладко, как можно было ожидать. В отличие от Турции, которая сразу обозначила приоритетный характер отношений с Баку среди других бывших советских республик, Иран не стал с этим спешить. Турция после недолгого колебания приняла сторону Азербайджана в нагорно-карабахском конфликте, в то время как Иран, казалось, проводит нелогичную политику. Кому как не Тегерану стоило без промедления броситься на помощь братскому народу, братьям шиитам, в его противостоянии с христианской Арменией?

К сожалению для азербайджанцев, ничего подобного не произошло. На тот момент, когда Иран предложил свое посредничество в конфликте, он не поддерживал сторону Баку никоим образом. Напротив, Тегеран всячески укреплял и развивал сотрудничество с Арменией. Пока Турция поддерживала Азербайджан в его экономическом эмбарго по отношению к Еревану, Иран становился главным торговым партнером Армении. Главной причиной подобного, казалось бы, нелогичного поведения Тегерана является так называемый «азербайджанский вопрос».

Туркманчайский мирный договор 1828 года, завершивший русско-персидскую войну 1826-1828 гг., поделил территорию, на которой проживали азербайджанцы, между двумя империями. Во времена советской власти граница между Советским Союзом и Ираном окончательно определилась в 1921 году. По сути, для азербайджанского народа разделение территории между двумя государствами было настоящей трагедией: распались семьи, порвались культурные и торговые связи. 70 лет советской истории привели к тому, что советские азербайджанцы и иранские азербайджанцы стали практически двумя разными народами: менталитет и быт были абсолютно не похожи. С другой стороны, азербайджанцы по обе стороны границы искали возможность поддерживать культурные и родственные связи друг с другом. Еще в конце XIX века в период нефтяного бума в Баку иранские азербайджанцы пересекали границу в поисках заработка в нефтяной промышленности. Во время Первой мировой войны иранская центральная власть была настолько ослаблена, что фактически границы между империями стерлись, и ничто не препятствовало контактам между представителями одного народа, живущими в разных государствах. Все это закончилось в 1921 году, и до конца 1980-х фактически иранские и советские азербайджанцы потеряли друг друга.

Однако «азербайджанский вопрос» оставался актуальным для Ирана. В 1945 году в Иране на волне национального азербайджанского движения возникла Азербайджанская республика, которая, правда, просуществовала совсем не долго. Сразу после того, как Советский Союз перестал поддерживать ее, иранские власти приняли меры по предотвращению дальнейших проявлений национализма в этом регионе и разделили иранский Азербайджан на две провинции в 1946 году. В 1993 году он был разделен уже на три провинции, что доказывает, что иранские власти всегда пристально следили за тем, чтобы не допустить малейшей консолидации азербайджанцев с сепаратистскими целями. Во время исламской революции в Иране многие национальные меньшинства страны заявляли о желании получить независимость.

Азербайджанцы представляли собой самую многочисленную не фарсиговорящую общину в государстве, однако их национальное движение в этот период было менее заметно, чем курдское, например. С одной стороны, азербайджанцы исповедуют шиизм, и превращение Ирана в исламскую шиитскую республику не означало для них негативных последствий, в отличие от курдов и арабов, которые придерживаются других религиозных течений. Плюс ко всему, многие иранские азербайджанцы рассматривали территорию Ирана настолько же принадлежащей им самим, насколько и персам. За долгие годы они прочно интегрировались в иранскую общественно-политическую систему и, можно сказать, считали себя настолько же азербайджанцами, насколько и иранцами. Некоторые политические национальные движения призывали не к отделению и воссоединению с северным Азербайджаном, а к интеграции его в состав Ирана. Тем не менее это не означает, что национальных азербайджанских движений за независимость в Иране не существует.

После распада СССР Азербайджанская республика получила независимость, что, однако, не порадовало официальный Тегеран. Иран переживал непростые времена экономического спада и постоянного социального напряжения в многонациональном обществе. В это время прямо у его границы появляется независимое государство, которое обладает большими запасами нефти и газа, титульной нацией которого является самая большая диаспора Ирана. Казалось бы, Тегерану стоило поддержать молодое государство братского народа, чтобы не получить критику со стороны иранских азербайджанцев. Однако иранские власти пошли по совершенно иному пути, стараясь при каждом удобном случае противодействовать политике Азербайджана, несмотря на то, что не только иранские азербайджанцы, но и все население страны требовало от властей принять сторону Азербайджана в конфликте с Арменией.

Таким образом, иранское правительство рассматривало Азербайджан как угрозу своему режиму. Глядя в перспективу, Тегеран предполагал, что если Азербайджанская Республика будет экономически процветать благодаря богатым природным ресурсам, превратиться в сильное, независимое государство, которое к тому же является светским, это будет настоящей серьезной угрозой Ирану с его национальными движениями меньшинств, а также сложной экономической и социальной ситуацией. По этой причине Иран не выступил на стороне Баку в нагорно-карабахском конфликте, а наоборот поддержал армянскую сторону. Сегодня ирано-азербайджанские отношения переживают очередной период напряжения, который прерывается короткими моментами разрядки (как освобождение азербайджанских поэтов, арестованных в Иране, из-под стражи). Несмотря на все официальные заверения в братских чувствах и обвинения третьих лиц в намеренных провокациях с целью расстроить дружеские отношения между двумя народами, Тегеран относится к Азербайджану более чем прохладно, не прощая ему тесные связи с Западом, особенно Израилем, а также светский характер его развития.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение