Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Анкваб: «Для нас ключевой вопрос – договор о мире»

31.10.2012

Автор:

Теги:
Анкваб: «Для нас ключевой вопрос – договор о мире»

Автор: Спартак Жидков, Сухум. Специально для «Вестника Кавказа»
Продолжение. Начало см. Самый долгий бархатный сезон
В октябре в абхазском парламенте случился скандал из-за документа двухлетней давности, которым предусматривалась продажа российской компании «Донской табак» санатория в селе Цандрыпш у российско-абхазской границы. Оппозиционные депутаты обвинили инициаторов сделки в том, что истинным объектом продажи были шесть гектаров абхазской земли, а не сам санаторий. Президент, выступивший в качестве третейского судьи, изъял документ из парламента, поскольку в нем обнаружилось множество несоответствий действующему законодательству.

В этой истории показательны не столько подробности, сколько стратегия оппозиции, которая сводится к тому, чтобы отыскивать в действиях президента факты «распродажи национального достояния». Такому же придирчивому анализу подвергаются и все успехи правительства по укреплению экономических связей с Россией. Однако сама оппозиция похвастаться успехами не может. С одной стороны, она сохраняет представительство в органах законодательной власти (в парламенте и органах местного самоуправления), с другой – является уже не одним из двух сильнейших игроков на политической сцене, а лишь одним из многих. Новый парламент, в который на мартовских выборах прошло множество новых политиков, считавшихся едва ли не «случайными людьми», оказался активным, депутаты – вполне компетентными. Ослабление накала политической борьбы сделало более заметной и Общественную палату, которая включает в себя 35 человек (столько же, сколько и депутатов парламента); из них треть представляет президент, треть – органы местного самоуправления, треть – общественно-политические партии и движения. Поскольку на ближайшие годы большинство населения Абхазии не склонно к активному участию в политике, круг деятельности оппозиции резко сузился.

Есть, правда, одна сфера, в которой интенсивность политической борьбы по-прежнему высока – это интернет. За два осенних месяца были созданы две политические группы в сети Facebook – одна в Сухуме, другая в опустевшем после войны городе Ткуарчал (Ткварчели, - прим. ред.), – которые ставят своей целью «сделать жизнь наших людей достойной нашей земли». Учреждение обеих групп сопровождалось традиционной критикой в адрес власти, а центральным пунктом позитивной части программы стала, как ни странно, парламентская реформа. Вполне вероятно, что инициаторов в какой-то степени воодушевила триумфальная победа Бидзины Иванишвили на парламентских выборах в Грузии.

План очередного реванша после всех неудач на всенародных выборах в Абхазии показался весьма соблазнительным: если не сместить победителя – Анкваба, – то отнять у него большую часть полномочий под лозунгом борьбы за демократию. Вообще-то Грузию превратил в парламентскую республику не вождь оппозиционеров Иванишвили, а сам президент Михаил Саакашвили, не имевший иной возможности остаться у власти после истечения второго президентского срока. Но сама идея реформирования конституции вполне пригодна для того, чтобы пересадить ее на абхазскую почву.

Проект превращения Абхазии в парламентскую республику давно уже муссировался в обществе, однако его так и не вынесли его на всенародное обсуждение. К тому же и на встрече оппозиционных блогеров в Сухуме сразу началось деление на сторонников парламентской, президентской и парламентско-президентской форм правления. Словом, новый лозунг оппозиционеры, похоже, нашли – теперь предстоит убедить общество в его целесообразности. Но это, очевидно, вопрос будущего, а пока Абхазия занята совсем другими заботами.

В отличие от соглашения с «Донтабаком», сотрудничество с турецкой фирмой «Шеркет Эшилермак» не вызвало нареканий у оппозиционеров. Турецкие специалисты взяли на себя подъем затонувших кораблей и прочих объектов, лежащих у побережья Абхазии. С абхазской стороны ответственной организацией была назначена госкомпания «Абхазское морское пароходство», ее генеральный директор Заур Ардзинба контролирует ход и качество проводимых работ. Только в сухумской бухте, по оценке председателя госкомитета по экологии и природопользованию, Романа Дбара, находится шесть затонувших судов, причем один из них – советский танкер «Эмба», потопленный немецкой подводной лодкой, – лежал здесь с июня 1943 года. Напротив, другие корабли затонули недавно, их обломки не только вредили экологии, но и способствовали размыванию пляжей. По договору, турки работают бесплатно, а металлолом забирают себе.

Что касается внешней политики, то президент Анкваб на большой пресс-конференции спустя десять дней после парламентских выборов в Грузии дал исчерпывающий комментарий на тему отношений с Тбилиси: «Для нас ключевой вопрос – договор о мире. Все остальные вопросы, включая вопрос беженцев, мы неоднократно обсуждали с грузинской стороной на разных площадках – от Гальских встреч до Женевских консультаций по безопасности, но пользы от этого мало». Опасности нас всегда сопровождают, пришел к власти Иванишвили или кто-либо другой. Если с нами хотят говорить на равных, как хорошие соседи, то мы готовы к этому. Если же с нами решат говорить иначе, то у них ничего не получится».

Абхазское правительство и оппозиция в вопросе отношений с Грузией едины, хотя заявления лидеров «Грузинской мечты» многими в Абхазии воспринимается как ревизия жесткой антироссийской политики Саакашвили. Кое в чем правительство Иванишвили даже превзошло ожидания, свернув работу грузинского телеканала ПИК, который многие считали одиозным и провокационным. Несмотря на все это, Тбилиси не может отказаться от Абхазии и Южной Осетии, а в Сухуме и Цхинвале не могут отказаться от независимости. Но мирный договор, который сегодня предлагает заключить Абхазия, в принципе не противоречит политике правительства Иванишвили. Другое дело, что Грузия наверняка захочет получить взамен какую-то уступку со стороны Абхазии, а Сухум не настолько заинтересован в закреплении перемирия на бумаге, чтобы идти навстречу пожеланиям грузин. Однако какие-то новые договоренности, способствующие укреплению стабильности на грузино-абхазской границе, вполне могут быть достигнуты.

Отношения Абхазии с Евросоюзом продолжают оставаться напряженными. В апреле 2012 года в Сухуме объявили персоной нон грата главу Миссии наблюдателей Европейского союза (МНЕС) Анджея Тышкевича, мандат которого истекал в августе. Абхазы мотивировали свое решение чересчур категоричным тоном, в котором Тышкевич вел с ними дискуссию (что было нехарактерно для европейцев вообще и поляков в частности, дипломатичных и корректных на переговорах с абхазами). Однако Евросоюз расценил демарш абхазской стороны как ультиматум и посчитал вопрос слишком принципиальным, чтобы по-тихому разрешить конфликт, назначив на его место любого другого военного. Мандат Тышкевича был демонстративно продлен, а тем самым абхазские дипломаты поставлены перед дилеммой: отмена бойкота Тышкевичу – или фактическое замораживание работы МНЕС.

В Сухуме уступать не собираются. Мало того, на той же пресс-конференции Александр Анкваб неожиданно подверг критике деятельность международных организаций, действующих в Абхазии и связанных с Евросоюзом (американцы в Абхазии, за редкими исключениями, не появляются). «Я намерен предложить им изменить формат своей работы здесь. Им не следовало бы вмешиваться в наше образование и деятельность наших культурных учреждений под видом реанимации школ и прочее. К сожалению, помощь многих из них показная. Я с уважением отношусь к тому, что конкретно сделано отдельными международными организациями, но в общей массе – эта работа не приносит особой пользы Абхазии», - заявил президент, предложив международным организациям перенести центр своей деятельности в Гальский район, т.е. непосредственно в зону, прилегающую к грузино-абхазской границе.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение