Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Китай укрепляет влияние в Центральной Азии

01.10.2012

Автор:

Теги:

"Asia Times": Центральная Азия становится форпостом Китая
08:36 01.10.2012



Недавние дипломатические маневры Китая в Центральной Азии, как двусторонние, так и многосторонние, указывают на то, что стратегия Пекина расценивает этот регион в качестве коридора для того, чтобы добраться до стратегических ресурсов в Афганистане и на Ближнем Востоке. Таким образом, Центральная Азия является частью более масштабного проекта Китая, который заключается в том, чтобы заполучить стратегические ресурсы и поставки для поддержки своей развивающейся экономики.
Доказательством того, что Центральная Азия будет играть важную роль в энергетической стратегии Пекина, стал двухнедельный официальный тур китайского вице-премьер-министра Хуэй Лянъюя в Конго, Танзанию, Кыргызстан и Узбекистан.
Пока другие мировые державы рассматривали и чертили свои предполагаемые проекты о том, как поделить "центрально-азиатский углеводородный пирог", Китай спокойно нашел общий язык с региональными лидерами, соединяя страны нефте- и газопроводами, а также воздушными и наземными маршрутами.
В частности, Пекин успешно строит нефтепровод "Казахстан-Китай" и газопровод "Туркменистан-Узбекистан-Казахстан-Китай". Во всех этих проектах Китай достиг своей цели, приглашая Узбекистан к сотрудничеству только после завершения строительства газопровода "Центральная Азия – Китай". Китай намерен построить необходимую инфраструктуру сначала в Казахстане, а потом в Туркменистане.
Пекин, вероятно, использует подобную проницательную стратегию в Африке, отправив своего представителя в Конго и Танзанию, которые расположены на восточном и западном побережьях Центральной Африки. Однако Пекин пока не раскрыл свои истинные мотивы. В будущем модернизированная инфраструктура в этих двух африканских регионах, вероятно, будет связана с африканскими странами, расположенными между ними.
Усиливая торговлю и экономические отношения с Центральной Азией, Пекин намерен развивать собственную периферию, а именно западные провинции, в том числе Синьцзян, а также расширить и связать их с экономикой всего региона. Относительно этого китайские СМИ сообщали о том, что Синьцзян хотят превратить в главный логистический и информационный центр Китая по оказанию услуг Центральной Азии.
То, что Синьцзян расположен в сердце Евразии, граничит с восемью странами и имеет 17 официальных пограничных переходов, объясняет желание Китая развивать в дальнейшем внешние торговые отношения этой провинции.
2 сентября премьер-министр Китая Вэнь Цзябао во время открытия второй ежегодной выставки "Китай-Евразия" в Урумчи призвал китайские предприятия увеличить инвестиции в страны Евразии и изучить возможность создания новых платформ для экономических отношений в рамках Фонда экономического сотрудничества "Китай – Центральная Азия" и Фонда сотрудничества в области сельского хозяйства.
По данным таможенной службы Китая, в 2011 году торговый оборот между Китаем и пятью странами Центральной Азии достиг 16,98 трлн. долларов США. Однако объем китайского экспорта в данный регион составил 12,49 млрд. долларов, а импорт в Синьцзян составил 4,49 млрд. Помимо прямых авиарейсов между столицами региональных стран, китайские южные авиалинии также открыли несколько маршрутов в Урумчи и обратно, обслуживая все центрально-азиатские республики.
В настоящее время Пекин очень заинтересован в быстром строительстве железной дороги, которая соединит Китай, Кыргызстан и Узбекистан. В Кыргызстане Хуэй встретился с президентом Алмазбеком Атамбаевым, и обе стороны отметили стратегическую важность строительства железной дороги "Китай-Кыргызстан-Узбекистан", а также ремонта дорог "Нарын-Торугарт" и "Ош-Эркечтам-Сарыташ".
Последней остановкой центрально-азиатского тура Хуэя стал Узбекистан. В день визита китайского чиновника президент Узбекистана Ислам Каримов подписал закон "О ратификации соглашения по добрососедским отношениям, дружбе и сотрудничеству стран ШОС". Обе стороны также подписали двусторонние соглашения на 535 млн. долларов. По имеющейся информации, с августа 2012 года Узбекистан также начал поставлять Китаю газ на постоянной основе; объем поставок к концу 2012 года может возрасти до 4-5 млрд. кубометров газа. К 2016 году объем поставляемого газа в Китай планируется увеличить до 25 млрд. кубометров ежегодно.
Торговые и экономические отношения между Китаем и Узбекистаном переходят от общественного уровня к государственному. Во время последнего визита в Китай президента Каримова, который состоялся в рамках саммита ШОС в июне 2012 года, Узбекистан и Китай заключили более 30 соглашений в области экономики, инвестиций, финансов на общую сумму в 5,3 млрд. долларов. Данные соглашения касаются таких сфер экономики, как углеводородная промышленность, хлопок, уран, газ, редкие металлы, производство химической продукции, электроника, информационные технологии, фармацевтика и строительные материалы.
Такое разнообразие соглашений указывает на то, что Китай, возможно, стремится сбалансировать свои торговые и экономические отношения с Узбекистаном по отношению к Казахстану, а также конкурировать с Россией за власть и региональное влияние в регионе.
Но все же, интерес Китая к Центральной Азии – всего лишь расширение интересов за пределами стратегически важного региона. Осенью прошлого года Китай выиграл два контракта на разработку минеральных месторождений в Афганистане. Эти контракты являются частью более масштабных планов Пекина по расширению своего присутствия по всей Центральной Азии и получению доступа к стратегическим ресурсам региона.
По данным американской геологической службы, объемы не обнаруженных, технически восстанавливаемых запасов нефти в бассейне реки Амударья и на территории Афганистана, Таджикистана, Ирана, Туркменистана и Узбекистана составляют 962 млн. баррелей сырой нефти и 52 трлн. кубометров природного газа.
Во всех странах, указанных выше, Китай в основном сосредотачивает усилия на строительстве инфраструктуры и добыче полезных ископаемых. Несмотря на то, что китайские инвестиции на добычу нефти, газа, строительство железных дорог и магистралей, несомненно, улучшат экономику этих стран и их международный имидж, республики Центральной Азии, на самом деле, имеют мало альтернатив для повышения своих социально-экономических показателей помимо помощи со стороны Китая.
В краткосрочной и среднесрочной перспективе, страны Центральной Азии были бы больше обеспечены благодаря расширению промышленности и уровня технологической базы. Но протягивая руку помощи, Пекин закладывает фундамент собственного первенства в регионе для того, чтобы удовлетворить растущий спрос на энергоресурсы для устойчивого экономического развития.
В отношении стран Центральной Азии Китай до сегодняшнего времени преследовал стратегию успокоения и концессии, учитывая стратегическое значение этих стран вдоль наземных маршрутов, объединяющих несколько регионов и континентов. Следовательно, развитие Центральной Азии и присутствие Китая в этом регионе позволит Пекину добиться своей цели, использовать и транспортировать ресурсы к себе на материк.
Успешная реализация долгосрочных проектов в Центральной Азии и новый, благоприятный статус Китая в регионе могут устранить барьеры для демонстрации своей власти и расширения политико-военного влияния над столь привлекательными и соседними странами.
В то же время, у партнеров Китая в Центральной Азии появится возможность воспользоваться преимуществами экспортных маршрутов на мировые рынки, а также избавиться от зависимости от России и более не полагаться на единственный транзитный маршрут. Однако взамен эти страны Центральной Азии, возможно, будут играть роль стратегического арьергарда и проводника для Китая, поскольку Пекин стремится к мировому лидерству.

Забиулла Саипов
"Asia Times", 25 сентября 2012 года
Перевод – "InoZpress.kg"

Источник статьи на английском:
http://www.atimes.com/atimes/China_Business/NI25Cb01.html

Источник - InoZpress.kg

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение