Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Грузинский опрос

30.09.2012

Автор:

Теги:
Автор: Леван Метревели, Гулбаат Рцхиладзе, "Грузинский монитор"
Институт Евразии с 23 августа по 2 сентября 2012 г. провел опрос общественного мнения в масштабе Грузии. Всего в опросе участие приняло 3068 человек, из них в столице — 1133 респондента, в городах и селах региона Самегрело — 435 респондентов, Аджарии — 351 респондентов, Квемо Картли — 350 респондентов, Имерети — 359 респондентов, Кахети — 440 респондентов. От участия в опросе априори отказалось еще всего около 600 человек (в основном в Тбилиси и регионе Самегрело, относительно много отказов в процентном отношении было также в столице Аджарии Батуми и городе Хелвачаури. Этот показатель свидетельствует о том, что апатия и страх населения по отношению к политике усилились в городах, в отличие от прежних лет). Опросы проводились во всех 10 районах Тбилиси, в Самегрело — Зугдидском и Абашском муниципалитетах, в Имерети — городе Кутаиси, муниципалитетах Цкалтубо, Терджола, Ткибули, Чиатура, в Аджарии — Кобулетском муниципалитете, городе Батуми, Хелвачаурском муниципалитете, в Квемо Картли — Марнеульском и Гардабанском муниципалитетах, в Кахетии — Телавском и Кварельском муниципалитетах.

Проведенный опрос обозначаем как «грузинский опрос» потому, что в отличие от всех прочих опросов, проводимых в Грузии, исследование Института Евразии не является продуктом заказа какой-либо политической партии, равно как и международных «доноров» — иностранных организаций различных направлений. То же самое касается и финансирования опроса нашего института — полевые работы проводились энтузиастами, в основном студентами социологического профиля, которые согласились выполнить работу лишь взамен финансирования им текущих расходов (напр., транспорт), что было обеспечено посредством личных пожертвований руководства и членов Института Евразии. Эти расходы были минимальными ввиду того, что все студенты-интервьюеры являются местными жителями в каждом из охваченных опросом регионов. Общее руководство над ходом исследования осуществляли руководитель социологической службы Института Евразии, доктор социальных наук, профессор Леван Метревели и руководитель Института Евразии, кандидат политических наук Гулбаат Рцхиладзе. В организации полевых работ, выработке методики опроса и анализе полученных данных помогли коллеги-социологи, политологи и психологи — лучшие специалисты Грузии. Именно поэтому проведенный опрос свободен от какого-либо влияния со стороны любых политических сил, а также иностранных организаций, т.е. является чисто грузинским опросом.
Опрос был анонимным. Респондентов опрашивали от имени НПО Института Евразии исключительно на дому, предлагая им заполнить непомеченные анкеты. Подбор респондентов был случайным, вне зависимости от их возраста, пола и социального положения. Был защищен паритет между городским и сельским населением. Географический разброс регионов и населенных пунктов, в которых проводился опрос, учитывает этно-демографические особенности Грузии, релевантные в контексте сложившейся в Грузии избирательной практики.
Объектом исследования были следующие темы:

1. Рейтинги политических партий накануне парламентских выборов, намеченных на 1 октября;
2. Готовность граждан, активно защитить свой выбор;
3. Представление о НАТО и отношение населения к этой организации.

Первые две темы тесно взаимосвязаны, однако и третья тема, помимо того, что она имеет очень большое самостоятельное значение, может быть использована в качестве описания электората той или иной политической силы, с соответствующими выводами в контексте предстоящих выборов.
Особое значение в предстоящих выборах, исходя из грузинского законодательства, предусматривающего смешанную избирательную систему, в рамках которой половина парламентариев будет избрана по одномандатной (мажоритарной) системе, приобретает вопрос, будут ли избиратели голосовать за мажоритарных кандидатов, возможно, не представляющих те партии, которым симпатизируют избиратели и за которых они готовы голосовать в пропорциональных списках. Поэтому респондентам задавался в т. ч. и следующий вопрос (под номером 3): «Проголосуете ли Вы обязательно за мажоритарного кандидата той же партии, за которую Вы собираетесь голосовать?»
Готовность граждан, активно защитить свой выбор и потенциал возможных уличных акций непосредственно после выборов были протестированы с помощью 5-ого вопроса анкеты: «В случае, если политическая партия, поддерживаемая Вами, объявит, что итоги выборов были сфальсифицированы, будете ли Вы участвовать или нет в протестных акциях (митинг, манифестация, стачки, др.)?»
Касательно НАТО опрос Института Евразии является уникальным для Грузии, так как представленные в анкете вопросы в такой комбинации и в таком порядке еще никогда не задавались грузинским респондентам.

Комментарий:
Первое, что бросается в глаза, это большое количество еще не определившихся избирателей, которые заявляют, что якобы еще не решили, за кого они будут голосовать. Очень трудно, найти аналог этому факту, имеющему место в Грузии — нигде за один месяц до объявленных выборов количество неопределившихся избирателей и близко не доходит до отметки, зафиксированной нами в Грузии (44.5%). С нашей стороны сразу же возникли сомнения, что основная масса из этой «неопределившейся» категории респондентов на самом деле уклоняется от прямого ответа на вопрос, за какую партию будут голосовать. Но наши сомнения о том, что большинство из указанной категории на самом деле определилось со своим выбором, но скрывает этого, косвенно подтверждаются посредством ответов, данных «неопределившимися» респондентами на другие вопросы, в частности, по НАТО. Эти ответы указывают на то, что в большинстве эти избиратели являются потенциальными сторонниками оппозиции, а не власти. Так например, сторонники «Национального движения» в основном считают, что интересы Грузии и НАТО совпадают(67%), также позитивно смотрят на перспективу размещения военных баз НАТО на территории Грузии (40% против 28% с противоположным мнением и 32% затрудняющихся с ответом сторонников нынешней власти). Ответы «неопределившихся», наоборот, в большей степени сопоставимы с ответами сторонников «Грузинской мечты», в своей массе считающих, что интересы Грузии и НАТО не совпадают (53% -«не совпадают» против 10% «совпадают», 36%-«затрудняюсь ответить» — сторонники «Грузинской мечты; 25% — «не совпадают», 29% — «совпадают», 44% — «затрудняюсь ответить» — «неопределившиеся»; 67%-«совпадают», 8%-«не совпадают», 25%-«Затрудняюсь ответить» — сторонники «Нац.движения»).
Еще более явными являются совпадения между ответами сторонников «Грузинской мечты» и «неопределившихся» касательно отношения к перспективе размещения военных баз НАТО в Грузии (58% сторонников «мечты» считают, что военные базы НАТО в Грузии нежелательны, 34% затрудняются ответить и лишь 8% — «за»; среди «неопределившихся» итоги в той же последовательности вопросов выглядят следующим образом: 29% — 49% — 19%) и особенно, касательно отправки грузинских солдат в военные операции НАТО в Афганистане или Косове (88% сторонников «мечты» — против, 8% — затрудняются с ответом и 4% выступают «за»; «неопределившиeся»: 62% — против, 25% — затрудняются с ответом и лишь 11% не против отправки грузинских военных в горячие точки мира... Для сравнения: из сторонников «Нацдвижения» опять-таки 40% за участие грузинских солдат в афганской ти проч. кампаниях, 32% затрудняются ответить и лишь 28% — против, хотя если рассмотреть эти последние цифры отдельно, получается, что участие Грузии в афганской и проч. военных кампаниях НАТО не так уж популярна даже среди сторонников нынешней власти).

Условно «антинатовский» электорат имеют также партии «Свободная Грузия», «Лейбористы» и «Картули даси», однако ввиду мизерности количества респондентов, высказавшихся в их поддержку в открытую, не приходится подозревать, что «неопределившаяся» категория избирателей в значительной степени состоит из скрытых сторонников этих партий. Поэтому мы утверждаем, что основная масса «неопределившихся» избирателей на предстоящих выборах будет голосовать за «Грузинскую мечту». Процент действительно неопределившихся за месяц до выборов на самом деле не может превышать 20% — этого показывает мировая практика. Остальные же голоса в основном отойдут к «Грузинской мечте». С учетом этого у «Грузинской мечты» имеется не только формальное преимущество перед «националами» (24.2% «мечты» против 23.0% «националов» по итогам всей Грузии), а решающее преимущество.
При характеристике сторонников «Грузинской мечты», как и «Национального движения» можно отметить высокий уровень их консолидации как вокруг мажоритарных кандидатов своих партий (84% сторонников «мечты» и 87% сторонников «нацдвижения» заявили, что в одномандатных выборах они обязательно поддержат кандидатов именно этих партий), так и в вопросе участия в уличных акциях протеста ради защиты сделанного выбора в пользу своей партии (теоретически и «националы» могут призвать своих сторонников, выйти на демонстрации и митинги, готовность в этом выражает 30% сторонников «нацдвижения», а из сторонников «мечты» целых 57% готовы принять участие в уличных акциях, если их к этому призовут лидеры партии).
Зато «неопределившихся» можно назвать относительно пассивными избирателями. Из их числа всего лишь 15% выражает готовность, принять участие в протестных мероприятиях, а 26% затрудняется ответить (зато 58% выражает уверенность, что не выйдет на улицы). Хотя в целом из более 44% «неопределившихся» 15% в количественном отношении отражает достаточно высокую цифру, особенно вкупе с открытыми сторонниками «Грузинской мечты». Исходя из этого, мы констатируем, что в случае призыва «Грузинской мечты» на улицы грузинских городов в целом выйдет много десятков тысяч, если не сотен тысяч человек.
Электорат «Национального движения» в основном состоит из госслужащих (45% госслужащих — за «нацдвижение»), в других слоях населения такой явной поддержки правящей партии не наблюдается. Все остальные социальные категории (самозанятые, пенсионеры, безработные, бизнесмены) с незначительным перевесом поддерживают либо правящую партию, либо оппозиционную «Грузинскую мечту».
В целом на выборах ожидается большая активность населения. В рамках нашего опроса 88% граждан высказали желание, идти на выборы 1 октября (наличие несколько сотен отказников от участия в нашем опросе не обязательно свидетельствует о том, что эти люди не придут на выборы, хотя отчасти это тоже возможно).
* * *
Популярность НАТО в Грузии, как и ожидалось, явно упала. Комбинированные вопросы открывают некоторые любопытные моменты — если респондентам задавать общие вопросы о НАТО, представление у них достаточно позитивное (напр., вопрос о том, является ли НАТО оборонительным союзом или агрессивным блоком — 52% думает, что это оборонительный союз, 34% затрудняются ответить и лишь 12% отвечают, что это «агрессивный военный блок»). Но чем теснее увязывать НАТО с грузинскими реалиями и национальными интересами Грузии, тем негативнее становятся ответы: 33% — незначительное большинство — считает, что интересы НАТО и Грузии совпадают, однако 32% против 25% сторонников при 42% затруднившихся ответить придерживается мнения, что военные базы НАТО на грузинской территории представляли бы собой опасность для страны. За отправку грузинских военных в горячие точки вроде Афганистана и Ирака под эгидой НАТО выступает всего лишь 16%, а 60% — против этого. Но совершенно «разгромным» результатом для НАТО является приоритет территориальной целостности Грузии — 83% опрошенных предпочтет восстановление территориальной целостности страны членству в НАТО, в случае возникновения такой дилеммы (что, добавим, совершенно реально). При этом, самый низкий показатель сторонников территориальной целостности наблюдается среди сторонников «нацдвижения» — только 73% из них предпочтет территориальную целостность членству в НАТО.

http://georgiamonitor.org/detail.php?ID=375

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение