Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Давлат Усмон: ТАДЖИКИСТАН В СИСТЕМЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ КООРДИНАТ

15.06.2008

Автор:

Теги:
 

14 июня прошло 5-е заседание  экспертного семинара "Постсоветское пространство: взгляд в будущее" на тему "Таджикистан в системе геополитических координат". Редакция сайта ИАЦ публикует текст выступления таджикского эксперта Давлата Усмона.

 

В настоящее время одним из важных факторов, влияющих на процессы в Центральной Азии, является внешнеполитическая активность ведущих мировых и региональных держав. Усиление стратегического соперничества в Центральноазиатском регионе рождает новые противоречия, но, уже не на идеологической, а на геополитической и геоэкономической основах, что существенно затрагивает национальные интересы новых государств.

В свою очередь государства Центральной Азии, в отличие от XIX века, принимают все меры для того, чтобы самостоятельно противостоять внешним угрозам, идя по пути интеграции. В настоящее время Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан, наряду с Россией и Беларусью являются членами ЕВРАзЭС. В системе интеграционных процессов большую роль играла Организация Центральноазиатского сотрудничества. В рамках этой организации странами региона были решены не только экономические вопросы, но и актуальные проблемы угрозы безопасности и региональной стабильности. Страны Центральноазиатского региона также входят и  в состав Организации Экономического Сотрудничества (ЭКО), Организации Исламской Конференции (ОИК). Участвуя в работе той или иной региональной организации, страны Центральной Азии исходят из необходимости сохранения приоритета экономического сотрудничества, основанного на принципах равноправия и взаимного уважения.

Находясь на перекрёстке силовых центров - России, Китая, групп исламских стран и США - Центральноазиатским государствам необходимо выработать скоординированную политику в отношении всех перечисленных акторов. Каждая из этих государств имеет свои интересы в Центральной Азии, которые могут совпадать или не совпадать с национальными интересами новых независимых государств. Устанавливающийся миропорядок представляет собой противоречивый процесс, чреватый угрозами стабильности и относительной безопасности государств, возможного внезапного нарастания масштабной конфронтации во взаимосвязанном и взаимозависимом мире.

Почти сто лет назад дробление единого географического пространства Средней Азии привело сейчас к межгосударственным и межэтническим противоречиям, росту напряжённости между государствами, что существенно влияет на современном этапе на реализацию национальных интересов и обеспечение национальной безопасности каждого субъекта международного права в регионе. И для обеспечения безопасности необходимо восстановление геополитической целостности Центральной Азии. Это возможно, прежде всего, в рамках региональной экономической интеграции, учитывая серьёзные территориальные проблемы и сложные политические отношения между некоторыми этими государствами,  региональное экономическое сотрудничество сталкивается с серьёзными проблемами и препятствиями. Как указано выше, одним из основных интегрирующих организаций является Евразийское Экономическое Сообщество (ЕврАзЭс).

Хотя впервые о создании региональной экономической организации было заявлено в апреле 1994г., когда между тремя государствами Центральной Азии - Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан, было подписано Соглашение о создании единого экономического пространства, обозначенным «Центральноазиатское экономическое сотрудничество» (ЦАЭС) но оно стало официальным только в 1998г. Эта организация впоследствии в 2002г. была переименована в организацию Центральноазиатского сотрудничества (ЦАС).

Региональное экономическое сотрудничество в рамках ЕВРАЗЭС сталкивается с серьёзными проблемами и препятствиями. Экономические данные свидетельствуют, что в ЕВРАЗЭС, начиная с 2002г. идёт снижение объектов импорта и экспорта между  самими странами ЕВРАзЭС. Эта тенденция находит чёткое выражение в Казахстане, Таджикистане, России. После присоединения в 2002г. к организации Узбекистана, оптимизм среди населения Таджикистана в отношении смягчения визового режима и устранения всех препятствий  со стороны своего соседа был очень высок. Однако после 6-ти лет  пребывания этой страны в ЕВРАзЭС большинство аналитиков считает, что Узбекистан в силу своих амбиций к соседям никогда не даст полноценного развиваться этой структуре. Ограничительные меры Узбекистана по отношению к транзиту таджикского экспорта-импорта в виде всякого рода нетарифных барьеров действуют со времени  распада СССР и нанесли Таджикистану огромный и непоправимый ущерб. По расчётам, выполненным таджикскими экономистами, экономические потери этой страны, причинённые ограничительными мерами за период 1992 по 2006г. превышает сумму в 15 млрд.долларов США. Из-за этой практики Таджикистан не в состоянии диверсифицировать свою экономику. Если бы не существовали проблемы транзита товаров через узбекскую границу среднегодовые темпы экономического роста в Таджикистане и Кыргызстане на несколько пунктов оказались бы выше. К сожалению, надежды ряда стран Центральной Азии как упомянули выше на то, что вступление Узбекистана в ЕВРАзЭС улучшит ситуацию, т.е. приведёт к отказу Узбекистана от ограничительных мер в отношении транзита через его территорию, не оправдалась. Нередко при обсуждении таких вопросов Узбекистан находит молчаливую поддержку у России (например, во время Бишкекского Саммита 2007г.). Можно продолжить список примеров, которые свидетельствуют о том, что исполнительные органы ЕВРАзЭС не в состоянии найти решения самых актуальных вопросов регионального сотрудничества. Именно такая неспособность выступает основой развития дезинтеграционных процессов в пространстве ЕВРАзЭС,

Президент Казахстана в 2007г. объявил о том, что намерен предложить Центрально-азиатским странам создание нового консолидационного альянса - «Союз Центральноазиатских государств». В своём недавнем визите в апреле этого года в Казахстан президент Киргизии Курманбек Бакиев, во время своей встречи с Назарбаевым, поддержал эту идею. Назарбаев поблагодарил Бакиева за его поддержку и добавил, «что в случае реализации этого проекта выиграют все народы Центральной Азии. Я в этом убеждён». Однако Президент Узбекистана Ислам Каримов после визита президента Киргизии в Астане во время встречи со своим коллегой Назарбаевым категорично отрицательно отозвался об идее создания этого Союза и добавил, что двустороннее сотрудничество является более приоритетным.

Таджикский аналитик Саймуддин Дустов назвал идею Н.Назарбаева «мёртворождённым ребёнком», комментируя заявление Президента Узбекистана И. Каримова о том, что идея создания такого Союза для его страны неприемлема. Далее эксперт отметил, что «идея создания Центальноазиатского Союза не имеет Цетральноазиатских корней и это очень важно. Хотя, с учётом всемирных интеграционных процессов, на первый взгляд такая идея может показаться благоприятной и естественной. Но мне кажется, что идея Центральноазиатского Союза, как проект, больше носит антироссийский характер и, соответственно, будет поддерживаться как США, Евросоюзом, так и Китаем»[1].

Говоря о самой идее создания Центральноазиатского Союза, Дустов отметил, что «любые интеграционные процессы в Центральной Азии в связи с тем, что этот регион представляет собой достаточно открытую систему и на него влияет огромное количество факторов, прежде всего, влияние супердержав и региональных игроков, - не найдут необходимой почвы. Думаю, что в среднесрочной перспективе или в ближайшие 15-20 лет появление каких-либо серьёзных интеграционных процессов в Центральной Азии невозможно, и для этого нет никаких оснований. Другое дело, что политические игры и даже какие-то промежуточные результаты могут быть достигнуты», - считает аналитик[2].

В сложившихся геополитических реалиях позитивную роль в реализации национальных интересов новых государств может сыграть организация Центральноазиатского сотрудничества (ЦАС). В рамках этой организации возможна выработка скоординированной политики в отношении США, России, Китая как основных «игроков». Одним из геополитических результатов военной операции в Афганистане стало перераспределение влияния США и России относительно Центральноазиатских государств.

Осуществление проекта Центральноазиатского Союза встречает на своём пути большую сложность.  Политические игры вокруг  ЦАС-а весьма болезненно воспринимаются Ташкентом по двум ключевым причинам: с одной стороны, учитывая претензии на лидерство Н.Назарбаева среди Центральноазиатских государств. Этот факт весьма болезненно воспринимается Ташкентом, традиционно претендующим на эту позицию среди Среднеазиатских стран. С другой стороны, при том варианте, что идея создания ЦАС имеет антироссийский характер и будет поддержано США, Евросоюзом и Китаем, то Ташкент, однажды показавший свою неблагонадёжность перед Москвой, своим категорическим отказом в данном случае, одним ударом может вернуть свои прежние политические позиции и восстановить непрочные связи и попытаться сделать это при смене ведущих политических фигур в России: Путин-Медведев.

В случае, если Казахстан проявит политическую твёрдость и настоит на данном альянсе (ЦАС), то для Таджикистана подобный расклад очень выгоден.  Для Астаны, находящейся в стабильно дружеских отношениях с Душанбе и Бишкеком, присоединение к этому союзу России стратегически выгодно, ибо этот шаг снимет всякие подозрения в антироссийской направленности альянса. Сложные отношения Таджикистана с сопредельным государством Узбекистан, не желающим выстраивать ни двусторонние, ни многосторонние отношения, означают, что предлагаемый союз является выходом из тупиковой ситуации. В связи с этим, для Таджикистана и другие экономические блоки, как, например, союз трёх персоязычных стран с Центральноазикатскими странами, Афганистаном и Пакистаном, также является стратегически выгодным.

Альянс персоязычных стран или Союз трёх, 14 марта этого года в г. Душанбе подписанный коммюнике между министрами иностранных дел Таджикистана, Ирана и Афганистана, предполагает создание Экономического Совета. Как отметил известный таджикский политолог Рашид Гани Абдулло: «Сближению Таджикистана с Ираном и Афганистаном способствовало и завершение периода межтаджикского конфликта и эффективное участие Ирана в реализации стратегических и экономических проектов РТ. Сегодня Иран воспринимается как эффективный партнёр Таджикистана на международной арене. А отношения Таджикистана со странами, близкими по культурному пространству, гармонично вписываются в концепцию нашей многовекторной политики. Но эта многовекторность вовсе не направлена против России.

По мнению Председателя Ассоциации политологов Таджикистана Абдугани Мамадазимова, Таджикистан должен сбалансировано подходить к налаживанию отношений по северному и южным регионам. Такой подход откроет новые перспективы для нашей внешней политики, умело придерживающейся принципа открытых дверей»[3].

Начиная с прошлого года власти республики реально стали избавляться от исламофобии, закрепившейся в их умах в годы гражданского противостояния, - отмечает политолог.  Президент страны совершил визит в исламские государства, был построен крупный мост через Амударью, соединяющий «исламский» левый берег со «светским» правым. Острая необходимость максимально выгодно использовать своё географическое местоположение отодвинула исламофобию в область политической мифологии. Если до сих пор Таджикистан активно участвовал в двусторонних и многосторонних связях в основном в северном направлении, то сейчас он стал серьёзно обращать внимание на усиление связей в южном направлении. Там для нас находятся серьёзные неиспользованные резервы.

Только масштабный выход в Афганистан и через него в Иран и Пакистан превратит нашу страну в удобную торгово-транзитную зону. Небольшой по своему размеру Таджикистан может стать связующим звеном между огромными рынками Дальнего и Среднего Востока, Центральной и Южной Азии, где проживает больше половины населения планеты. Здесь и выход на огромный рынок сбыта электроэнергии в Афганистан, Пакистан и Иран, - в заключении добавил таджикский политолог А.Мамадазимов[4].

Однако остро нуждающийся во внешних инвестициях в экономику Таджикистан и Афганистан поддерживают идею создания этого Союза, так как в последние годы в связи с подорожанием углеводородов инвестиционные возможности Ирана в несколько раз увеличились. На этом фоне идея создания Союза была бы вполне реальной, если бы не одно но... Афганистан с конца 2001 года является зоной антитеррористической борьбы и фактически власть в этой стране находится под контролем стран НАТО во главе США. Американцы, считая Иран страной способствующей терроризму, естественно будут препятствовать развитию этого сценария, хотя отдельные проекты могут быть реализованы, но создать полномасштабный союз между этими тремя государствами будет весьма проблематично.

Стратегические интересы Таджикистана были определены Президентом Республики Таджикистана Э.Рахмоном в Пайёме (Послании) к Парламенту страны в апреле 2007 года. Основными стратегическими задачами развития Таджикистана является:

  • достижение энергетической безопасности;
  • вывод страны из транспортно-коммуникационного тупика;
  • поднятие уровня жизни населения страны.

Президент страны заявил, что Таджикистана в своей внешней политике «открытых дверей» объявляет свою готовность к развитию отношений со странами Запада и Востока и исламским миром. В этом процессе большое значение имеет развитие многосторонних отношений и плодотворное сотрудничество с Исламской Республикой Иран и Исламской Республикой Афганистан.

За последние 2-3 года в Центральноазиатском регионе произошли стремительные геополитические изменения. Узбекистан в результате андижанских событий, произошедших 13 мая 2005г., попал под сильное давление Запада. И стабильно плодотворные в течении 10 лет отношения Узбекистана и США были прерваны. Свидетельством тому выступает тот факт, что из территории Узбекистана за 6 месяцев были выдворены американские военные силы и закрыты его военные базы. В Кыргызстане и Туркменистане также произошли некоторые изменения вектора по внешне-политической направленности в связи со сменой руководства этих стран. В Киргизии, считавшейся островком демократии в Центральной Азии, произошла смена власти в результате цветной революции. Новый руководитель страны заявил о необходимости пересмотра вопроса о присутствии военной базы США на территории Кыргызстана. В Туркменистане смена руководства страны произошла с уходом из жизни бывшего Президента. Новый руководитель заявил о создании благоприятной зоны для внешних инвесторов. Таджикистан, считавшийся самым надёжным стратегическим партнёром России, заявил о своей многовекторной внешней политике. Даже во время последнего визита И.Каримова в Москву в русскоязычной газете Таджикистана «Asia - PLUS» вышла статья под заголовком: «Ташкент с Москвой, а Душанбе..?». Стали ли визиты И.Каримова в Москву и Э.Рахмона в Иран определяющими? В этом же еженедельнике в другом номере под заголовком «Иранский гамбит» было отмечено, что недавний скандал руководства страны с МВФ не  обошёлся «без руки» Вашингтона. Говорят, что это своеобразный ответ на последние визиты  и достигнутые договорённости президента Э.Рахмона и руководства Ирана. Особенно раздражает то, что после визита Рахмона последовало обращение Ирана о желании вступить  в ШОС (членами которой являются Казахстан, Китай, Кыргыстан, Россия, Таджикистан и Узбекистан). Таджикистан же со своей стороны не скрывает о готовности лоббировать поступившую заявку. На встрече министров иностранных дел Таджикистана, Ирана и Афганистана в марте было принято решение о создании единой электроэнергетической системы. Впоследствии к ней планируется привлечь и Пакистан. Иран выразил готовность не только помочь Таджикистану в деле строительства ряда гидроэлектростанций, но и планирует участие в строительстве железных и автомобильных дорог, создании свободной экономической зоны.  Довольно бурное экономическое сотрудничество с Таджикистаном можно рассматривать как ответ Ирана на военно-политической присутствие США в этом регионе.

Действительно сложные и достаточно противоречивые взаимоотношения Узбекистана и Таджикистана продолжаются уже более 15 лет, которые ухудшились очень скоро после прихода к власти нынешнего руководства Таджикистана. Это стало причиной отхода Узбекистана от России и сближения с Западом. Надежды Таджикистана на доминирующую роль России в регионе и его возможную посредническую роль в улучшении отношений рухнули, после потепления отношений России и Узбекистана, ибо последний стал себя вести более жестко и уверенно, продолжая политику несоглашательства с соседом. В результате этих событий Таджикистан стал открыто искать сотрудничества с теми державами, которые могут помочь противостоять санкциям неблагонадёжного соседа и преодолеть это противостояние.

Подытоживая вышесказанное, можно отметить, что

  • 1. Следует учитывать географическое расположение Таджикистана, находящегося в центре региона Среднего Востока и контролирующего почти половину стока речных вод (следует подчеркнуть, что Средняя Азия находится далеко от морских вод и главными водными ресурсами являются речные ресурсы). Однако, особенность её территории (гористость) делает республику Таджикистан неудобный транзитной территорией, заставляя обходить её равнинным путём.
  • 2. В военно-стратегическом плане Республика Таджикистан является труднодоступным горным укреп.районом, способным контролировать окружающие равнины (пример - война в Афганистане и на Кавказе).
  • 3. Республика Таджикистан находится на перекрёстке трёх цивилизаций: мусульманской, Европейской (христианской), конфуцианской и двух этнических миров - иранской и турецкой.
  • 4. Во внешнеполитическом смысле Республике Таджикистан стоит оставаться за пределом Среднеазиатской интеграции, опираясь на великие державы Евразии, т.е. за пределом этого (Средней Азии) региона: ШОС (Россия и Китай); ЕВРАзЭС (Россия); ОДКБ (Россия); Союз трёх (Иран).

Анализ интересов трёх сверхдержав в регионе и других государств резонно предоставить в системе трёх координат - первое с точки зрения исходящих из Центральноазиатского региона, включая Таджикистан, угроз - терроризм, религиозный экстремизм, сепаратизм, наркоторговля и т.д. - интересы России, Китая и США в целом полностью совпадают. Также совпадают интересы стран Центральноазиасткого региона. Хотя нынешние режимы в целом устраивают указанные сверхдержавы России, Китая и США, но последние также заинтересованы в демократизации региона в связи с нежеланием развития сценария исламизации.

Вторая система координат «влияние» менее благоприятна. Центральноазиатский регион «рискует» стать полигоном для отработки перестановки сил «Россия-Китай-США». Например, концепция «игры с нулевой суммой» предполагает, что соотношение сил  трёх держав в регионе ЦА   должно быть сбалансировано таким образом, чтобы ни одна из них не чувствовала себя проигравшей в ходе тех или иных политических действий. Наиболее «уязвимой» стороной в данном случае оказывается Россия, которая исторически имеет весьма тесные связи и играет доминирующую роль в регионе.

Третья система координат «выгода» картина более обнадёживающая. Представляется следующая стратегия взаимодействия России, Китая и США в регионе:

  • объединение усилий в борьбе с общими новыми угрозами;
  • объединение усилий по демократизации стран ЦА и сдерживанию исламского экстремизма;
  • создание рыночной конкурентной среды.

Исходя из вышеизложенного, хотелось бы подчеркнуть, что  Таджикистану необходимо для дальнейшей своей безопасности и укрепления основ государственности и развития страны, учитывать эти нюансы и выстраивать свои отношения со сверхдержавами и другими странами, принимая во внимание систему 3-х координат. Политика «открытых дверей» и многовекторная направленность на международной арене - своевременный и стратегически верный ход. Он может стать достаточно результативным, если не будут допущены тактические промахи руководством страны. Развитие отношений между нашей страной и другими странами в двустороннем формате на данном этапе должно стать приоритетным, поскольку многосторонние союзы имеют свои специфические проблемы, устранение которых требует много усилий и времени. Хотя, безусловно, сохранение национальных интересов стран ЦА требует укрепления многосторонних отношений, прежде всего в рамках ОДКБ, ЕВРАзЭС и ШОС.

 

ЛИТЕРАТУРА

  • 1. Мойтдинова Г.М. Национальные интересы Республики Таджикистан и геополитические процессы в Средней Азии //Таджикистан и современный мир. №1 (4). - Душанбе, 2004.
  • 2. Джалилова М.К. «Большая игра» в Центральной Азии: прошлое и настоящее//Таджикистан и современный мир. №1 (14) - Душанбе, 2007.
  • 3. Михеев В. Китай и ШОС: Проблемы взаимодействий «великих держав» и перспективы организации//Таджикистан и современный мир. №3 (12). - Душанбе, 2006.
  • 4. Мирзо Амин. Ташкент с Москвой. А Душанбе....? Asia-PLUS, №7 (421). - 14 февраля, 2008.
  • 5. Расов С. Иранский Гамбит. Asia-PLUS, №20 (434). - 14 мая, 2008.
  • 6. Дустов С. http: // w.w.w. regnum.ru/

 

 

 



[1] http://www.regnum.pu/news/990935.html

[2] http://www.regnum.pu/news/990935.html

[3] Asia-PLUS/№13 (427). 26 марта 2008.

[4] Asia-PLUS/№13 (427). 26 марта 2008.

 

Об авторе: Давлат Усмон, родился в 1957 году.Стал первым представителем ПИВТ, получившим пост во власти.  В октябре 1999 г. был выдвинут ПИВТ кандидатом в президенты в качестве соперника Э. Рахмонова. По данным Центризбиркома, он набрал тогда чуть более 2% голосов. В настоящий момент выступает в качестве независмого эксперта.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение