Россия, Москва

info@ia-centr.ru

А.Ажури: Запад и Москва по-разному смотрят на исламскую угрозу

12.09.2012

Автор:

Теги:

Если начало арабских мятежей сопровождалось всплеском надежд и эйфории, то сегодня над регионом задул ветер страха и разочарования. Падение нескольких диктаторских режимов привело к власти исламистов, тогда как другие страны, по всей видимости, надолго погрузились в хаос. Сейчас повсюду идут споры о том, приведут ли эти перемены к демократической "арабской весне" или же вернут все на круги своя. Хуже того, религиозныеменьшинства охвачены страхом, а в мире существует глубокий раскол по поводу отношения к исламистам.

Находившийся проездом в Бейруте основатель и президент Французского института международных отношений Тьерри де Монбриаль любезно согласился дать интервью L’Orient-Le Jour и объяснил суть арабских мятежей, которые сотрясают регион уже больше года.

L’Orient-Le Jour: Что такое, по-вашему, арабские мятежи? Результат экономического кризиса (бедности, безработицы, неравенства) или же стремления к свободе и демократии?

Читайте также: Россия продолжает поддерживать мирный иранский атом и прилагает совместно с Китаем усилия по урегулированию сирийской ситуации

Тьерри де Монбриаль (Thierry de Montbrial): Арабский мир до сих пор не смог обрести равновесие и находится в ситуации постоянного кризиса со времен Первой мировой войны. За это время он успел пройти через множество иллюзий и разочарований. Сначала была иллюзия независимости и арабского национального дела, которая так ни к чему и не привела. Далее наступило время мандатов Лиги наций и деколонизации после Второй мировой войны, которая практически повсюду привела к формированию диктатур, прикрывавшихся (по крайней мере, поначалу) западными ценностями. Так было с партиями "Баас" в Сирии и Ираке, которые построили свою систему на заимствованных в Европе и Франции идеологических понятиях - таких, как светское государство и социализм. Кроме того, существовали и другие источники заимствования: Алжир перенес на свою территорию советскую модель. Позднее эти режимы постепенно освоили технологии сохранения власти. Сегодня эта фаза подходит к концу.

Среди основополагающихпричин, разумеется, стоит отметить экономический крах, неспособность обеспечить работой молодежь и т.д. Так, например, во время недавних поездок в Египет меня буквально поразило стойкое ощущение того, что у людей переполнена чаша терпения. Молодежь знала только Мубарака. Это было невыносимо. Чувствовалась некая неподвижность, практически осязаемая тяжесть, за которой скрывался экономический крах.

Нынешняяситуация сравнима с землетрясением в геологии. Другими словами, основополагающие причины для масштабных перемен (землетрясение в случае геологии, революция в случае политики) являются понятиями несколько инойприроды, нежели непосредственные причины. Сегодня наука и техника неспособны спрогнозировать землетрясения даже за пять минут до его начала. То же самое происходит и с революциями. Как всем нам известно, империи и диктатуры не могут существовать вечно. Но мы не можем предсказать, когда они рухнут. Возьмите, например, Северную Корею: что сейчас, что десять лет назад, - все, что мы можем сказать это, что режимкогда-нибудь все же развалится.

Также по теме: Эдоган - События в Кербеле повторяются в Сирии

Какбы то ни было, существует несколько видов диктатур. Режим Бен Али не имеет ничего общего с режимом Каддафи, который в свою очередь совершенноне похож на режимы Мубарака и Асада. То есть, в каждой ситуации есть свои особенности. С другой стороны, некоторым авторитарным режимам удается реформировать себя изнутри. Так, например, Китай представляет собой прекрасный образчик мягкой эволюции с опорой на экономические достижения.

- Можно ли сравнить арабскую весну с революциями в Восточной Европе?

-У нынешних мятежей в арабском мире нет ничего общего с ситуацией в Восточной Европе 20 лет тому назад. Здесь просматривается, по крайней мере, два серьезных отличия. Прежде всего, события 1989-1991 годов проходили в Европе, то есть на четко определенном континенте. Далее, речь шла о распаде формировавшейся с XVI века Российской Империи и развале коммунистической системы, которая сместилась к чему-то вроде упадочного авторитаризма. Распад Восточной Европы в тот момент свидетельствует о распаде империи, чего абсолютно точно нельзя сказать онынешней ситуации в арабском мире.

Кроме того, экономические возможности, которые могли бы пойти на европейскую политику помощи южнымгосударствам, очень ограничены, что чревато определенным рядом последствий и первую очередь - поддержкой со стороны нефтегазовых стран -таких, как Саудовская Аравия и Катар, у которых есть деньги. Все это приводит нас к исламистам и салафитам.

Читайте также: Десять стратегических ошибок Запада в отношении исламской революции в Иране

- "Арабская весна", по всей видимости, действительно превращается в "исламистскую осень"…

-На протяжение почти целого года мы с вами наблюдаем прекрасное подтверждение всеобщего исторического правила революций: те, кто начинают революцию, практически никогда не становятся победителями в конечном итоге. Если рассмотреть египетский пример, режим удалось дестабилизировать и свергнуть благодаря усилиям молодежи с площади Тахрир. Но где она сейчас? Она исчезла. Можно сказать, что эта молодежь была наивна в изначальном смысле этого слова, потому что реальная сила встране принадлежит не им, а военным и "Братьям-мусульманам". Все, кто анализирует ситуацию в стране, уже полтора года твердят о том, что будущее будет зависеть от соотношения сил между этими двумя полюсами. Сейчас оно скорее складывается в пользу "Братьев-мусульман" с появлениемнового президента, который гораздо хитрее, чем может показаться на первый взгляд.

- Способны ли арабские мятежи привести к демократии?

-Все говорят о демократии, однако никто не уточняет, что подразумеваетсяпод этим словом. Свержение диктаторского или авторитарного режима с помощью уличных протестов вовсе не означает неизбежный приход демократии. Демократия неотделима от трех основополагающих понятий. Во-первых, это возможность чередования власти, то есть упорядоченной смены руководства. Во-вторых, это существование законодательных, политических и экономических институтов. При отсутствии четких структурных рамок всеобщие выборы могут привести к власти диктатуры, как, например, это было с Гитлером в Германии. Чтобы избежать этого, требуется правовое государство, разделение властей, эффективные экономические институты и т.д. И здесь мы подходим к ключевому вопросу внынешней проблеме: на формирование легитимных институтов нужно время. Демократия не может зародиться спонтанно.

Также по теме: Турецкие СМИ - Союз Советских и Сирийской республик?

В-третьих,с точки зрения идеологии демократия предполагает либеральную идеологическую основу, которая опирается на принцип свободы. Тем не менее, во многих регионах мира у идеи свободы нет глубоких культурных корней.

По всем этим причинам мне кажется, что нам не следует наивно радоваться арабской весне, хотя падение диктатур можно только приветствовать.

- Способны ли исламисты установить демократию?

-Проблема существования демократии в исламе, как мне кажется, - это во многом вопрос времени. В ближайшем будущем ответ, разумеется, будет отрицательным. Напомним, что не так давно христианство тоже не слишком сочеталось с демократией, однако постепенно все изменилось.

Сегодня"Братья-мусульмане" и исламисты получили большинство по итогам недавнихвыборов. Во время поездок по арабскому миру, и в частности, по Египту вразговорах с исламистами меня всегда поражало непонимание ими принципа светского общества. Для них эта концепция не имеет смысла, а главенствующая роль отводится принципам шариата. Такое отсутствие неотъемлемых для демократического общества различий создает серьезную проблему. В любом случае, сейчас еще слишком рано утверждать что-либо наверняка, лучше подождать конкретных исторических преобразований.

Читайте также: 10 мифов о мусульанах

Ранеея уже упоминал об иллюзиях и разочарованиях, и сейчас арабский мир попытается опробовать то, чего еще не было в прошлом, то есть - исламистские правительства. Причем, в разной степени, каждый по-своему. Египетская модель отличается от тунисской, марокканской и т.д.

В любом случае, после некоего периода радости люди захотят хлеба, рабочих мест и образования для детей. Если новые правительства не смогут удовлетворить эти потребности, есть риск, что они сами превратятся в нацеленные на удержание власти авторитарные режимы, породив тем самым новую фазу провалов и разочарований.

Если же, наоборот, некоторымхватит ума, чтобы маневрировать, находить компромисс и продолжить движение в то, что мы называем современностью, в этот момент начнется новая историческая фаза, которая, вероятно, окажется крайне интересной. Однако говорить об этом еще слишком рано.

Как бы то ни было, сейчас самый интересный вопрос заключается в том, возникнет ли в этих странах новый режим, который сможет пойти по пути экономического и социального благополучия. Если ничего не выйдет, нас ждут драматические ситуации.

Тем не менее, если им удастся достигнуть успеха на экономическом уровне, процесс может пойти вперед очень быстро с распространением новых идей, интернета и т.д. Это приведет к формированию среднего класса и элиты, которые будут все больше путешествовать и открывать для себя мир, а в определенный момент начнут ставить под сомнение идеологические постулаты режима.

Также по теме: Политика Запада превращает Иран в ядерное государство

- Применима ли в арабском мире турецкая модель?

-В начале 2011 года о турецкой модели говорили очень часто, однако сейчас ее упоминают гораздо реже. Дело в том, что речь идет об уникальной модели. Турецкая модель является результатом особой истории, которая отсылает нас, в частности, к выдающимся достижениям Мустафы Кемаля. Мурси – не Ататюрк, а силы, пришедшие сегодня к власти в Тунисе,нельзя сравнивать с турецкими исламистами. Даже сопоставление турецкой иегипетской армий вряд ли можно считать уместным в силу совершенно непохожей ситуации в обеих странах. Наконец, стоит отметить, что турки не относятся к арабам.

- Почему сирийский кризис до сих пор не удается решить, хотя после начала восстания прошло уже больше года?

- Запад рассматривает ситуацию в Сирии исключительно с идеологической точки зрения, тогда как на самом деле она очень сложна.

ВСирии сложилась атипичная ситуация. Еще в эпоху Хафеза Асада эксперты водин голос утверждали, что после смерти сирийского лидера в стране воцарится хаос. В 2000 году Хафез скончался, и режим обратился к офтальмологу Башару, который был не готов взять в руки власть. Как бы тони было, система смогла просуществовать десять лет, благодаря действующему аппарату. Тем не менее, без умелого лидера этот аппарат не мог развиваться и адаптироваться. То, чего не случилось в 2000 году, происходит сегодня из-за ударной волны арабской весны.

Читайте также: Лидер сирийской оппозиции критикует США

Напомним,что в Сирии алавитское меньшинство почти в 10% населения (плюс определенное количество купленных режимом суннитских соратников) опирается на государственный аппарат, который сформировался с течением лет и объединяет в себе все рычаги управления. Тем не менее, параллельнос этим в стране не наблюдалось настоящего экономического развития. Все происходило при полном отсутствии противодействия власти, так что начавшееся восстание не может положиться на настоящую организованную оппозицию. Главная проблема Сирийского национального совета – это его недостаточная представительность - при том, что в самой стране молодежь отважно бросается на борьбу с режимом без должной организации и структуры. Все это никак не может быть силой, которая способна самостоятельно свергнуть действующую власть.

В случае отсутствия масштабного внешнего вмешательства для свержения режима либо Асаду удастся с помощью кровопролития восстановить жестокую диктатуру, либо в стране начнется затяжная гражданская война, которая будет развиваться день ото дня без шансов на победу для оппозиции.

Тем не менее, масштабное внешнее вмешательства против режима Асада сейчас маловероятно, причем, по меньшей мере - по двум причинам. Во-первых, Совет безопасности ООН не сможет договориться о подобных действиях, если, конечно, действующая власть не пойдет на использование химическогооружия. Запад подтвердил намерение вмешаться в подобном случае, но что он сможет оставить после себя? В этом-то и весь вопрос. Кроме того, ни уодной западной страны нет желания вмешиваться. Операция в Ливии наглядно продемонстрировала пределы подобных действий.

Также по теме: Сирия - есть ли у США деньги на войну

- Почему Россия и Китай выступают против Запада в Совете безопасности?

-Прежде всего, россияне (более или менее оправданно) утверждают, что их обвели вокруг пальца в Ливии. Хотя все это, разумеется, по большей частидипломатические аргументы. А нам не стоит ограничиваться обобщенным восприятием российской и китайской позиции.

Что касается отношения Москвы, не стоит недооценивать важность следующего аргумента: россияне искреннее полагают, что Запад полностью обезумел в своем поведении с исламистами. С их точки зрения Запад не осознает, насколько опасным может быть то, что он позволил Катару и Саудовской Аравии финансировать радикальный исламизм. В Москве считают, что подобными действиями он сам затягивает петлю вокруг своей шеи. На этом уроне существует фундаментальное расхождение в отношении к исламистам на Западе и в России.

На эти разногласия накладывается тот факт, чтороссияне не могут забыть и о другой "весне" – оранжевой революции на Украине. Москва и Пекин обеспокоены тем, что Запад постоянно трубит о демократии, однако при этом содействует дестабилизации ситуации. Обе этистраны опасаются за собственное будущее. По мнению россиян и китайцев, стремление некоторых государств к крестовому походу по смене политических режимов может привести только к хаосу, причем, что особенноважно - в их странах. Здесь существуют чрезвычайно сильные разногласия,которые затрагивают саму природу международных отношений.

Сейчасмы присутствуем при формировании нового конфликта между Востоком и Западом. Тем не менее, он не будет настолько открытым как тот, что существовал в эпоху холодной войны. Одним из важных аспектов конфликта является позиция Ирана, который все больше идет в фарватере России и Китая. За всем этим, разумеется, скрываются важные энергетические вопросы. Но Запад, у которого существует лишь чрезвычайно поверхностная стратегия по этим проблемам, не в полной мере это осознает.

"L"Orient-Le Jour", Ливан

ИНОСМИ


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение