Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Демократические и антидемократические черты в развитии политических систем центральноазиатских государств (на примере Казахстана)

12.09.2012

Автор:

Теги:

В июле 2007 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявлял о том, что «было бы самым идеальным, если бы были две сильные партии, как в Америке, которые предлагали бы свои программы народу». А уже 18 августа об этом можно было забыть. По итогам прошедших внеочередных выборов в мажилис ни одна из политических партий, кроме возглавляемой президентом «Нур Отан», не смогла преодолеть установленный законом семипроцентный барьер. В результате этого нижняя палата парламента теперь состоит из 98 представителей президентской партии и 9 представителей президентской же Ассамблеи народа Казахстана.

Что же произошло? Вплоть до подведения окончательных итогов выборов большинство экспертов были уверены в том, что парламент будет представлен уж если не тремя, то точно двумя партиями и лишь спорили о том, какая из оппозиционных партий будет второй.

Результаты ошеломили всех, многие отказывались их даже комментировать, видимо, потеряв логическую нить политического курса Президента РК.

Но вернемся назад, к конституционной реформе, осуществленной непосредственно перед выборами. Мнения относительно ее эффективности разошлись: одни называли ее прогрессивной, говорили о переходе от президентской республики к президентско-парламентской, другие отмечали, что отсутствие пороговой явки для избирателей равно как и графы против всех, а также 7%-ый барьер для прохождения в Мажилис в определенной степени ограничивало права. Тем не менее, по задумке реформа действительно должна была стать прогрессивной – Мажилис назначает руководителя ЦИКа, главу счетного комитета и Конституционного совета. Должно было усилиться влияние парламента при выборе и утверждении премьер-министра и его кабинета.

Ради чего была проведена эта реформа именно сейчас? По большей части ради большего соответствия демократическим нормам западных стран, мнение которых Казахстану, как стране с быстро развивающейся экономикой и претендующей на нечто гораздо большее, чем просто развитая страна центрально-азиатского региона, приходится в своей политике учитывать. Кроме того, Казахстан хочет председательствовать в ОБСЕ. А этот проект блокировался США и Великобританией, считавших недостаточным, на их взгляд, выполнение Казахстаном своих обязательств по демократизации. Речь шла о несовершенстве выборного процесса, отсутствии свободы слова, закрытости государственных структур. Поэтому для решающего шага к намеченной цели была необходима кардинальная реформа. Думается, не имей Казахстан столь высоких целей, политическая реформа в таком виде могла бы состояться совсем не так скоро.

Что получилось в итоге прошедших выборов? Главная цель достигнута – выборы, несмотря на заявление главы мисси ОБСЕ в Казахстане Любомира Копая о том, что «Он никогда не видел демократической страны с одной партией», признаны «большим шагом вперед, поскольку все партии смогли выступить в СМИ, выразить свои позиции в теледебатах». То есть они признаны мировым сообществом, несмотря даже на заявления США о допущенных недостатках. Таким образом, Казахстан увеличил свои шансы на председательство в ОБСЕ. При всем при этом, вместо реальной конкуренции на политическом поле Казахстана выстроилась однопартийная система, ставшая легитимной посредством всенародных выборов. Парламент стал полностью монолитен и полностью подконтролен власти в лице президента. Власть показала, что она не нуждается ни в радикальной, ни в «конструктивной» оппозиции и вполне успешно может обойтись без нее, может спокойно срежиссировать итоги выборов в свою пользу, зная, что ничем при этом не рискует. Зная, что народ не пойдет на главные площади городов с требованием пересмотра итогов, как это было на Украине. Успешно потому, что оппозиции в Казахстане как таковой и нет. Ее нет потому, что нет партии, способной предложить качественно новые проекты и средства для их реализации. Есть лишь лидеры, с которыми и ассоциируются эти квазиоппозиционные партии. Есть личности, но нет партийных идеологий.

На этих выборах оппозиции было предложено соревнование на уровне программ и предвыборных обещаний. Оппозиция проиграла еще до начала выборов, так как предвыборные платформы имевших хоть какие-то шансы ОСДП и «Ак Жол» выглядели слабыми вариациями программных выступлений президента в последние годы. Эти выборы явились прежде всего показателем слабости оппозиции по сравнению с властью.

Именно в этом, наверное, и есть главный недостаток политической системы Казахстана. Еще очень долго придется создавать реальные оппозиционные силы для полноценного действия демократической системы.

В то же время выборы окончательно раскололи общество на тех, кто так или иначе за курс Назарбаева и тех, кто категорически против него. Если у последних раньше были надежды на возможность сотрудничества с властью, то состоявшиеся выборы дали понять, что только строительство качественно новой оппозиции может дать им шанс быть услышанными.

Имеет ли свершившаяся реформа демократические черты? И да, и нет. Да, потому что она стала еще одним шагом на пути развития политической системы Казахстана; нет – потому что в настоящих условиях она не работает. Но демократия никогда не развивалась сверху – она всегда брала свое в активной борьбе народа за свои права. И борьба эта длилась порой десятилетия, а иногда и столетия. Демократию нельзя подарить. Демократия как вино – приобретает настоящий вкус только с годами. Так что постсоветские государства должны пройти еще длинный путь, чтобы демократические ценности по-настоящему укоренились в умах граждан. При этом надо помнить, что нет единой универсальной демократии (этого зачастую не хотят понимать американцы) - каждый народ если все-таки принимает ее, то принимает со своими характерными изменениями, свойственными менталитету данного народа.

Пока же не придет осознание людьми того факта, что они реально могут влиять на политический курс своего государства, пока не появятся реальные оппозиционные партии, которые смогут своей деятельностью завоевать серьезную поддержку народа, народ будет выбирать то, что ему уже известно и то, в чем он хоть в какой-то степени уверен, либо просто в своем большинстве бойкотировать выборы, как поступили в Астане и Алматы.

Итоги на сегодняшний день получаются следующие: для власти: получена четкая вертикальная политическая система с управляемым парламентом. В ближайшее время она будет вполне устойчива, но при определенных обстоятельствах может сложиться ситуация, в которой управление будет потеряно, поэтому власти придется для своего же самосохранения постоянно отслеживать любые изменения в политических настроениях и упреждать их своими предложениями и действиями, то есть продолжить ранее взятый курс на перехват прогрессивных идей у оппозиции.

Для оппозиции: - необходимо создание качественных проектов, при чем уже не на уровне риторики и, главное, требуется постоянная работа с электоратом, который в междувыборный период практически не ощущает к себе внимания со стороны оппозиционных партий.

Для граждан: - осознать, что политическое безразличие приводит к застаиванию системы. Понять, что бойкотирование выборов приводит лишь к тому, что их голоса получает кто-то другой. Осознать, что если сегодня закроешь глаза на какие-то нарушения, потому что все хорошо, и вроде бы пока напрямую не касается, то завтра может быть все совсем по-другому.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение