Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Астана и проблема нового Ташкента

10.09.2012

Автор:

Теги:
«Когда корысть звучит в словах,
не верь ни лести женщины,
ни проискам мужчины».
Алишер Навои

После очень долгого перерыва наведался с официальным визитом в Астану Ислам Каримов, президент Узбекистана. Он и Нурсултан Назарбаев – последние, кто правит своими государствами с момента распада Советского Союза. За прошедшие десятилетия многое поменялось. Фактически казахстанско-узбекская граница сегодня – это зонаразграничения российско-китайского ареала влияния с одной стороны и американского с другой.

Астана и Ташкент разошлись по разным геополитическим полюсам не за один день. Был период, когда обе столицы внимали Вашингтону, потом больше ориентировались на Кремль, но на данный момент их ориентиры сильно поменялись. Если Казахстан в общем векторе движется по маршруту евразийской интеграции, а значит и пророссийской, то Узбекистан – это с одной стороны экономическая автаркия, а с другой надежда на мощную политическую «крышу» в лице США.
Ислам Каримов прибыл в Астану сверить часы и определиться с форматом новых правил и основ взаимодействия. После того, как США назвали Ташкентстратегическим партнером в регионе Центральной Азии, многие вещи потеряли свой прежний вид. С другой стороны, те моменты, которые из области географии, решить каким-либо кардинальным образом весьма сложно.
«Водные ресурсы могут стать проблемой, вокруг которой обострятся отношения в Центрально-Азиатском регионе. Все может усугубиться настолько, что это может вызвать не просто противостояние, а войны», – заявил президент Узбекистана в ходе астанинского визита. Никто не спорит, проблема острая и давно наболевшая, но ведь именно Ташкент своейэгоистичной политикой загнал ее в тупик. Из всех стран региона, повязанных водно-энергетической взаимозависимостью, именно Узбекистан проводил в жизнь столь отличную философию видения и решения проблемы, что все остальные участники процесса оказались с ним ментально несовместимыми. Ну а следом и никакого разумного компромиссного решения на межгосударственном уровне не последовало.
Водно-энергетический комплекс по трансграничным рекам Нарын, Сырдарья, Амударья единый по своей природе. При СССР водники и энергетики решали общие проблемы, сама энергосистема была закольцована и работала в параллельном режиме. По водно-энергетическому комплексу Нарын-Сырдарья (охватывает обширные регионы Кыргызстана, Узбекистана и юга Казахстана) политический рычаг находился в Москве (там решалось, в какие годы воду больше копить, а в какие спускать на поля). Технический рычаг (координационно-диспетчерский центр - КДЦ) располагался в Ташкенте, а частота тока в единой сети в 50 Гц (герц) обеспечивалась за счет ГЭС (гидроэлектростанции) на Токтогульском водохранилище в Кыргызстане.
С развалом Советского Союза политического рычага в регионе теперь ни у кого нет. КДЦ также остается в Ташкенте, а за 50 Гц отвечает «Токтогулка». Энергетики и водники стали решать каждый свой вопрос, хотянаходятся в едином водно-энергетическом комплексе. В советское время турбины ГЭС на Токтогульском водохранилище работали в ирригационном режиме. То есть, основной поток воды спускался весной-летом в вегетационный период сельскохозяйственных культур. Недостающую энергию области Киргизии получали перетоками из других источников (за счет ТЭС –теплоэлектростанции, работающие на угле или мазуте). После того, как понимание между соседними государствами было потеряно, а 99% всей энергии Кыргызстана – это ГЭС, киргизская сторона стала использовать мощности в энергетическом режиме.
Не стоит забывать, что и без того сложные отношения между Ташкентом и Бишкеком обострились после этнических чисток в кыргызской части Ферганской долины, произошедших в 2010 году. Клубок узбекско-таджикских противоречий не менее острый, чем узбекско-кыргызский. Там тоже крайне мощная водно-энергетическая составляющая в связи с возведением в Таджикистане Рогунской ГЭС с высотой плотины в 350 метров. Если проект реализовать, а потом случится какое-либо ЧП вроде землетрясения и плотину прорвет, тогда в Узбекистане счет погибших пойдет на миллионы. Ктому же руководство Душанбе открыто заявило о территориальных претензиях к Узбекистану на города Бухара и Самарканд.
С Астаной у Узбекистана таких острых противоречий как с Бишкеком и Душанбе нет, однако Ташкенту по-любому важно знать позицию Казахстана. Главная причина, которая накачала Узбекистан дополнительными ресурсами итеперь меняет статус-кво в регионе – это Вашингтон.
Американцы простили Исламу Каримову андижанский расстрел на почве «реал-политик». А реальная политика диктует, что миссия США и их союзников в Афганистане провалена и нужно что-то делать. Стратеги Белогодома, Пентагона и находящиеся под ними аналитические центры предложили воевать с пуштунами силами этнических меньшинств Афганистана (таджики, узбеки, хазарейцы) и стоящими за ними к северу государствами постсоветской Центральной Азии. Как схема вроде бы неплохо, но любая схема по определению исключает многие нюансы жизни. В данном случае осталось за кадром то, что Узбекистан и Таджикистан на дух друг друга непереносят (на границе между двумя государствами минные поля, железнодорожные пути из Узбекистана в Таджикистан разобраны, а из Кыргызстана в Таджикистан железной дороги просто нет).
Если опустить морально-декларативную сторону проблемы (кровавый авторитарный режим), то все понятно. Узбекистан – самое большое государство региона по населению. Оставшаяся от СССР военная инфраструктура в нормальном состоянии (сухопутные и военно-воздушные базы) и где-то даже модернизирована. Армия Узбекистана самая большая на местных просторах по численности. Правда, среди офицерского состава сравнительно много героиновых наркоманов, но законом больших чисел данный негативный момент несколько сглаживается.
Тот факт, что президент Узбекистана в Астане демонстрировал воинственнуюриторику, свидетельствует о намерении Ташкента решать спорные вопросы спозиции силы. Сигнал этот в первую очередь тревожный. Пока режим ИсламаКаримова находился в международной изоляции, он себе подобного поведения не позволял. Да и экономика страны откровенно слабая, чтобы вести полномасштабную войну даже с Кыргызстаном. Однако американцы обещают не только оружие и политическое покровительство. В Узбекистан уже пошли масштабные инвестиции через международные фонды с американскимдоминированием. Инвесторы дают Ташкенту деньги даже на производство полиэтилена, не говоря уже о золоте и хлопке.
Теперь получается, что Узбекистану за американские деньги предстоит выступать в качестве сдерживающего форпоста по отношению к Афганистану. Попутно у Ташкента есть серьезные претензии к Кыргызстану и Таджикистану. Однако у этих государств тоже имеется политическая «крыша». Душанбе за последнее время успел сильно расстроить Москву, а вот Бишкек ведет себя нормально и еще член ОДКБ (Организация договора коллективной безопасности). Чем сильнее президент Каримов станет ощущатьподдержку от Белого дома, тем больше Кыргызстан и Таджикистан будут жаться к России и Китаю.
Проблема в том, что амбициозный узбекский лидер не умеет играть роль винтика в чужой игре. Поэтому любые внешние импульсы, которые он способен использовать в личных целях – сразу начинает применять. Для Астаны все подобные новости отнюдь не радостные. Вдобавок к многочисленному по населению и проблемам южному соседу с дефицитом жизненного пространства перед Казахстаном встает еще и фактор его милитаризации и военной опасности. У Астаны своих внутренних проблем тоже не мало, а теперь и внешних становится значительно больше.

Аналитическо-информационное бюро ПИК

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение