Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Взаимодействие в рамках ШОС: проблемы и перспективы.Ч1.

10.09.2012

Автор:

Теги:

В.Парамонов

 

В ходе предыдущих частей виртуальной экспертной дискуссии,посвященных взаимодействию с Китайской Народной Республикой (КНР), в том числев рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), была предпринята попытка ответитьна целый ряд важных вопросов. Первый блок вопросов: что значит ШОС для России,стран Центральной Азии и самого Китая? Другой блок вопросов: как выстраиватьполитику в отношении КНР в условиях интеграции на постсоветском пространстве? Неменее важно было и адекватно оценить роль других держав, например США, во всеболее усложняющемся контексте отношений с Китаем и ШОС.

Продолжая дискуссию проект «Центральная Евразия» пригласилряд авторитетных экспертов подвести некий итог обсуждаемым вопросам. Наприглашение откликнулись следующие известные эксперты: Ровшан Ибрагимов(Азербайджан), Игорь Шевырёв (Украина), Фарход Толипов (Узбекистан), ДмитрийОрлов (Кыргызстан), Роман Андреещев (Россия) и Розани Исмаилова (Казахстан).

 

Владимир Парамонов (Узбекистан),руководитель проекта «Центральная Евразия»: уважаемые коллеги, спасибо за то, что согласилисьпринять участие в этой части дискуссии. Помимо ответа на обозначенные ранеевопросы прошу Вас оценить проблемы и перспективы взаимодействия в рамкахОрганизации, а также дать свои рекомендации. Право изложить свое мнение первымия предоставляю экспертам из Азербайджана и Украины - то есть представителям техстран, которые не являются членами ШОС и, тем не менее, имеют с другими постсоветскимигосударствами общее прошлое и, скорее всего, будут иметь и общее будущее ... Крометого, мнение этих авторитетных экспертов, на мой взгляд, должно помочь оценить ситуацию«со стороны», а также определиться с тем, что важного было упущено в ходе всейдискуссии по затронутой теме.

 

Ровшан Ибрагимов (Азербайджан),директор Центра энергетических исследований Университета Кавказ: мне представляется, что в целом созданиеШОС и заключалось в том, чтобы объединить интересы и позиции Китая и Россиикасательно региона Центральной Азии, сосредоточившись на обеспечении еебезопасности.

Такого рода сотрудничество стало возможным понескольким причинам. Прежде всего, обе страны беспокоятся по поводу активизациидеятельности США в регионе Центральной Азии. Обе страны не желают присутствияСША в этом регионе. Для России Центральная Азия традиционно являлась региономее сферы влияния и национальных интересов. Поэтому Россия не желает разделятьили уступать данный регион США.

Что же касается Китая, то как раз таки ЦентральнаяАзия не является приоритетной зоной интересов для этой страны. Сфера интересови ее направления у Китая совершенно иные. Касательно Центральной Азии, ейнеобходимо иметь некий баланс отношений в экономике и политике, а также пытатьсяпредотвратить возможное влияние сепаратистского характера на еесеверо-восточные регионы, где компактно проживают уйгуры.

Китай в целом устраивает позиция России в регионе, и он,на мой взгляд, не конкурирует с РФ по вопросу доминирования в Центральной Азии.Временами Китай, конечно, использует фактор наличия энергоресурсов в странахЦентральной Азии с целью создания конкурентоспособных условий для импорта российскогогаза и нефти, когда возможно лавировать между различными источниками. Однако вцелом проекты энергетического характера, реализуемые Китаем в странахЦентральной Азии, уверен, не являются целью конкуренции с Россией. Основнаяцель Китая - не позволить США оказаться у него в «тылу» (в регионе ЦентральнойАзии), и именно поэтому КНР и в дальнейшем заинтересована сотрудничать с РФ,поскольку у них имеется общий геополитический интерес.

 

Игорь Шевырёв (Украина), директорЦентра изучения Китая и Азиатско-Тихоокеанского региона:  вопрос повышения эффективности сотрудничества в рамкахШОС - это вопрос, прежде всего, качества прямых российско-китайских отношений.Не бывает отношений в рамках ШОС. Есть только отношения между конкретнымистолицами, в первую очередь Пекином и Москвой, а все остальное - вторично ипроизводно. Если у России с Китаем будет все хорошо и стабильно, тогда и в ШОСбудут просматриваться поступательные перспективы.

Во-вторых, если в России хотят повысить эффективностьШОС, необходимо углублять отношения с Китаем, наполняя их конкретнымсодержанием. После возвращения Владимира Путина в Кремль на сей счет былосделано ряд многообещающих заявлений. Но это только «месседжи», ибо реальногоповорота российской внешней политики на Восток, по-прежнему, все еще нет. И вновейшей российской истории уже не раз так бывало: на уровне государственныхотношений между царит дружба, в то время как на региональном уровне застой,китаефобия и обратные тенденции.

В-третьих, России нужно самой определитьсяотносительно своего дальнейшего продвижения и развития. Так сложилось, чтопосле распада СССР в Москве имеет место  крен в пользу «западного вектора». Кстати,некоторую активизацию в данном направлении можно наблюдать и сейчас, когда вовремя саммита АТЭС в российской экспертной среде пошли призывы к вхождению РФ впроекты Транстихоокеанского сообщества.

Таким образом, чтобы, наконец, повернуться к Китаю, В.В.Путинунужно, прежде всего, коренным образом поменять свою команду.  Если же сохранится все так как есть, вперспективе в китайско-российских отношениях возможны серьезные осложнения. Иэто как минимум ...

 

Фарход Толипов (Узбекистан),директор негосударственного научно-образовательного учреждения «Билим карвони»(«Караван знаний»): ШОС имееточевидную геополитическую природу. Внешне это многосторонний формат для «мягкого»продвижения китайской геополитики в Центральной Азии. Эта организацияструктурно асимметрична и функционально не эффективна. В ней, если можно таквыразиться, 2 «гиганта» и 4 «карлика», т.е. это организация не равных членов.

Доминирование «гигантов» можно наблюдать на каждомсаммите. Контент принимаемых на ежегодных саммитах деклараций несет в себегеополитический заряд. Например, постоянно декларируется приверженностьпресловутой концепции многополюсного мира и неприятие однополюсногомиропорядка, при том, что ни однополюсность, ни многополюсность еще неопределены даже на научном уровне, т.е. являются псевдо-понятиями.

В ШОС ощущается концептуальная слабость. Например,если это не военно-политический блок, как всегда утверждают ее члены, то зачемнужно проводить военные учения? Зачем, например, на Астанинском саммите 2005года ШОС обратилась к США с требованием определиться со сроками нахождения американскихбаз на территории Центральной Азии, а сами страны центральноазиатского региона,которые и предоставили свою территорию для баз США, согласились с такимультимативным обращением?

Часто можно слышать и читать о перспективности иавторитете ШОС на основании аргументов типа «общий географический охват», «общеенаселение стран-членов», «общий экономический потенциал» и т.д. Однако, эти «общие»характеристики на самом деле не есть действительно «общий вклад» в имидж ШОС, ав основном вклад Китая.

Для стран Центральной Азии ШОС - безусловно, важнаяплатформа для своего международного позиционирования, как и, собственно, дляРоссии и Китая. Именно поэтому важно правильно оценивать свою роль в этойорганизации, особенно в свете того, что страны центральноазиатского регионаявляются одновременно членами и других организаций и участниками другихмногосторонних форматов, таких как ОБСЕ, ПРМ НАТО, СНГ, ОДКБ, где у них есть исвои обязательства и свои интересы.

В ШОС же для стран Центральной Азии исключительноважно участвовать на основе единых позиций. Например, до саммита и другихвстреч ШОС можно провести соответствующую предварительную встречу в региональномформате и выработать единую позицию по предстоящим дискуссиям. Это поможет и ЦентральнойАзии и ШОС. В противном случае ШОС будет оставаться геополитическиперегруженной платформой.

 

Дмитрий Орлов  (Кыргызстан), генеральный директораналитического центра «Стратегия Восток-Запад», представитель российскойАссоциации приграничного сотрудничества в Кыргызстане: по большому счету, создание ШОСникому не принесло каких-либо заметных дивидендов, кроме Китая.

Чтобы понять для чего, на самом деле, ШОС нуженПекину, достаточно посмотреть на карту этой страны. На западе КНР находитсяВосточный Туркестан, который сами китайцы называют Синьцзян-Уйгурскимавтономным районом. Что такое СУАР, кроме того, что некогда он был «барахолкой»всего бывшего СССР? Это - регион обладающий большими запасами нефти и газа. Онграничит с 8 странами: Россией, Казахстаном, Таджикистаном, Кыргызстаном,Монголией, Афганистаном, Пакистаном и Индией. В СУАР, общеизвестно, сильныесеператистские настроения, что отнюдь не нравится Пекину.

Созданием ШОС Пекин выполнил свою стратегическуюзадачу: окружил Синьцзян если не враждебным, то и не особо дружелюбным кольцом.Теперь отделиться от «Большого Китая» для СУАР будет весьма проблематично -некуда отделяться. Пекин сыграл на главном: практически во всех странах-членахШОС существуют проблемы спорных территорий. Эти проблемы болезненны для всехэтих стран. Таким образом, Пекин заставил воспринимать проблемы уйгурскогосепаратизма как свои собственные, что ему и было нужно. Ну а чтобы никто раньшевремени не догадался, зачем все это делается, Китай занимается тем, что мы всвоих странах называем «имитацией бурной деятельности». Но все это, еслисравнить с общими показателями по СНГ или той же ОДКБ, капля в море.

В последнее время Россия явно начала догадываться, чтоее судьба в ШОС - быть «младшим партнером». Об остальных участницах«Шанхайского альянса» и говорить не приходится: к сожалению, с распадом СССР,все они из субъекта геополитики, превратились в ее объекты. Россию, как любоенормальное государство, это не устраивает. Наиболее явно это обозначилось вовремя последнего саммита ШОС в Пекине. И всем сразу стало ясно: членство в ШОСничего не решает. Все наиболее значимые вопросы решаются не в формате «альянса»,а в формате двусторонних соглашений между странами, в него входящими.

Например, в рамках ШОС так и не решился вопрос созданиясоответствующей банковской структуры. Зато в двустороннем формате никто не помешаетбрать те же самые деньги у Китая. И потом, китайцы выделяют финансовые средстватой же России с 2009 года под энергетические проекты. Об этом тоже мало ктозадумывается. Короче, что есть тот же ШОС, что его нет - разница небольшая.Китайцам это нужно: все свои стратегические задачи они решили.

Поэтому если страны-члены ШОС (прежде всего - Россия)хотят, чтобы эта организация существовала и далее, им надо пересмотреть свое кней отношение. То есть, спросить себя и друг друга: что делать? По-прежнему обслуживатьинтересы Китая, или все-таки «заставить» ШОС работать на благо всех стран-участниц?При правильном ответе на этот вопрос, дальнейшие перспективы ШОС будут весьмарадужными. Дело в том, что роль той же ООН в мире сейчас сведена до статусапростого наблюдателя над глобальным переделом мира. Скажем так, сейчассформировался «социальный заказ» на более действенную альтернативу ООН в мире.И здесь ШОС вполне может сыграть свою роль, став такой альтернативой, покрайней мере, на региональном или даже евразийском уровнях. Банально, но кромеполитической воли для этого ничего не нужно


 

Виртуальный экспертный форум «Советы ВладимируПутину». Часть 23.

Примечание: материал подготовлен в рамкахсовместного проекта с интернет-журналом «Время Востока» (Кыргызстан),http://www.easttime.ru/ при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия) иИнформационно-аналитического центра МГУ (Россия).

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение