Россия, Москва

info@ia-centr.ru

О героях былых времен…

30.08.2012

Автор:

Теги:

Почти все наблюдатели чуть ли не в один голос предрекают "жаркую" политическую осень. Будет ли так на самом деле, или это не более чем досужие рассуждения, покажет ближайшее время. Между тем в недавнем прошлом Казахстана нечто похожее случалось. Мы имеем в виду события осени 2001 года с участием "младотюрков", неожиданно обозначивших свои политические амбиции. Развязка той истории случилась в августе 2002-го – точку в ней поставило решение суда в отношении Галымжана Жакиянова. То есть прошло ровно 10 лет, и потому мы решили вспомнить о том политическом противостоянии. Люди, которых мы попросили высказать свое видение феномена "младотюрков", не имеют непосредственного отношения к тем событиям, но хорошо осведомлены о них. Итак, слово Тулегену Жукееву и Айгуль Омаровой.

Нашему обществу их очень не хватает

Айгуль Омарова, журналист, политолог:

- С вашей точки зрения, выход "младотюрков" на политическую авансцену Казахстана был случайным или закономерным?

- Это было закономерно в контексте структурных изменений социального состава и общественной психологии, когда перестройка выдвинула новую прослойку людей, которая стала активно использовать появившиеся возможности для реализации своей предпринимательской жилки. В частности, кооперативное движение. Эти люди стали первыми собственниками после многих лет забвения самого этого понятия в СССР. Также закономерно, что они стали появляться и во властных структурах. Потому что в образовательном отношении они были более продвинутые люди, чем прежняя партийно-хозяйственная номенклатура. Вспомним просто навскидку: Зейнолла Какимжанов – МГУ, Сауат Мынбаев – МГУ, Еркин Калиев и Мухтар Аблязов – МФТИ, Галымжан Жакиянов – МВТУ. Преобладание среди "младотюрков" выпускников ведущих технических и экономических вузов той эпохи впоследствии сказалось на том, что они взяли не числом, а именно своим качеством. Они привнесли совершенно новые веяния, поскольку это были не просто технократы, а интеллектуалы "новой пробы" с очень широким кругозором.

- Говорят, что им, в общем-то лишенным доступа к властному олимпу, в немалой степени помогли люди, имевшие немалый вес в тогдашней политической иерархии. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Это действительно так. В частности, среди них был Тулеген Жукеев. На тот момент он был одним из тех, кто вышел на международный уровень. К тому же можно вспомнить, что сам Т.Жукеев окончил нефтяной институт, что также сыграло роль уже в его судьбе. К рассматриваемому времени он имел достаточно большой и разносторонний опыт. Например, он был среди тех, кто участвовал в подготовке и заключении договора с американской компанией "Шеврон" по Тенгизу и сыграл при этом заметную роль. Можно сказать, что таких прецедентов в истории казахстанского чиновничества до этого не было. Будучи помощником президента Н.Назарбаева, вице-премьером, секретарем Совета безопасности и в силу своего широкого кругозора и приобретенных на тот момент широких международных связей он смотрел несколько дальше, чем, скажем так, его ровесники по номенклатурной обойме. Поэтому он вместе с А.Кажегельдиным и Н.Абыкаевым активно предлагал выдвигать на руководящие роли молодых. И в частности тех представителей бизнеса, которые к тому времени сделали себе имена на предпринимательском поприще. Поэтому роль указанных людей в этом процессе однозначно позитивная.

- Существует такая точка зрения (правда, неизвестно кем обозначенная), что придя во власть, "младотюрки" принесли с собой в политику методологию тогдашнего отечественного бизнеса со всеми этими "откатами", которая и стала одной из причин всеобъемлющей коррупции. Каково ваше мнение по этому поводу?

- Я не была бы столь категорична. На мой взгляд, можно было бы сказать о том, что "младотюрки" в некотором роде совершенствовали схемы, которые в принципе существовали до их прихода на госслужбу. Это ведь проявлялось и до того. Где-то это были голые деньги, где-то продвижение по службе, где-то выдвижение на дипломатическую службу. Утверждать, что именно "младотюрки" привнесли все это, я бы не стала. Потому что эти схемы зародились задолго до них, в приснопамятные времена "застоя". Когда к власти пришел Ю.Андропов, он пытался пресечь эти негативные тенденции, но не успел. А уже при М.Горбачеве все это расцвело пышным цветом. К тому же такие манипуляции камуфлировались и носили латентный характер. Другое дело, что при "младотюрках" все эти процессы приобрели почти открытый характер. Возможно, отчасти потому, что они привнесли в эти процессы некий здоровый или нездоровый (это уже кому и как будет угодно) цинизм и действовали более откровенно. Может быть, допустимо будет сказать, что они в некоторой степени катализировали эти процессы.

Прежняя партийно-хозяйственная номенклатура была крайне раздражена тем, что "молодые волки" оттесняют их на второстепенные роли. И в силу этого многие последовавшие затем "наезды" на "младотюрков" были обусловлены жаждой реванша со стороны старой номенклатуры, которая стремилась вернуть свои позиции.

- Какой урок можно извлечь из истории с "младотюрками"? Какие выводы напрашиваются?

- То, что они потерпели поражение, нанесло Казахстану значительный урон. Потому что они были на голову выше большинства нынешних управленцев. Их знания могли очень пригодиться на службе Отечеству. То, что их оттеснили на задворки политической жизни, пагубно сказывается и сейчас. И некоторые происходящие сегодня негативные вещи являются прямым следствием всего этого. Взять то же вступление в Таможенный союз или подготовку к вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО). Эти процессы могли бы быть более мягкими и смикшированными благодаря интеллекту и упорству "младотюрков". Нашему обществу сегодня их очень не хватает. Продолжающееся третирование их чревато не только для экономики, но и для Казахстана в целом.

Давайте бросим ретроспективный взгляд и вспомним, какие тенденции начинают брать верх в нашем обществе после того, как их "задвинули"? Клерикализация, теракты, массовые убийства. А что происходит со свободой слова? Какая трансформация происходит со СМИ? А ведь все это чревато…

Время еще оценит их

Тулеген Жукеев, политический и общественный деятель:

- Какова ваша оценка движения отечественных "младотюрков" как политического явления? Оно было своевременным? Или, быть может, они выступили преждевременно?

- Оценка однозначно положительная. И, независимо от оценки, это выступление было неизбежно. Своевременно оно было или нет, вряд ли кто-то сможет ответить утвердительно. Однако жизнь показывает, что это было детерминировано. Потому что в обществе появилось новое сословие людей. Такая продвинутая предпринимательско-чиновничья прослойка из политического класса, которая осознала свои интересы и которая в своих ощущениях и устремлениях не полностью совпадала с правящей верхушкой и с бюрократическим болотом. Это были люди, которые создали себя сами. Да, в последующем они работали в определенной связке с властью, но создала их все же не она. Большинство этих людей не обладали административным ресурсом, поскольку не были на высших постах. Они также не были выходцами из семей высоких чиновников, и это обстоятельство очень важно для понимания их политической природы.

Несомненно, они были интеллектуально продвинутыми молодыми людьми, окончившими хорошие вузы и обладавшими предпринимательской жилкой. Поэтому они в большей мере, чем другие, соответствовали требованиям наступающих новых времен. К моменту своего выступления они уже прекрасно осознавали свои интересы. И ключевой момент заключался в том, что их интересы как предпринимательского слоя начинали ­серьезно расходиться с интересами бюрокра­тиче­ского класса.

- Бытует мнение, что одним из тех, кто открыл будущим отечественным "младотюркам" двери в коридоры власти, были именно вы. Если это на самом деле так, чем вы при этом руководствовались и что двигало вами? Ведь тем самым вы взращивали конкурентов самому себе…

- Если подходить обыденно, то, наверное, это так и воспринимается. Но тогда все наши помыслы были о Казахстане. Мы строили абсолютно новое государство с рыночной экономикой. А для этого требовалось огромное количество людей другой формации. Нужны были предприниматели, которые создавали бы новую экономику. Мы, люди, занимавшие высокие государственные должности, осознавали это. Возможно, таких было немного. В полной мере это понимал Ерик Магзумович Асанбаев. Он всегда поддерживал все мои предложения на сей счет. Это сегодня кажется, что большинство выдвиженцев той эпохи появились из ниоткуда. Но на самом деле все обстояло далеко не так. Мы искали талантливых людей и выдвигали их на ключевые должности. Так же, как в свое время Е.Асанбаев заметил и выдвинул меня самого, но это уже другая история. Поэтому процессом непосредственного поиска и выдвижения перспективных кадров, в силу тогдашнего моего возраста, приходилось много заниматься мне.

Откровенно говоря, лично я не боялся конкуренции. Именно таким образом, в процессе поиска даровитых людей я познакомился с Акежаном Кажегельдиным. Когда был создан Союз предпринимателей и промышленников (СПП) Казахстана, мы выдвинули его первым заместителем председателя этого Союза. Хотя изначально я предлагал его сразу в председатели. Но Нурсултан Абишевич сказал: "Красные директора" признавать не будут. Давай так: сначала Сосковца поставим, чтобы признали СПП, а потом Сосковца будем передвигать, и Кажегельдин станет на его место". Так оно впоследствии и вышло. Похожим был путь и Галымжана Жакиянова. Из той генерации предпринимателей и промышленников, входивших в эти объединения, впоследствии вышли несколько известных государственных деятелей: Метте, Павлов, несколько министров и руководителей областей.

В более ранний период, в 1990-1991 гг., мы обратили внимание на группу молодых талантливых ученых-экономистов, среди которых были Т.Кулибаев, О.Жандосов, Н.Субханбердин, Д.Куанышев, С.Мынбаев. В то время предпринимались попытки создать серьезную антикризисную программу, и мы намеревались привлечь к работе над ней этих тогда еще молодых ребят. Позже, в июле 1994 года, во время встречи молодых отечественных предпринимателей с президентом Н.Назарбаевым, я предложил им создать партию и завести свой печатный орган. Следует отметить, что на тот момент эти молодые люди были еще не настолько экономически состоятельными, чтобы осознать это и взяться за дело сразу же. Для этого требовалось время. Нужно было, чтобы они выросли и в человеческом смысле, и в предпринимательском плане. Тогда они еще оставались романтиками, перед которыми время открыло новые горизонты. На первом месте для них стояли задачи выживания, развития и укрепления собственного бизнеса.

К тому же, как показало время, не всякий бизнесмен может стать успешным политиком, как и наоборот. Лучше находить людей, склонных к политической деятельности, – хороших ораторов, обладающих необходимой харизмой. Для этого нужны селекция и внутренняя предрасположенность.

- Когда грянула осень 2001 года и резко возросла политическая активность отечественных бизнес-элит, это стало для вас неожиданностью?

- Отчасти да. Тогда я уже работал за рубежом. Несмотря на то, что я пристально отслеживал происходящие внутри Казахстана процессы, этот всплеск был неожиданным. Чтобы лучше его прочувствовать и понять, надо было находиться здесь и наблюдать ситуацию изнутри. К тому же не будем забывать, что непосредственным катализатором всех этих процессов и последующей эскалации конфликта стало нарастающее давление со стороны группы Рахата Алиева. Но рано или поздно все это должно было вылиться во что-то подобное. Потому что осознание ими своих интересов не могло не найти своего проявления в общественно-политической плоскости.

Действия группы Алиева способствовали не только консолидации бизнес-групп, но и последующей смычке с ними прогрессивных представителей административного аппарата. Ведь Алиев и иже с ним имели претензии и к некоторым, с их точки зрения, чересчур самостоятельным акимам, таким, как Г.Жакиянов. В поисках возможных вариантов противодействия агрессивному нажиму эта молодая генерация казахстанских управленцев и бизнесменов стала действовать в унисон с некоторыми государственными служащими самого высокого ранга. В первую очередь я имею в виду Алтынбека Сарсенбаева, который понимал свои возможности и потенциал своего влияния в плане того, чтобы не допустить монополизации сферы СМИ и бизнеса некоторыми чересчур амбициозными представителями отечественного Олимпа. К тому же он был против участия лидеров этой группировки в большой политике. Поэтому и стал возможным такой альянс.

- Какие уроки можно извлечь из этого политического опыта с позиций сегодняшнего дня? Какие напрашиваются выводы?

- Легко рассуждать задним умом, но тем не менее извлечь серьезные уроки из тех исторических обстоятельств, конечно, нужно. Когда проблемы созревают, их надо вовремя решать. Тогда все разрешилось без крови и без серьезных общественно-политических катаклизмов, однако с ощутимыми издержками для отдельных участников тех событий. И в то же время произошло форматирование новой конфигурации власти на самой верхушке и частичное выбивание некоторых фигур с властного олимпа. Как рассказывал Алтынбек, на исходе 2001-го – в начале 2002-го ему предлагали возглавить администрацию президента, но что-то там не сложилось. Уверен, если бы это назначение состоялось и если бы рядом с ним остались несколько человек из той обоймы, например Ораз Жандосов, то последующий сценарий событий был бы другим. Потому что эти ребята мыслили политическими категориями, а это очень важно. К сожалению, подавляющее большинство нынешних чиновников и даже партийных оппозиционеров абсолютно неспособны на это. Там присутствует личностное, клановое, просто субъективное, а политического видения, с точки зрения перспективы и логики развития общества и государства, нет. Высочайшая ответственность, способность наступить на горло собственным эгоистичным интересам, умение стать выше клановых и родовых интересов – это дано далеко не каждому. Увы, таких считанные единицы. Большинство же повально заражено указанными недостатками. Не избежала этого и оппозиция.

- Тулеген Тлекович, критиковать всегда легко, а вот за себя что можете сказать?

- Я – жесткий антитрайбалист. Боролся с этим на государственной службе, продолжаю делать это и сейчас. Не секрет, что большинство из тех, кого я в свое время выдвинул, не имеют никакого отношения к географии моего происхождения. Это выходцы практически со всех регионов Казахстана. Я всегда выдвигал тех, кто умен и в ком чувствовался стержень. Конечно, бывало, что ошибался, но кто застрахован от ошибок на все сто? Да, и среди них были те, кто со временем деградировал, но немало и таких, кем можно гордиться.

Возвращаясь к нашей теме. Умение чувствовать время, проникать в суть сложнейших социальных и политических процессов, понимать назревшие проблемы – людей, обладающих такой способностью, к сожалению, во власти единицы. Да и те предпочитают отмалчиваться. Где-то из-за конформизма, где-то из-за человеческой и политической робости. Возможно, срабатывает инстинкт самосохранения.

Как-то один из вышеуказанной категории людей сказал мне, что они делают выводы из моей судьбы. Дескать, времена и обстоятельства меняются, и поневоле приходится смотреть на степень восприимчивости самых верхов. На что я возразил, что такой подход до добра не доведет. Разговор этот происходил еще до событий 2001 года. И когда нарыв лопнул, это стало подтверждением правильности моего тезиса.

Сейчас ситуация очень похожая. Если бы сегодня был глубокий, компетентный, ответственный политический менеджмент, то не случилось бы Жанаозена и некоторых других потрясений. Я уже не говорю о фактах терроризма и массовых убийств. Потому что это связано с глубинными сдвигами в психологии и социальном самоощущении всего общества и отдельных людей. Все это следствие труднейших трансформаций, которые мы все пережили, совершая переход от одной социально-экономической формации к другой. Одними из тяжелейших последствий этого стали абсолютное обесценивание человеческой жизни и рост безотчетной агрессии. Представить себе такие вещи в 1991 году было просто невозможно.

Расслоение общества на сверхбогатых и очень бедных – из того же ряда. Власть имущим пришло время понять, что люди – это не просто население, проживающее на данной территории и необходимое только для того, чтобы было государство, которым, в свою очередь, можно править. Однако глубины понимания этих вещей просто нет. И это очень опасная тенденция. Мы уже почти переходим грань, за которой размываются фундаментальные вещи в сфере человеческих отношений. И естественно, что это будет оказывать влияние на устои государства. Те, кто не понимает этого, на самом деле ведут страну к катастрофе.

- "Младотюрки" оказали влияние на новейшую политическую историю государства?

- Безусловно. Это должно стать объектом самого серьезного и широкого исследования. В осознании нашей действительности многое изменилось. Да, многие из них ушли в тень, часть уехала. Но то, что случилось, из истории не выкинешь. Значит, перемены возможны. А для этого нужны консолидированные действия. Они попробовали первыми, и у них не совсем получилось. Они раскололись. Часть выбрала путь постепенных, поэтапных изменений изнутри власти. И этот путь тоже нельзя было бы исключать, если бы некоторые из этих молодых людей сохранились во власти. Однако вместо них пришли люди упрощенного понимания, плохо представляющие, как нужно строить политические институты государства. А для этого требуется углубленный полифонический взгляд. Поэтому, не преувеличивая роль и значение тех, кого вы называете "младотюрками", я могу сказать, что время их еще оценит. Для осознания казахской истории действия этих молодых людей осенью 2001 года играют ключевую роль.

Кенже Татиля

 

Источник - camonitor.com


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение