Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Абхазия: время отдыхать… от политики

30.08.2012

Автор:

Теги:

Абхазия: время отдыхать… от политики

26 августа Абхазия отмечала четвертую годовщину признания своей независимости со стороны России. Помимо этого, исполнился год со дня избрания Александра Анкваба президентом Абхазии. Правда, годовой итог подводить пока рано, если учесть, что всю осень, зиму и начало весны в Абхазии продолжалась острая политическая борьба. Закончилась она, по сути, лишь 3 апреля, когда был избран спикер нового абхазского парламента и стала окончательно видна расстановка сил в «коридорах власти». По большому счету, лишь последние пять месяцев можно говорить о правлении Анкваба.

Год назад, сразу после подведения итогов голосования, некоторые из экспертов не могли удержаться от мрачных прогнозов, предрекая молодой республике либо перманентную нестабильность с бесконечными политическими кризисами, либо превращение Абхазии в полицейское государство со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Не случилось ни того, ни другого. Лето 2012 года стало для республики одним из самых спокойных за два десятилетия ее фактической независимости.

14 августа, республика отметила памятную дату – 20-летие начала грузино-абхазской войны. По сути, это и есть дата рождения современной независимой Абхазии, поскольку в 1992 году абхазы до последнего вели диалог с Тбилиси, все еще рассчитывая на мирное решение вопроса о статусе республики. Только ввод грузинских войск в Абхазию сделал неизбежным создание штаба обороны, а тем самым и органов правительства независимого государства. Таким образом, двадцатилетие начала войны жители Абхазии встретили в независимой республике, связанной официальными дипломатическими отношениями с государством, на чье признание она и рассчитывала – Россией; с развитой демократией, которая побудила даже американскую организацию Freedom House внести Абхазию в список «частично свободных стран»; с экономикой, хотя и замороженной вследствие долговременной разрухи, но приспособленной ко всякого рода потрясениям, так что всемирный финансовый кризис последних лет жители республики почти не заметили.

Сегодня в Абхазии заметен общий спад напряжения. И дело даже не в том, что оппозиция взяла тайм-аут, а в настроениях народа. Право делать свой выбор – это благо, но периодически люди желают отдохнуть от любой политики. Тем более что появление в республике массы курортников само по себе меняет общую атмосферу. На этот раз количество отдыхающих выросло по сравнению с предыдущими сезонами и в августе достигло пика. Любопытно, что туристы из России всегда проявляют отменное чутье на политическую стабильность. Еще летом 1994 года, когда в Абхазии только размещались миротворческие силы, а в горах еще происходили столкновения с грузинскими отрядами, но непосредственной угрозы республики уже не было, курортники уже заполняли абхазские пляжи. Нечто похожее произошло и в этом году.

Довольно долго после окончания грузино-абхазской войны туристы, приезжавших в Абхазию без предварительной договоренности, испытывали сильнейшую растерянность в связи с тем, что в столице Абхазии не было ни одного отеля, ни одной самой захудалой гостиницы, в которую они могли бы устроиться. Приходилось искать ночлег в частном секторе, на свой страх и риск. Теперь положение изменилось: в последние годы в республике было открыто немало мини-гостиниц, а новые отели в центре столицы – «Атриум-Виктория» и «Интер-Сухум» – вполне хороши и для приема VIP-гостей. И тем не менее, основной контингент отдыхающих в Абхазии – это те же небогатые и непритязательные туристы-«дикари», для которых главное – это неповторимая природа: море и горы. Именно курортники такого разряда способны смириться со многими неудобствами: отсутствием привычного для других курортных стран набора развлечений, низким уровнем сервиса и, конечно же, угрозой со стороны преступников. В этом году большинство преступлений такого рода было зафиксировано в Гагре, куда главным образом и приезжают гости из России. Работы для сотрудников силовых органов предстоит еще много. Что касается повышения уровня обслуживания отдыхающих, то в абхазском обществе много говорится о необходимости кардинальных перемен. Но серьезных сдвигов в этой сфере еще не наблюдается. В то же время большинство частников, сдающих комнаты или квартиры приезжим, ясно сознает, насколько выгодно оставить хорошее впечатление у квартирантов: сегодня в интернете легко и оставить свой отзыв об отпуске на «золотом берегу», и прочесть чужие. Таким образом, подавляющее большинство туристов в Абхазии в этом году приняли не отели и даже не мини-гостиницы, а частный сектор. Правительство поощряет такую тенденцию.

Одной из самых серьезных проблем в течение долгих лет оставался переход российско-абхазской границы на реке Псоу. Громадных очередей, стоявших на ней в 1990-е, сейчас уже не увидишь, однако неоправданно долгая задержка людей на границе много раз была поводом для нареканий в адрес российских властей. В прежние годы на контрольно-пропускных пунктах, на жаре или под проливным дождем, люди стояли многие часы. Этот переход был очень тяжелым испытанием для россиян: они приезжали с семьями, с детьми, часто обремененные немалым грузом, и в ожидании своей очереди считали каждый час – в надежде успеть до наступления темноты доехать до выбранного города, найти жилье и договориться с хозяевами. На обратном пути переход границы (на этот раз с билетами на поезд или самолет, с риском опоздать, застряв в знаменитых адлерских пробках) тоже отнимал массу времени и нервов. Чтобы исправить положение, был построен новый мост, но ситуацию это не улучшило, поскольку открыты были далеко не все кабинки. Как только очередь начинала уменьшаться, таможенники начинали закрывать кабинки и уходить по каким-либо другим делам. Летом 2012 года ситуация несколько улучшилась, и тем не менее до идеала еще далеко. Абхазские пограничники несравненно менее придирчивы; правда, на абхазской стороне существовала принудительная страховка, но она была отменена больше года назад.

Сегодня в Абхазии продолжаются дискуссии о том, должна ли быть республика именно курортной страной или же следует развивать и другие перспективные отрасли. Прежде всего – возрождать сельское хозяйство, упадок которого привел к тому, что масса денег тратится сегодня на импорт продуктов, в том числе из Грузии. Но факт остается фактом: курорты – это та сфера, которая способна приносить массе людей пусть малую, но стабильную прибыль. В то время как для развития прочих отраслей нужны большие капиталовложения.

Однако суть не в наличии или отсутствии средств, а в их правильном использовании. «Дело о кредитах» показало, что финансирование мелкого и среднего бизнеса в условиях слабого контроля и низкой ответственности само по себе не способно ни вызвать экономический бум, ни даже сколько-нибудь серьезно помочь хозяйству. Поэтому абхазское правительство разработало другую схему, которая обещает быть более эффективной. Ее недавно озвучил официальный представитель президента Абхазии в СМИ Кристиан Бжания: «Создается предприятие, которое является госсобственностью, а потом сдается в аренду. После определенного времени, когда группа бизнесменов или бизнесмен доказывает свою состоятельность, способность развивать свое производство, он сможет за символическую плату выкупить у государства то или иное производство».

Разумеется, такая система принесет хорошие плоды только при четком контроле со стороны государства. Но и большинство экономических проектов правительства сегодня являются долгосрочными проектами, некоторые из которых, как опасаются скептики, не окупятся в будущем. Например, пресловутая железная дорога, по которой пока просто нечего вывозить. Тем не менее большинство все-таки полагает, что ржавые, а кое-где и разобранные рельсы будут наглядным доказательством необратимого упадка республики. Реконструкция автомобильной трассы вызывает гораздо меньше нареканий у оппозиции: дороги нужны всем. В этой сфере сделано уже очень много: в Абхазии эксплуатируется единственная трасса, тянущаяся вдоль моря, с небольшими ответвлениями на озеро Рица, на Пицунду и т.д.; нагрузка на нее очень велика, ремонтные работы требуется проводить постоянно. Но в планах правительства – постройка объездной дороги вокруг Сухума, нового туннеля у Гагры и других отрезков, которые могут разгрузить основную трассу.

Есть и другие планы, которые и при успешной реализации вообще не будут заметны глазу, но при этом крайне необходимы. Например, восстановление системы водоснабжения и канализации, которая во многих городах и селах Абхазии находится в плачевном состоянии. Еще более актуальна проблема утилизации мусора. Год за годом, за исключением двух последних лет, каждое лето столицу Абхазии окутывал ядовитый дым, который тянулся с загородных мусоросвалок. В маленькой республике, каждый уголок которой является чудом природы, вообще очень сложно найти подходящее место для свалки. «Все предложения инвесторов в итоге сводились к тому, что за утилизацию одной тонны твердых бытовых отходов нам предлагали, как в Европе, заплатить примерно 100 долларов США, – рассказал президент на одной из последних встреч с журналистами. – Естественно, таких средств у местных органов власти нет, и не будет еще очень долго. Самая низкая цена, которая была предложена нам инвесторами – 30-35 долларов. И эта цена пока для нас высокая. Нам ничего не остается, как самим строить предприятия по переработке твердых бытовых отходов».

Именно вопросы экономики сегодня являются для Абхазии основными. Собственно, реанимация абхазской экономики – это и есть главная задача, которая стоит перед президентом Александром Анквабом и премьером Леонидом Лакербая в ближайшие годы. Для всех ясно, что если Абхазия докажет свою самодостаточность, это будет еще одним веским аргументом в пользу ее дальнейшей интеграции в мировое сообщество.

Поэтому никого не должно удивлять, что республику в целом оставляют равнодушными различные «мини-сенсации», периодически вбрасываемые в интернет и предлагаемые для обсуждения экспертному сообществу кавказоведов: то якобы намечающееся присоединение Абхазии к России, то трения между абхазами и абазинами, то негативные изменения на российско-абхазской границе в связи со вступлением России в ВТО… Однако Абхазия за годы своей фактической независимости привыкла к разного рода неожиданностям, к настоящим трудностям – поэтому искусственные проблемы мало занимают внимание абхазов.

Абхазы, пережив многочисленные политические бури, не привыкли придавать значение сиюминутным проблемам; для них гораздо важнее международное положение Абхазии в целом, а в этом смысле прогноз на будущее весьма благоприятен. Показательно, например, мнение, которое высказал недавно руководитель Центра этнополитических и региональных исследований Эмиль Паин, который никогда не принадлежал к друзьям Абхазии. Он отметил, что даже радикальная российская оппозиция, которая негативно воспринимает действия Кремля практически по всем направлениям, признание Абхазии и Южной Осетии считает поступком правильным и справедливым. Грузию все чаще сравнивают с Югославией и Советским Союзом, что очень неприятно для этой страны, которая прежде считала нерушимыми по крайней мере свои официальные границы.

С другой стороны, остаются другие угрозы для безопасности Абхазии, которые мало обсуждаются международными экспертами. Но в самой республике они злободневны; таковы, в частности, споры об участившихся в последнее время поездках абхазских граждан в Грузию. Этот вопрос официально поставил 28 августа секретарь Совета безопасности Абхазии Станислав Лакоба. Он отметил, что новая грузинская стратегия «вовлечение без признания», сразу же отвергнутая официальным Сухумом, тем не менее частично приносит свои плоды. С некоторых пор Грузия негласно поощряет визиты на свою территорию граждан Абхазии, приезжающих на лечение, что само по себе соответствует гуманитарным ценностям, но грозит подрывом безопасности республики, как считает Лакоба. «Как-то по истечении года со дня признания Абхазии у меня была встреча с одним очень интересным зарубежным экспертом. Когда я спросил, как он думает – это все же свет в конце тоннеля или нет, он сказал: «Вы, абхазы, не забывайте, что игра еще не окончена». На самом деле, игра не окончена, но в нашем обществе как-то очень сильно расслабились».

Этот вопрос считается особенно болезненным еще и потому, что в Грузии медицина всегда находилась на высоком уровне, и многие грузинские врачи действительно сумели помочь больным, приезжавшим из Абхазии. Однако секретарь абхазского Совбеза подчеркнул, что многие ездят в Грузии лечиться от наркомании, а там подвергаются идеологической обработке. «Сам-то Саакашвили, когда пришел к власти, посадил всех наркоманов: и распространителей, и потребителей. Он не разбирался, кого лечить, кого нет. Он их просто убрал. Но почему-то нашим наркоманам можно ездить в Грузию решать какие-то вопросы», недоумевает Станислав Лакоба.

В то же время запретить своим гражданам поездки в какую бы то ни было страну абхазское правительство тоже не может. Абхазия всегда была либеральной страной и не контролировала выезд из республики: вопрос миграции зависел от общественного микроклимата. Так что и этот вопрос – тоже тема для дискуссий. И они, конечно, будет продолжаться дальше.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение