Россия, Москва

info@ia-centr.ru

За гранью торга

12.08.2012

Автор:

Теги:
За гранью торга
 
Недавний рабочий визит Омурбека Бабанова в Россию многие эксперты в обеих странах посчитали малорезультативным. И поспешили перенести прохладное, по их мнению, отношение Москвы к главе правительства КР на весь спектр кыргызско–российского сотрудничества.

Однако, как говорится, президенты и премьеры приходят и уходят, а страны и их взаимоотношения остаются. И развитие последних при наличии взаимных интересов в любом случае не приостановится. Другое дело, с какой степенью интенсивности они будут складываться на том или ином конкретном этапе.

Одним из главных фиаско бабановского визита называется то, что он так и не смог договориться о финансовой помощи со стороны РФ. Слов нет, нынешнему кабинету министров КР она была бы очень кстати в ситуации, когда в бюджете образовалось столько дыр. Но таким ли уж непредсказуемым оказался результат? Или, точнее, так ли уж адекватен нынешней ситуации был прогноз по поводу возможности такой поддержки?
Если абстрагироваться от иллюзий и эмоций, то с какого перепугу россияне вообще должны были пойти на такой шаг? Над Бабановым и нынешним кабмином сгущаются тучи, не исключена их скорая отставка по инициативе Жогорку Кенеша. Так что, если бы выделила Россия деньги Кыргызстану, ей самой к тому моменту, не исключено, опять пришлось бы иметь дело уже с другими партнерами по переговорам, не слишком обремененными обязательствами своих предшественников.

Конечно, те же 106 миллионов долларов из Антикризисного фонда ЕврАзЭС, основным вкладчиком в который является Россия, для нее не такие уж крупные средства. Вместе с тем это реальные деньги, взятые у налогоплательщиков, и за их использование тоже надо будет отчитаться, что никак не удается сделать по прежним кредитам Кыргызстану. Не стоит забывать и о том, что новое российское правительство во главе с Дмитрием Медведевым, недавно приступившее к работе, сейчас семь раз отмеряет. И руководствуется при этом в первую очередь не тактическими интересами партнеров, а собственными стратегическими целями.
К числу таких целей можно отнести и выстраивание долгосрочных отношений с нашей республикой. Однако нынешнее руководство РФ в данном случае, обжегшись на молоке, придерживается принципа “поспешай не торопясь”. И хотело бы видеть больше гарантий честного партнерства, которых, возможно, пока не получает.

В сухом осадке — затянувшийся торг по поводу корпорации “Дастан”, акциями которой предусматривается погасить часть кыргызстанского долга перед Россией, пробуксовка с юридическим оформлением объединенной российской военной базы на территории КР, с достижением договоренности по арендной плате за ОРВБ. И, конечно, проблема погашения долга.
По информации Минфина КР, общая сумма его составляет на сегодня почти 490 миллионов долларов. Из них 300 миллионов было получено в виде льготного кредита, остальные являются нельготными кредитами, унаследованными еще со времен пребывания Кыргызстана в советской рублевой зоне. Те самые 300 миллионов предоставлялись вместе с грантом в 150 миллионов долларов на основании соглашения, заключенного в феврале 2009 года. И увязывались еще с одним кредитом в 1,7 миллиарда долларов, который Россия в перспективе намеревалась выделить на реализацию проекта по Камбар–Атинской ГЭС–1 в качестве, как подразумевалось, бонуса за обещание Бакиева убрать с территории республики американскую авиабазу. Слово экс–президент КР впоследствии не сдержал, база была трансформирована в Центр транзитных перевозок “Манас”, который действует и поныне. А из 300 миллионов долларов, поступивших в распоряжение инициированного Максимом Бакиевым Фонда развития КР, лишь меньшую часть средств успели направить на строительство Камбар–Атинской ГЭС–2. В дальнейшем, после падения бакиевского режима, все счета фонда в Национальном банке КР в связи с его ликвидацией были закрыты, все находившиеся на них деньги, как заявлено, возвращены на счета Центрального казначейства Минфина.
В главном финансовом ведомстве КР сообщают, что нельготные кредиты погашаются в соответствии с графиком. По 300–миллионному заимствованию пока выплачиваются только проценты, поэтапный возврат его основной части начнется в соответствии с соглашением в 2016 году. Так в чем же тогда дело?

Отчасти — и в продолжающихся разногласиях по поводу “Дастана” и Камбар–Атинской ГЭС–1. Ссылаясь на изменение объективных факторов, российская сторона теперь настаивает на усилении своего присутствия на этих предприятиях. Правда, в случае с будущим энергогигантом Кыргызстана, похоже, уже удается выходить на согласованный вариант. По некоторым данным, он заключается в том, что Россия, которая станет финансировать возведение Камбар–Аты–1, получит 50 процентов акций в будущей гидроэлектростанции. Но до тех пор, пока не вернет свои инвестиции, 50–процентная доля Кыргызстана будет находиться в доверительном управлении у “Интер РАО” или “РусГидро”, которые и займутся непосредственным строительством. На обоюдоприемлемой основе вырабатывается и схема управления будущей компанией. Иначе обстоят дела с “Дастаном”, где россияне настаивают на увеличении своей доли с 48 процентов до 75, а Кыргызстан стоит на позиции соблюдения прежних условий. И эта несговорчивость вызывает ответную реакцию у партнеров, которым к тому же намекали, что могут вступить в сотрудничество и с другими странами.

Правда, российские эксперты не видят здесь неразрешимых противоречий. Один из них заявляет: “После прогресса по Камбар–Ате–1 мы и эту тему сдвинем с мертвой точки, а потом и все остальные. Такой конфронтации, какая была между нами в начале года, теперь нет — мы будем договариваться и в итоге договоримся”. Не исключают возможности последовательного урегулирования проблемы долга и даже его реструктуризации и кыргызстанские аналитики. Но при условии решения ключевых вопросов двусторонних отношений.

А главным оселком для России здесь остается надежность Кыргызстана в плане обеспечения ее долгосрочных интересов в Центральноазиатском регионе в условиях всеусиливающегося присутствия в нем США. Недавний выход из ОДКБ Узбекистана, затяжные споры с Таджикистаном по поводу аренды дислоцированной в нем 201–й военной базы РФ, заявления руководства Минобороны Кыргызстана о намерении повысить арендную плату за военные объекты у себя не могут не подталкивать руководство РФ к определенным выводам. И к определенным действиям, выражающимся как в различных формах давления, так и в промедлении с желаемой ответной инициативой.

Но гарантии конструктивного отношения к себе вне зависимости от корректировок российского внешнеполитического курса нужны и Кыргызстану. За минувшие годы он тоже накопил свой опыт ошибок и разочарований в сотрудничестве с РФ, что побуждает к здоровому прагматизму в нем. Но расчетливость в подходах, взвешенность в действиях, проявляемые и той, и другой стороной, вряд ли должны квалифицироваться как нечто неординарное, выходящее за рамки провозглашаемого стратегического партнерства. И Россия, и Кыргызстан — равноправные независимые государства, на паритетных началах выстраивающие свои взаимоотношения. Новейшая история показала, что они могут существовать и сами по себе, друг без друга. Хотя, как свидетельствует та же история, друг без друга им очень непросто существовать при всей несопоставимости территориальных, экономических и иных потенциалов обеих стран. Кыргызстан так же нуждается в экономической, культурной и иной поддержке со стороны России, как и последняя — в опоре на нашу республику при сохранении и укреплении своих геополитических позиций в Центральной Азии, контроля над ее гидроэнергетическими и другими богатствами. И в условиях глобального перераспределения сил, человеческих и природных ресурсов, происходящего сейчас в целом в мире и на евразийском континенте в частности.

Никто не отрицает возможности и даже необходимости торга между Кыргызстаном и Россией — рынок давно уже на дворе. Важно лишь, чтобы при этом конъюнктурные политические интересы не заслоняли видение перспективы и не вынуждали сделать два шага назад тогда, когда вполне реален очередной шаг вперед. Тем более гораздо худшими последствиями обернулась бы кардинальная смена приоритетов во взаимоотношениях, в корне противоречащая объективным реалиям и обоюдным потребностям. Увы, вероятность такого поворота событий сегодня уже не исключается.
— Москве тяжело дается восприятие союзников как равноправных, и в этом партнеры правы, — говорит главный редактор журнала “Россия в глобальной политике” Федор Лукьянов, рассуждая о взаимоотношениях РФ с республиками нашего региона, их взаимных претензиях. — Однако центральноазиатским странам не стоит забывать одну вещь.

Геополитическая борьба за влияние на постсоветские страны, которую они все воспринимали как аксиому и нечто непреходящее, имеет границы. Системы приоритетов у ведущих игроков (США, Китая, Евросоюза) выстраиваются так, что на второй и третий план отходят даже те государства, которые еще недавно вызывали повышенное сердцебиение. В случае по–настоящему чрезвычайной ситуации желающих вмешиваться и брать на себя ответственность может и не найтись. России отвертеться сложнее всех. Но азарта продемонстрировать, что именно мы тут хозяева, все меньше. А внимательного анализа рисков и издержек все больше. Постимперская трансформация — в том числе и сознания — не стоит на месте. И если еще лет пять назад казалось, что без контроля над бывшими окраинами просто невозможно, то теперь все чаще возникает вопрос: а почему, собственно?

Надо смотреть правде в глаза — противников восстановления, пусть и в новом качестве, тесных связей с бывшими братьями и сестрами по СССР сегодня немало не только в самой России. Процессы переориентации на новых стратегических партнеров не миновали ни одну из постсоветских республик. И в некоторых из них, судя по всему, приняли необратимый характер. То, что это может случиться и с Кыргызстаном, исторически связанным с Россией, беспокоит сегодня многих в обеих странах.

Евгений ДЕНИСЕНКО.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение