Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Расширение НАТО и Южный Кавказ

06.08.2012

Автор:

Теги:

Расширение НАТО и Южный Кавказ

Автор: Давид Степанян, Ереван. Специально для «ВК»
Расширение НАТО и Южный Кавказ
«Турция и Россия выступают против нарушения территориальной целостности Сирии, решать судьбу президента страны Башара Асада должны сирийцы», - заявил недавно турецкий премьер Реджеп Тайип Эрдоган. Между тем, учитывая, что Сирия остается единственным союзником Ирана, причисляемого американскими “демократами” к пресловутой “оси зла”, падение Асада неминуемо повлечет за собой “демократизацию” ИРИ, которая будет осуществляться опять-таки посредством истребителей НАТО, сбрасывающих тонны бомб на головы иранцев. Операция же против Ирана неминуемо затронет Армению, Азербайджан и Грузию, поскольку именно с территории данных стран предположительно и будут взлетать пресловутые истребители со своим смертоносным грузом…

Впрочем, сегодняшнее руководство НАТО и круги околонатовских экспертов и аналитиков заинтересованность в Южном Кавказе упорно отрицают, опираясь на то, что ни одна из стран региона не является членом альянса. Впрочем, это не мешает натовским и американским высшим чинам с завидным постоянством совершать визиты во все три страны. В случае Грузии, рвущейся в альянс с упорством достойным лучшего применения все более или менее понятно, определенные вопросы вызывает заинтересованность НАТО в Азербайджане и Армении, «повязанным» неурегулированным нагорно-карабахским конфликтом. При этом перспективы Тбилиси на вступление в НАТО пока самые неопределенные, и это связано в первую очередь, с теми процессами, которые происходят в самой Грузии. Кроме того, не все страны-члены альянса готовы на такой шаг после августовской войны 2008 года.
Планы расширения НАТО на Восток на фоне наличия серьезных проблем с собственной идентичностью и незатухающим экономическим кризисом в Европе, вызывают удивление.

По мнению ведущего научного сотрудника Национального института стратегических исследований при президенте Украины Анны Шелест,альянс не предпринимает ни единого усилия в направлении уничтожения разделительных линий на Южном Кавказе. В ответ на звучащие в основном изБаку и Тбилиси призывы способствовать устранению этих линий натовские чины заявляют, что устранение разделительных линий не является задачей альянса, ссылаясь на то, что страны региона не являются его членами. Каждая из стран Южного Кавказа на сегодня имеет разные задачи, как по обеспечению безопасности, так и в сфере реформирования сектора безопасности, более того три страны находятся на разном уровне реформ, да и после развала СССР они оказались в абсолютно разных условиях. Такимобразом, на данном этапе, принимая во внимание сложные отношения Армении с Азербайджаном и Турцией, создание какой-либо единой системы безопасности на Южном Кавказе является абсолютно нереальным. Впрочем, нужно обладать немалой долей оптимизма, чтобы предполагать, что НАТО вообще как-то отреагирует на возможное обострение ситуации в южнокавказском регионе, в частности в зоне карабахского конфликта. Максимум, что можно будет ожидать - это политические заявления. И уж точно реакция Брюсселя не будет более активной, чем во время российско-грузинского конфликта. НАТО никогда не вмешивалась в мирный процесс в Карабахе, для этого есть Минская группа ОБСЕ и с недавних пор ЕС.

Между тем, по мнению директора Центра международных и европейских исследований университета Кадир Хаз (Стамбул) Димитриоса Триантафилу, в мнении и позиции НАТО в отношении нагорно-карабахского конфликта многое зависит от развивающихся взаимоотношений с Россией.

Ему вторит приглашенный эксперт Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон) Сергей Маркедонов,утверждающий, что интерес НАТО к Южному Кавказу носит специфический и ограниченный характер. Южный Кавказ и сопредельные страны, по его мнению, интересуют НАТО в первую очередь в контексте Афганистана и 2014 года, на который запланирован вывод контингента ISAF, а в случае Азербайджана еще и наличием лоббистики, поскольку треть грузов в Афганистан проходят через территорию Азербайджана. Грузия же из всех партнеров НАТО предоставила для операции в Афганистане больше всех военнослужащих. Что касается Армении, то ее фактор тоже рассматривается НАТО, которому необходимо держать руку на пульсе в свете иранской перспективы, развития ближневосточных процессов. При этом, Брюсселем учитывается мнение Москвы в вопросе предполагаемого членства Грузии в НАТО, в противном случае Грузия уже была бы членом альянса, а не получила бы ПДЧ. Что касается Армении, то Ереван явно не ощущает необходимости для расширения сотрудничества с НАТО. Армянские военные были в Косово, они были и есть в Афганистане, не исключено и расширение этого контингента. Таким образом, дело здесь не только в позиции стратегического партнера Еревана – Москвы. Для увеличения такого сотрудничества в первую очередь нужна прагматическая заинтересованность вслучае же Армении и Азербайджана эта заинтересованность сводится к тому, чью сторону займет НАТО в карабахском урегулировании. Это заставляет Брюссель быть более диверсифицированным и аккуратным в лавировании между интересами Азербайджана и Армении, особенно учитывая, что треть натовских грузов в Афганистан проходит через территорию Азербайджана. На фоне турбулентности Ближнего Востока и иранского вопроса Азербайджан рассматривается НАТО как светское мусульманское государство. В исламском мире мало таких стран. В то же время, однозначного выбора в пользу позиций Азербайджана в Брюсселе не наблюдается, несмотря на то, что отношения с Азербайджаном очень ценны для НАТО особенно, учитывая протяженность его границы с Ираном. 

В свою очередь директор программ по взаимоотношениям США-Россия,США-Украина и по безопасности Черноморского бассейна Школы им. Кеннеди Гарвардского университета Сергей Коноплев считает, что в настоящее время можно только спекулировать вопросом готовящегося удара НАТО по Ирану. По его мнению, оснований для военного удара по Ирану, во всяком случае, со стороны НАТО как единой организации нет. Эксперт не видит никаких заявлений и индикаторов, согласно которым НАТО имеет хотя бы предварительные планы операции в Иране. Иран, по его мнению, – это не Ливия, и операция здесь может привести к непредсказуемым результатам, и США, которые являются самым крупным военным и финансовым контрибутором НАТО, сейчас все равно завязаны в двух войнах, а Конгресс сократил расходы Пентагону на значительную сумму. Поэтому средств для ведения нескольких операций одновременно будет недостаточно. 

Свой взгляд на отношения между НАТО и Россией имеет руководитель отдела Восточной Европы и главный редактор русской редакции Deutsche Welle Инго Маннтойфель, считающий, что в этих отношениях в ближайшие месяцы будет преобладать застой и стагнация. Причины, на его взгляд, очень просты: в США в ноябре пройдут выборы президента. Поэтому ни Соединенные Штаты, ни Россия не рассчитывают на изменение статус-кво. Это четко дал понять и президент РФ Владимир Путин, отказавшись от участия в саммитах в США и тем самым продемонстрировавший намерение дожидаться, пока американцы изберут президента, и уже исходя из этого, заново обсудить этот вопрос. Тем не менее, Маннтойфель считает, что обострения в ближайшие месяцы не будет, так как ни США, ни европейские страны-члены НАТО, ни Россия в этом не заинтересованы. В то же время, онотметил, что в настоящий момент не видит в отношениях между НАТО и Россией той положительной динамики, которая позволила бы строить предположения об их дальнейшем развитии. Самой же большой проблемой в отношениях между Россией и НАТО является недоверие друг к другу, которого не хватает сегодня обеим сторонам. Меж тем создание в Ульяновске транзитного центра НАТО для вывода сил НАТО из Афганистана, которое является для России, прежде всего, выгодной сделкой, теоретически мог бы повысить шансы на укрепление доверия между НАТО и Россией.

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение