Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Крымская трагедия глазами врачей

04.08.2012

Автор:

Теги:

Крымская трагедия глазами врачей

Автор: "ВК"
Крымская трагедия глазами врачейВладимир Уйба Главной причиной катастрофического наводнения в Крымске 6-7 июля стали чрезвычайно высокие осадки, а ситуацию усугубили антропогенные факторы - насыпи и забитые мусором русла для отвода воды. К такому выводу пришли в Росгидромете по итогам расследования причин паводка.

Как заявил в интервью «ВК» руководитель Федерального медико-биологического агентства Владимир Уйба, "катастрофа в Крымске по масштабам сопоставима с грузино-осетинским конфликтом 2008 года. И тогда, и в этой ситуации, во-первых, пострадало большое количество людей, во-вторых, был фактор внезапности. И тогда, 8 августа, и сейчас в ночь на 7 июля люди мирно отдыхали, и этот фактор внезапности, конечно, наложил основной отпечаток после стрессовой ситуации, после выхода из этого. Реакция людей разворачивается, как правило, одномоментно со стихией или одномоментно с той агрессией, которая была в 2008 году, поэтому выход из таких ситуаций сопряжен с физиологическими особенностями организма. В первую очередь, и тогда, и сейчас постстрессовый синдром похож и однотипен: человек сначала выходит из этого стресса, не обращая внимания на полученные травмы, на полученные заболевания, которые возникли или осложнились от этого стресса. И, конечно, в этот момент быстрое, полноценное оказание медицинской помощи имеет основное значение. Мобильный госпиталь, который мы разворачивали в 2008 году, кардинальным образом изменен. Если в 2008 году это в основном был принцип взятия на себя и вывоза, причем это были, как правило, автомобили на базе «скорой помощи», то сейчас это развертывание мобильного госпиталя по совершенно другой схеме. Это полноприводные, большие автомобили на базе «мерседесов», где действует кабинетный принцип, где можно одновременно вести и операцию, и перевязку, и реанимацию. Причем оснащены они по стандарту, как если бы оснащалось лучшее лечебное учреждение высокотехнологичное. Поэтому, конечно, это другая база, другое оснащение, но принципы мобильности лишний раз подтверждают, что если, не дай Бог, подобная ситуация происходит, а она, к сожалению, происходила и при взрыве во Владикавказе, буквально год назад, когда госпиталь точно так же очень быстро был развернут, причем переброшен самолетами, вот этот принцип мобильности и развертывания в полномасштабной модели больничного учреждения, которое может переместиться к очагу пострадавшему. Это, конечно, самое главное, потому что оказание помощи в первые сутки квалифицированное – это снижение потерь и последующих заболеваний в разы".

Представители Федерального медико-биологического агентства уже утром 8 июля были в Крымске с министром здравоохранения и с бригадой психологов, которых возглавлял директор Института Сербского Зураб Кекелидзе. "Госпиталь уже встречал нас, потому что это был госпиталь Южного окружного центра медицинского. У нас поделена по зонам страна, и если происходит ЧП, как случилось в Крымске, то мы выдвигаем ближайший госпиталь. Это автомобили, специально изготовленные на базе машин повышенной проходимости. Каждый автомобиль – это какая-то технология: или реанимация, или операционная, или перевязочная, или инъекционная, и так далее. Это полноценный кабинет на колесах со всеми требованиями. Основная задача утром первого дня – это было определение наиболее необходимых направлений деятельности госпиталя. Люди были в состоянии стресса, в состоянии агрессивной реакции на все произошедшее. Мы развернулись в центре города, и они достаточно большой массой искали решение своих проблем, каждый. У кого был разрушен полностью дом – искал место, где ему жить дальше. Кто потерял людей близких и родных – тот, понятно, занимался самой, наверное, сложной задачей, опознание и прочее. Люди просто искали помощи. Очень многие люди сразу обратились за медицинской помощью. Была первая волна: это было огромное количество, у каждого порезы, ушибы, травмы, поскольку уровень воды был очень высокий, вы это все знаете, и скорость воды сильная. Сразу кампания была развернута прививочная, потому что любая ссадина в такой воде – это, в общем, возможность заболеть сложными заболеваниями, в том числе столбняком. Поэтому с первых минут началась работа по профилактике осложнений заболеваний, в том числе инфекционного характера.
Со второго дня мы уже пошли по дворам; были сформированы мобильные звенья. Каждая машина – это передвижной кабинет, и вот эти десять бригад, десять машин были выдвинуты в город, в тот район затопления. У нас была такая рабочая карта: вот это весь Крымск, а вот это, сине-красно-желтое для вас, наверное, - это как раз район затопления. По сути, бригады получали, как на фронте, свой сектор и отрабатывали по улицам. Если они не справлялись, то мы усиливали на следующий день эту бригаду, потому что где-то улицы были практически пустые, дома очень сильно пострадали, люди где-то были все разбросаны по эвакопунктам, а где-то более плотное было население, люди уже занимались там расчисткой завалов", - рассказывает Уйба.

"Через 10 дней к нам обратилась женщина с переломом позвоночника, которая все эти десять дней себя спасала, людей спасала, двигалась. К концу первой недели ей совсем плохо стало, она добралась до нас, и диагностировали.
Задача была в первые дни – первое, начать мощную профилактику инфекций, в первую очередь кишечных инфекций, потому что, наверное, 90% людей в затопленных районах так или иначе контакт с водой получили и либо наглотались, либо руки, лицо. К сожалению, вы понимаете: это частный сектор на те же 90%, и у каждого в доме либо выгребная яма, либо туалет, и все это пошло наверх, все вымыло. Ясно, что, в общем, обстановка там была с точки зрения бактериальной загрязненности очень плохая. Принесли женщину, которая шла, шла, упала – острая коронарная смерть. Понятно, что женщина из затопленного района, понятно, что она тоже натерпелась, какой-то период несла, несла себя и в конце концов декомпенсировала. Не было бы госпиталя, она бы, конечно, умерла. Ее из клинической смерти вывели на давление, на пульс, потом стабилизировали, перевели в кардиоцентр, в Краснодар".

Оценивая материальные затраты на оказание медпомощи, Уйба заявил: «В пределах 70 млн, и это только прямые затраты, связанные с медикаментами, расходными материалами. Я, естественно, не считаю, и никто не считает, зарплату врачей. Они просто отрабатывают это по основному месту работы, и никто эти затраты никогда не предъявляет. А вот прямые затраты, связанные так или иначе с материальным обеспечением, - в пределах 70 миллионов".

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение