Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Грушевский С.Г. Россия и политические партии стран СНГ.

10.06.2008

Автор:

Теги:
 

Роль партий в политической жизни страны заключается в представлении и реализации, через своих представителей в органах власти, интересов определенных групп населения и слоев общества. После распада СССР за пределами России оказалось значительное число наших сограждан. Защита прав этих граждан - есть прямая задача правительства РФ. Так сформировались ли на территории возникших независимых стран партии, которые отражали бы интересы этих групп населения и, тем самым, являлись бы партнерами России в обеспечении ее политических интересов?

 

Во-первых, следует сразу же указать на бросающуюся в глаза  специфику партийной жизни всего постсоветского пространства. Очевидно, что господство одной идеологии и партии на протяжении 70 лет, оказало значительное влияние на рассматриваемую тему. Поэтому поиск партнеров среди политических партий СНГ и стран Балтии проходит одновременно с процессом становления самой системы многопартийности. Здесь, безусловно, стоит отметить неравномерность развития этого процесса на постсоветском пространстве.

Существует ряд стран, применительно к  которым слово "многопартийность" можно использовать только в кавычках. Сюда можно отнести в первую очередь центральноазиатские республики, за исключением Казахстана. Особо выделяется Туркменистан, где официально существует только одна партия - Демократическая партия, во главе с президентом Гурбангулы Бердымухамедовым. В Узбекистане есть несколько партий, однако эта многопартийность носит лишь формальный характер, т.к. все они являются сторонниками президента Ислама Каримова и не отличаются в своих политических платформах. Подобное единомыслие используется Западом не только для абстрактного осуждения от отхода "принципов демократии", но и для введения реальных экономических санкций. Поэтому политические элиты Узбекистана сейчас усиливают роль многопартийности, пусть и формальной, с помощью указов вроде недавнего "Об усилении роли политических партий в обновлении и демократизации государственного управления и модернизации страны". Отсутствие реальной многопартийности наблюдается и в других странах. По результатам выборов 2007 года в парламенте Казахстана будет представлена только одна партия - "Нур Отан", объединившая за год до этого ряд пропрезидентских партий. Сложная ситуация и в Азербайджане, где с помощью конституционных поправок 2002 г. власть президента была существенно расширена. Эти поправки облегчили переход власти от Гейдара Алиева к его сыну Ильхаму Алиеву. Важным моментом является также отмена системы выборов в парламент через партийные списки.

Хотя эта поправка - скорее исключение. Для большинства постсоветских государств можно примерно выделить 2 периода в развитии многопартийности. Первый период начинается после распада СССР и до начала нового века, т.е. самое начало становления системы. Для него характерно появление огромного числа политических партий, быстро занявших все политическое пространство и идеологический вакуум, от крайне правых до радикально левых. С такой же быстротой эти партии сменяли друг друга. Характерным моментом является появление новых политических партий перед самими выборами и их незаметное исчезновение после неудачного результата. Таким образом, это был период "партий-однодневок", большинство которых не проживало дольше одного электорального цикла.

Второй этап связан с некоторой стабилизацией в партийной жизни страны. Были сформированные пусть и не столь сильные, но зато постоянные политические блоки, регулярно участвующие в проводимых выборах. Такую ситуацию можно видеть в прибалтийских странах, Молдавии, России, отчасти в Армении. Некоторая роль в этом принадлежит изменениям в законодательстве этих стран, усиливающим роль партий в обществе. В 2001-2002 гг. в России был принят ряд законов, ужесточающих требования для партий. Для них был установлен минимальный "членский барьер", требование обязательного представительства в регионах, а также финансовая помощь государства. Позже были внесены изменения и в избирательную систему: был поднят минимальный процент для прохождения в государственную думу до 7%, к тому же, парламент стал избираться только по партийным спискам, т.е. произошел полный переход к пропорциональной избирательной системе и отказ от мажоритарной. Аналогичные реформы, направленные на усиление роли парламента и укрупнение партий в то же самое время были проведены и в Армении (увеличение доли депутатов, избранных по партийным спискам), Молдавии (выбор президента через парламент). В Казахстане существует, пусть и формальный, 50-тысячный барьер для формирования политической партии. Многие из этих реформ затруднили процесс создания партий снизу, но привели к укрупнению уже существующих партий, дали толчок к формированию более мощных объединений и союзов, тем самым, увеличив роль партий в обществе. На Украине длительный президентский кризис, а также отсутствие какого-либо единства в общественном мнении страны, привели к наличию нескольких очень мощных партийных образований, которые в то же время по одиночке не могут взять и контролировать власть. Таким образом, хотя формирование политических партий в странах ближнего зарубежья проходит до сих пор, и будет проходить еще долго, однако основы партий уже существуют, появилась некоторая стабильность, и тем самым присутствует сам предмет для разговора и анализа.

 

Несмотря на различие в политических системах, автором считается возможным использовать следующий метод классификации партий для постсоветского пространства, предложенный некоторыми исследователями, правда для другого региона[1]. Согласно этой теории существуют 3 типа партий:

1) Аутентичные, т.е. партии, возникшие на рубеже XIX-XX вв., затем, во время Советской власти, находившиеся в эмиграции, а после распада СССР возвратившиеся на родину. В качестве примера можно привести несколько партий в Армении, которые сохранились, благодаря многочисленной армянской диаспоре за пределами СССР. Таковыми являются партии Дашнакцутюн и Гнчакян.

2) Новые партии. К этой группе относится большинство ныне существующих партий в СНГ. Среди них пророссийские позиции занимают, с некоторыми оговорками,  Партия регионов и ряд левых партий на Украине и объединение  "За права человека в единой Латвии", более подробно рассмотренные ниже.

3) "Наследники КПСС", т.е. бывшие правящие коммунистические партии.

На этой группе партий хотелось бы остановиться подробнее, поскольку для многих стран они играли или продолжают играть одну из системообразующих ролей. В последние годы перед распадом СССР кризис КПСС был очевиден. Ее региональные отделения теряют власть в республиках. На выборах в верховный совет в 1990г. в Армении Компартия уступает Армянскому Общенациональному Движению, поскольку последнее делает особый акцент в своей программе на воссоединение Армении и Нагорно-Карабахской Автономной Области. В том же году оппозиционные силы Народной рады занимают крепкие позиции в верховном совете Украины. Распад СССР и возникновение новых независимых государств с собственной политической системой, поставило перед "преемниками КПСС" множество вопросов, касающихся их программы, адаптации к новым условиям и задачам государства и, конечно же, вопрос самоидентификации.

В дальнейшей судьбе "наследников" можно выделить 2 группы:

Первая группа - это партии, выбравшие путь  реформирования в сторону социал-демократической партии, где главной задачей ставилось проведение социальных и политических реформ, усиление многопартийности и поддержка равноправия в социальной и культурной сфере, без каких-либо радикальных реформ.  Т.е. отказ от каких-либо радикальных путей, при сохранении социальной политики государства, вмешательства государства в экономику, но в условиях рыночных отношений, а также за приверженность в политике своим классическим моральным ориентирам, таким как справедливость, солидарность и равноправие.

По такому пути пошли многие страны бывшие страны ОВД из Восточной Европы. Среди постсоветских республик данный процесс произошел в Литве, где местная реформированная  коммунистическая партия стала одной из главных политических сил. Аналогичный процесс прошел и в Молдавии. Партия коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) сумела на волне массового недовольства правлением второго президента Лучински, вернуть себе власть, победив на выборах в 2001г.. Таким образом, в эту группу входят те "наследники КПСС", которые сумели спустя некоторое время снова вернуться к власти. Общим также является и социал-демократическая основа, поскольку сейчас ПКРМ даже на уровне самоидентификации представляет себя скорее социалистической, нежели коммунистической: "ПКРМ сегодня - это партия активного и последовательного социального реформирования"[2].

Вторая группа  - партии, которые так и не возвратились к власти, по разным причинам, и в большинстве случаев не столь сильно переориентировались в сторону социал-демократии. Продолжая политику КПСС в  поддержке на официальном уровне культа марксистко-ленинской теории, эти партии, как часто и сама КПСС, слабо ориентировались на учение Маркса и Ленина, предпочитая им государственные и партийные интересы. В некоторых странах такие партии стали активными участниками оппозиции существующему правительству (Россия, Украина), в других они были вытеснены из политической борьбы новообразовавшимися партиями (Армения, Казахстан). Отдельно можно отметить немногочисленную компартию Белоруссии, где она является сторонником президента Лукашенко.

Однако, в условиях появления независимых государств и зачастую глобальных перемен  в обществе,  коммунистические партии стран СНГ стали не только опорой для той группы населения, которая была недовольна происходящими событиями, но и для русскоязычного населения, которое в условиях иногда излишне агрессивных реформ, нуждалось в защите. Что касается количества русскоязычного населения оказавшегося после распада СССР  в странах ближнего зарубежья, то напомним наиболее распространенную цифру - 25 миллионов. Количество русскоговорящих было еще больше.

Поэтому именно партии из последней группы, т.е. наследники бывших коммунистических партий зачастую становятся внешнеполитическими партнерами РФ из-за близости стоящих перед ними задач: защита русскоязычного и пророссийски настроенного населения. Например, особо важным вопросом является поддержка статуса русского языка. Одной из стран, где особенно остро звучит этот вопрос - Украина, где "языковая" борьба продолжается и по сей день. Для того, чтобы стать членом Совета Европы Украине было предложено подписать Европейскую хартию языков-меньшинств, главной задачей которой является сохранение региональных языков и их поддержка в сфере образования, общественной и личной жизни граждан. Хартия была подписана и ратифицирована, однако вскоре разгорелись ожесточенные споры вокруг того - является ли русский язык  региональным и коренным для национальных меньшинств Украины. Основными защитниками статуса русского языка являлись как раз левые силы, в том числе Социал-демократическая партия Украины(объединенная)  и Коммунистическая партия Украины: "Позиция коммунистов неизменна - мы считаем, что в Украине должно существовать два государственных языка - украинский и русский"[3]. В вопросе о черноморском флоте КПУ также стоит на пророссийских позициях, заявляя, что все конфликты спровоцированы украинскими политиками и их прозападной ориентацией[4].

Отдельным вопросом является положение русских в странах Балтии. Особую остроту он принял в Эстонии и Латвии, странах, где на момент распада СССР больше четверти населения было русскими. Существует серьезная языковая дискриминация в Эстонии, где по результатам переписи 2000-го года 20% населения не говорят по-эстонски, в Латвии проблема связана с отсутствием политических прав у значительной части населения. Такая изоляция русских и пророссийско настроенных граждан от политической жизни привела к тому, что на территории этих республик, единственных (за исключением однопартийного Туркменистана) не возникло местных коммунистических партий. Впрочем, здесь также существует ряд умеренных левых партий, ставящих одной из своих целей защиту русскоязычного населения. В Латвии, например, возникло мощное объединение "За права человека в единой Латвии",   В Литве, на протяжении советской истории, не было столь массовой миграции славянского населения, поэтому после 1991г., когда были даны всем гражданам равные политические права, межнациональные конфликты здесь не приняли сколь значительного масштаба.

Безусловно, на территории стран СНГ существует и ряд других партий, которые поддерживают укрепление отношений с Россией. В той же самой Украине это Прогрессивная Социалистическая Партия Украины и Партия регионов Януковича, которая и является, судя по опросом общественного мнения, основным сторонником и политическим партнером России на Украине. Это связано с гораздо более внушительным весом партии, нежели КПУ и возможностью взять власть, будучи лидером в любой коалиции. Но такой широкий охват электората в некоторых случаях сковывает движения. Поэтому позиция Партии регионов иногда бывает двойственной, т.к. ее руководство пытается усидеть сразу на двух стульях, т.е. при сохранении подавляющей поддержки на востоке, заручиться частью голосов на западе, настроенных не столь радикально. Это хорошо видно и в самой программе партии: "Мы обеспечим сбалансированную внешнюю политику, где Восточные (Россия и страны Востока) и Западные (страны ЕС и США) направления одинаково значимы"[5].

Весьма неоднозначной представляется и позиция коммунистического президента Молдовы Владимира Воронина, который до прихода к власти в 2001г. обещал в кратчайшие сроки разрешить вопрос о Приднестровье. Однако до сих пор этот вопрос не решен. Впрочем, Воронину осталось быть президентом до 2009 г.. Возможно со столь коротким сроком правления, а также с охлаждением отношений Молдавии уже с Румынией, связана новая активация в начале 2008г. переговоров по этой теме с участием президента РФ.

 

Таким образом, на постсоветском пространстве образовалось большое количество партий, ориентированных на сотрудничество с Россией. Далеко не всегда они имеют реальные возможности прихода к власти, но в любом случае они являются выразителями интереса определенных социальных групп, желающих укрепления взаимосвязей с Россией. Большинство из этих партий являются так называемыми "наследниками КПСС", т.е. бывшими правящими коммунистическими партиями, которые провели ряд изменений в сторону смягчения своих программ. Впрочем,  одним из наиболее важных моментов для их электората является не их реформированные теоретические разработки в области идеологии, а внешнеполитическая ориентация этих партий на Россию. Следовательно, эти партии являются выразителем интереса русскоязычного и пророссийски настроенного населения в своих странах.

Впрочем, политическим элитам России, не стоит, безусловно, полностью и открыто ориентироваться только на эти партии. Во-первых, это привело бы к некоторому замешательству внутри этих стран и, конечно же, агрессивной оценке западом и рядом обвинений в воссоздании Коминтерна. Однако, выражать поддержку и показывать свою позицию должностным лицам РФ  (как это было в отношении Партии регионов), по моему мнению, стоит продолжать. Второй проблемой является некоторое переформирование в левом движении на территории СНГ. Расхождение коммунистов в Белоруссии по вопросу поддержки президента Лукашенко, неудачная политика компартии Армении, которая потеряла свой электорат и с 2003 г. не может уже даже попасть в парламент, потеря голосов у левых партий на Украине, неоднозначность политики коммунистического президента Молдовы - все это показатели некоторого общего кризиса "преемников", пусть и вызванного разными причинами. Кроме того, во всем мире налицо некая трансформация в классификации партий. Традиционное противостояние левых-правых уже изживает себя, т.к. радикальные течения обоих этих направлений постепенно в своих программах и решениях идут к идеологическому центру. Кроме того, сама структура партий меняется в сторону формального объединения людей, которые иногда опираются не на интересы каких-либо слоев населения, а на интересы определенных ТНК.

Существует мнение, согласно которому массовые партии уходят в историю и в скором времени превратятся в кадровые штабы, которые будут лишь собираться время от времени, перед электоральным циклом[6]. Подобные течения, наряду с вышеупомянутой деидеологизацией наблюдаются во многих странах мира. Эти процессы могут затронуть и государства постсоветского пространства. Поэтому подобная трансформация может начаться и без продолжительного существования многопартийной системы. Впрочем, о полном исчезновении партий говорить не приходится. В виду этого особо важным является поиск новых лиц и сил, готовых более эффективно отражать интересы пророссийски настроенных граждан, а значит, и защищать интересы самой России.

Поддержка подобных партий, а также создание различных фондов,  направленных на повышение репутации России в ближайшем зарубежье и воспитание благосклонно настроенных элит внутри самих стран, представляется автору весьма важным шагом для укрепления своих государственных интересов и позиций в международной сфере.

 



[1] Задорожнюк Э.Г. Социал-демократия в Центральной Европе. М., 2000г. С.3.

[2] Программа Партии коммунистов Республики Молдова

[3]День 28.11.02.

[4] Коммерсант.Украина 12.03.07, № 39(396).

[5] Предвыборная программа Партии регионов

[6] Эксперт. Урал 30.01.06, № 4(221). < http://www.expert.ru/printissues/ural/2006/04/qa_ryabov/>


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение