Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Особенности узбекской многовекторности

26.07.2012

Автор:

Теги:

Особенности узбекскоймноговекторности

Александр Караваев.

 

Не прошло полных шести лет после публичных заявлений о началевступления Узбекистана в ОДКБ (конец лета 2006г.), как Ташкент заявил оприостановке членства в организации. А месяцем ранее Узбекистан не пропустил техникуи военных союзного Казахстана на учения ШОС в Таджикистане. Строго говоря, этишаги логично продолжают внешнеполитическую линию Ташкента, и по стилюсоответствуют традициям внешней политики Ислама Каримова, почти два десятка летдемонстрирующего возможность без сильного риска для себя играть интересами Россиии США в регионе Центральной Азии.

 

Характерно, что ни в одних мероприятиях и учениях ОДКБУзбекистан не принимал полноценного участия, но чиновники и многие политологи всвоих странах, близкие к ОДКБ, воспринимали факт формального участия Ташкентакак важное достижение Москвы. Исключение здесь составляет разве что Лукашенко,без обиняков считающий необходимым «выкинуть» Узбекистан из общей повозки. Смешноконечно, но по факту оказывается, Каримов его опередил.

Поворот узбекского лидера вызвал у военных, отвечающих вМоскве за региональное взаимодействие, понятные всем неприятные эмоции. Диапазонкомментариев – от желания наказать Каримова за «кидок», до мягкого «разочарованыв недружественном ходе». Эмоции усилили трения, возникшие в результатевзвинченной Душанбе стоимости аренды 201-й военной базы РФ в Таджикистане,выплеснутые на публику главкомом Сухопутных сил РФ. В общем, получается, вначале лета 2012 года по военным интересам России в ЦА нанесен неприятный удар.

 

Понять Каримова

 

Говоря об Исламе Каримове, его часто помещают в один ряд сдругими квази авторитарными лидерами, соответственно и все изгибы его внешнейполитики рассматриваются через призму вождистских особенностей несменяемого лидераподобного рода: обострение различных фобий, подозрительность к внешним ивнутренним партнерам, завышенные самооценки и т.д. Не отрицая наличия этихэлементов нельзя игнорировать объективные реалии, внутри которыхразворачивается политика таких лидеров, принимаются именно данные решения, а некакие-либо другие. Давайте попробуем понять Каримова.

 

В чем базовые условия каримовской политики совпадают ссоседями? Лидеры Казахстана, Узбекистана, Туркменистана, Кыргызстана,Таджикистана, по факту независимости своих стран получили уделы в наиболеезастойной социально-политической периферии Евразии. «Застойность» политическойжизни ЦА, можно сравнить с крепостной стеной. С одной стороны, она защищает отпадения в полную архаику (не допускает афганизации региона), с другой, обрезаетростки вольностей западного модернизационного проекта, угрожающего неабстрактной стабильности, а стабильности именно для личной власти. Поэтому еслив современной модели (в западной теории) военно-политическая стабильность отдельновзятого региона воспринимается просто как норма, как хороший политическийресурс среди других. То в Азии это непреходящая ценность, которую лелеют ибоятся потерять. Конечно, можно сказать, что это следствие исключительно пропагандыи оболванивания, укрепляющего власть, плюс следствие длительной историинедружественных, а иногда и братских колониальных поглощений. Но как бы там нибыло, ценность «стабильности» искренне разделяется большинством населения,опасающегося крайностей религиозных доктрин. Стабильность правления в этойсистеме координат становится синонимом качества правления. Проблема в том, что блокируяисламский радикализм, и вкупе блокируя либеральные политические свободы,одновременно ограничивали экономическую активность, отдавая бизнес под контрольчиновников. Это сделало регион сравнительно убогим.

 

Максима «стабильности» внутри страны требовала ограничивающейрамки для внешней политики. Так в ЦА возникла тенденция самозамыкания. Наиболеесильно она проявилась в ниязовской Туркмении. По большому счету, с оглядкой наэту парадигму действуют Каримов и Рахмон. Но в 2000-е годы центрально-азиатскаяпериферия оказалась практически в эпицентре. Мир стал более хаотичен, привычныесхемы взаимодействия стали перестраиваться. Соответственно появилось большерисков, в тоже время повысились ставки выигрыша: за лояльность стали хорошоплатить. При этом, в не зависимости от финансовых поощрений стал очевиден дефицитвнешних гарантий безопасности будь то из Москвы, стремительно теряющей монополиювлияния, либо из Вашингтона или Пекина, наоборот, усиливающих свое присутствие вЦА.

 

Политику Каримова в отношении Москвы отличает внешняямедлительность, по сути это осторожность, при декларативной открытости дляпартнерства. Но он медлит не больше чем другие соседи, ожидая удачную карту. Опятьже максимума эта тенденция достигла у Ниязова, честно признавшего, чтомноговекторная открытость его стране не нужна, достаточно использовать вывескумеждународного нейтралитета. В принципе, его вообще нужно считать редкостнымсамодуром у руля власти.

Был ли возможен ниязовский эксперимент в других странах? Усоседей были иные социальные условия. Дело даже не в более широкой массеобразованного слоя в Узбекистане и Казахстане, сравнительно с Туркменией, где вэтом плане острый дефицит. Дело, прежде всего, в репрессивной машине Ниязова. Онаоказалась настроена на запугивание и оболванивание, гораздо сильнее, чем этополучилось у соседей. Почему?

 

Исключительно важное значение имеет финансово-банковская и сырьеваяэлита, они готовы играть по любым правилам диктатуры, но до тех пор, пока им неперекрывают возможность практической трансляции капиталов в соответствующийуровень роскоши и потребления. Наличие буржуазного стиля и роскоши подразумеваетналичие публики способной это оценить, насладится, использовать. Иными словами,имея буржуазно настроенную элиту страна не закроется настолько плотно, чтобыпогубить диктатурой национального лидера стимулы своей частной жизни. При этомпотолок потребления высшего класса будет создавать у массы обездоленногонаселения и даже большинства национального среднего класса иллюзию возможности личногоуспеха и конкурентноспособности своей страны в целом. По этому пути пошел Казахстан,ему же в своих условиях следует Узбекистан. Достаточно посмотреть надеятельность дочери Ислама  - ГюльнарыКаримовой по продвижению светско-буржуазного образа Узбекистана на Западе. Привсей закрытости режима она проводит в Ташкенте ежегодный фестиваль культуры иискусств Art Week Style. За эти годы на них выступили Стинг, Эрос Рамазотти,Энио Мариконе, Хулио Иглесиас. И это только шоу-бизнес, не говоря о тех, ктовлияет на мнение западных элит в других областях. Можно сказать, что узбекскаяправящая и финансовая элита устремлена из золотой клетки на Запад, в то времякак крестьяне из национальной хлопковой нищеты убегают в рабство более широкогоразнообразия и профиля, в Россию.

 

И, наконец, еще один уровень, Каримов избежал деформаций ниязовскогоэксперимента, и по причине необходимости поддерживать паритет с конкурирующимКазахстаном, задающим более высокие показатели социально-политической ивнешнеполитической активности.

 

На зависть соседям

 

И все же, почему Каримов не поддается влиянию Москвы?Узбекистан оказался для России партнером особого рода. С одной стороны, этастрана по итогам советской модернизации оказалась безусловным лидером ЦентральнойАзии. Но в 1990-х инфраструктурно-промышленный потенциал Узбекистана практическиобнулился. На первую строчку повсеместно вышло сырье. Для Узбекистана, это,прежде всего, торговля сельскохозяйственной продукцией и хлопком. Количествосвязей с Россией по этой линии вроде бы преобладающее (до 30% общего узбекскогоэкспорта). Но прямая инфраструктурная зависимость от Москвы значительно ниже, чему соседей. Будь у Узбекистана уже разработанные нефтегазовые промыслы спроложенными магистралями в Россию, как в соседнем Казахстане, картина российско-узбекскоговзаимодействия была бы иной. И нефтегазовое значение Ташкента для Москвы, и дляПутина, возросло бы соответствующе. Но этого нет, и Каримов может позволитьсебе действовать более хладнокровно. Оценив ситуацию однажды, в начале 1990-х,он понял, что Россия слаба в плане механизмов проведения глобальной внешней политики.А наблюдая упадок силовых элементов в российской региональной политике, Каримовпопробовал действовать цинично и куда более свободно, чем Назарбаев, Рахмон,Ниязов (а теперь и Бердымухаммедов). И у него получилось...

 

В свою очередь, Назарбаев привязан к России экспортом нефти игаза, гигантской общей границей, кооперационными связями промышленногопроизводства и переработкой сырья, интегрированным ОПК. Но главное, Назарбаев сампо себе идейный сторонник евразийской интеграции. С какой стати он будет спекулироватьотношениями с Россией, ему достаточно наличия известных проблем, чтобы невозбуждать прочие.

Возьмем Таджикистан. Президент Рахмон, называя вещи своимиименами, лидер маленькой нищей страны. Практически все годы независимости допоследнего времени он был обременен внешними долгами и российским военнымприсутствием. Он практически не мог вырваться из-под российского влияния, илишь последние годы жесткие ультиматумы дают ему возможность диктовать Москвеусловия. В Москве, же в свою очередь, оценивая Таджикистан по низкой ставке,допускают в отношении Душанбе явные ошибки и благоглупости.

 

Ислам Каримов на этом фоне выглядел особняком. Кроме того,он сделал своеобразное географическое открытие - расстояние до Москвы у него равно,а при определенных погодных условиях становится более далеким, чем расстояниедо Вашингтона и Пекина. Более того, он никогда не был системным союзникомМосквы, поэтому не стоит питать иллюзий относительно Соглашения о союзничестве2005 года.

Давайте посмотрим на новейшую историю. В далеком 1999 годуон сам привел Узбекистан, в, казавшийся Вашингтону на тот момент перспективным,формат коллективного взаимодействия без России - ГУУАМ. Прошло чуть большемесяца с 11 сентября 2001 года, Каримов уже заключает с Вашингтоном договораренды базы Карши-Ханабад на 25 лет. В первые годы афганской кампании (до2005-2006 года) американцы предоставили Узбекистану различной помощи почти на$500 млн., а возможно и более того. Потом конъюнктура стала меняться.Американцы не снижали критики состояния прав человека, в 2005 году случилсяАндижан, другие неприятные эпизоды. Однако и тогда Каримов не бросился вобъятия Путина. Вступив в ЕврАзЭС и ОДКБ в 2005-2006 годы, и даже согласившисьдобиться вывода сил США из Узбекистана, Каримов не дал возможность разместить усебя авиабазу в формате ОДКБ, согласившись лишь периодически разрешать использоватьавиабазу Навои, но взамен на модернизацию авиа навигационного оборудования.Ташкентский авиазавод ТАПОиЧ вроде бы вошел в состав российской «Объединеннойавиастроительной корпорации» (ОАК), но так и не стал производить Ил-76,оказавшись чемоданом без ручки.

С 2007 года снова начинаются узбекско-американскиеконсультации. В январе 2012 года США снимают запрет на поставки военной техникив Узбекистан. Затем появляются сообщения, что Пентагон ведет переговоры сУзбекистаном и Таджикистаном о том, чтобы после вывода в 2014 году войск НАТОиз Афганистана американская техника и модули бытового обслуживания войск, чтоеще более ценно в плане престижа, остались в этих странах. Когда в начале июняв Ташкенте проездом побывал Владимир Путин и подписал с Каримовым ряд меморандумов,имеющих, казалось бы, важное символическое значение, многие в Москве сочли, чтоКаримов все-таки выровняет антироссийский перекос. Тем более, что личныеотношения между лидерами выглядят комплиментарными: Каримов единственный ктовслух сказал Путину оставаться на третий срок и напомнил ему эти слова снова…

 

Исходя из этой линии, прогнозировать узбекскую политикуможно в том же самом направлении. Максимально жесткий торг с Москвой.Использование всех преимуществ, которые имеются от экономическогосотрудничества с Москвой при минимуме встречных политических шагов. В случае,если Узбекистану закрутят гайки по линии миграции (не отдельными акциями икампаниями для внимания СМИ, а всерьез), возможно, приостановка членства Узбекистанав ЕврАзЭС. Однако Кремль вряд ли пойдет по этому пути, учитывая все нарастающийдефицит трудовых ресурсов в РФ. Поэтому Каримова в Москве будут терпеть, чтобеще дальше не отдрейфовал в туман. А соседи в ЦА будут продолжать завидоватьего своеобразной внешнеполитической независимости: обещать одно – делать иное.

 

Источник: Газета"Голос Республики" №26 (248) от 20 июля 2012 года


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение