Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстанские эксперты: что не так с внешней политикой России?

19.07.2012

Автор:

Теги:
Советы Владимиру Путину

Вновьвиртуальный экспертный форум проекта «Центральная Евразия» привлекает внимание к вопросам внешней политики РФ. Как представляется, концептуальная и практическая размытость курса на евразийскую интеграциюв условиях форсирования Россией сразу двух стратегий – на глобализацию (то же вступление в ВТО, кооптация в международные/западные финансово-экономические институты) и регионализацию (евразийская интеграция)  – обуславливает кризис евразийской интеграционной идеи как таковой, закономерно отражается на слабости интеграционных структур, в том числе Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в целом является важным показателем того сложного периода, в который вступает современная Россия.

Совершенноочевидно, что «поиск внешних врагов» и «внешних заговоров» должен уступить место критическому анализу всей системы внешней политики РФ, в первую очередь в плане выявления своих недоработок и ошибок. Существеннопомочь этому могут страны-партнеры и союзники России как Казахстан. Поэтому к участию в данной части дискуссии «Советы Владимиру Путину» приглашены только казахстанские эксперты: Марат Шибутов, Аскар Нурша, Алмат Тоекин, Андрей Чеботарев, Олег Сидоров и Мурат Лаумулин.

ВладимирПарамонов, руководитель проекта «Центральная Евразия»: уважаемые коллеги, вопросов очень много и они крайне сложны. Поэтому Вам решать как и на что делать основные акценты. Вам слово.

МаратШибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества (Россия)в Казахстане: политика РФ на постсоветском пространстве должна быть и она должна быть осмысленной. Пока мы видим только мешанину коррупционныхвзаимоотношений и старых советских отношений по схеме «Москва – союзнаяреспублика». Ничего осмысленного в этой политике нет, кроме вывода чиновниками АП и МИД денег для «распила», что мы и видели в той же ЮжнойОсетии.

АскарНурша, политолог: во-первых, России необходимо деидеологизировать внешнюю политику на постсоветском пространстве и выстраивать нормальные рабочие отношения. На постсоветском пространстве выросло целое поколение, которое не помнит СССР и не знает Российской империи. Утомительно читать и слушать выступления представителей России, апеллирующих к тем прошедшим временам.

Во-вторых,необходимо вести борьбу с проявлениями ксенофобии по отношению к представителям стран постсоветского пространства, прежде всего, Центральной Азии, внутри России. Еженедельно СМИ сообщают о фактах нападения или убийства выходцев из государств региона на территории РФ. Очень часто в Казахстане приходится слышать пожелание «быть осторожным» человеку с неславянским лицом, отправляющемуся в Россию. Это влияет на отношение к РФ.

В-третьих,диапазон инвестиционных проектов России в Центральной Азии очень узкий.Перед нашими странами стоит задача преодоления сырьевой направленности экономик, привлечения высоких технологий. И если РФ сможет выступить на этом поле, то это будет только приветствоваться.

АлматТоекин, независимый эксперт: в плане развития Россией интеграционных процессов на постсоветском пространстве, на мой взгляд, неправильно и недальновидно будет объединение вокруг только одного центра, как это было ранее. И в этом ключе понятны желания первых лиц РФ, выступающих собирателями «земель русских» и форсирующих формирование единой валюты врамках Таможенного союза (ТС), Единого  экономического пространства (ЕЭП) и Евразийского союза (ЕАС), то бишь рубля. В оценке «таких шагов» нашего союзника – России я встаю на сторону таких казахстанских политологов и общественных деятелей как Айдос Сарым, Мухтар Тайжан и других? высказывающихся против подобного союза с Россией. Понятно, что уРФ есть множество рычагов, которая она использует или может использовать в отношении Беларуси, Казахстана и других потенциальных кандидатов на участие в интеграционных процессах.

Вэтом отношении концепция создания Евразийского Союза по Назарбаеву является самой притягательной и эффективной для народов Евразии. Привожуотдельные тезисы из этой концепции: различия между «империалистическим евразийством» и евразийством Назарбаева вполне очевидны и их можно сформулировать в нескольких пунктах.

1.В рамках евразийства Назарбаева интегрируются независимые участники на основе добровольного решения и общности интересов. Это главное отличие от «империалистического евразийства», в рамках которого один народ подавляет и подчиняет другие.

2.Н.Назарбаев предлагает осуществлять евразийскую интеграцию на основе добровольности, равноправия, максимально исключая всякое давление и применение силы. Это бесконечно далеко от «империалистического евразийства», в котором «интеграция» велась вооруженной силой. Стоит отметить, что у Казахстана отказ от силы и давления не является пустой фразой, а представляется неотъемлемой частью внешней политики. Казахстанотказался от ядерного оружия, запретил его испытания, участвует в многосторонних региональных организациях безопасности, а также решил многие спорные вопросы путем переговоров. Казахстан не бряцает оружием, вотличие от многих своих соседей.

3.Евразийская интеграция предусматривает выгоду для каждого участника интеграционных процессов, а также использование суммарного потенциала в интересах всех участников. В империях, восхваляемых «империалистическим евразийством», все обстояло наоборот. В них всегда был главный выгодополучатель, тогда как остальные участники терпели самый разнообразный ущерб. Суммарный потенциал не только не использовался, но ирастранжиривался за счет ограничений и притеснений покоренных народов.

4.В интеграции Евразии по Назарбаеву нет никаких целей противопоставлениякаким-либо государства или силам в других частях мира. Более того, развивается понимание, что участие в процессах интеграции в Евразии может быть выгодно для стран весьма удаленных от нее. «Империалистическое евразийство», так или иначе, волей-неволей противопоставляет Евразию другим частям мира и толкает народы континентав конфронтацию. И наоборот, добровольная и равноправная интеграция даетгарантию того, что народы Евразии не будут втянуты в гибельное противостояние.

5.Назарбаевская интеграция Евразии, помимо перечисленных моментов, не предусматривает стирания и ликвидации национальных культур, языков и обычаев, как это делалось во всех империях. Империя всегда навязывает одну культуру (пусть даже великую и очень успешную) в качестве единого образца, тогда как в назарбаевском евразийстве ничего подобного нет.

Вцелом, Евразия, объединенная согласно идеям Нурсултана Назарбаева, в потенциале обещает куда большую свободу в развитии, чем может дать любая, даже самая мощная империя. Если сохраняются и развиваются национальные культуры, то сохраняются и развиваются уникальное мировоззрение и навыки, характерные для каждого народа. Это важно, например, потому, что если империи в критической ситуации, выходящей за рамки привычных для нее методов, становятся в тупик и гибнут, то назарбаевская Евразия будет в состоянии отыскать среди разнообразных культур, как методы, так и людей, способных решить неотложно вставшие необычные задачи. Причем столицей Евразийского союза непременно должна быть Астана, как центр принятия решений, расположенная в центре Евразии,между Востоком и Западом, Азией и Европой, между славянскими и тюркскими народами, между православием и суннизмом…. Но пока имперская психология и политика со стороны России не будет изжита, равноправного иполноценного Союза у нас не получится …

АндрейЧеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»:  России следует выступать полноценным локомотивом интеграции на постсоветском пространстве, при этом нисколько не принижаяроль других участников данного процесса. Это значит, что она, как и другие страны, должна здесь руководствоваться в первую очередь общими целями и интересами, а своими национальными – во вторую. В этой связи России следует четко обозначить, а затем обсудить и согласовать со своими партнерами последовательные шаги и конечные цели / результаты развития тех же ОДКБ, ЕврАзЭС и ЕЭП. В противном случае все эти интеграционные объединения и инициативы будут все более расцениваться как исключительно политические проекты Москвы в контексте реализации ею своих проимперских амбиций и интересов.

Фактическийвыход из ОДКБ Узбекистана после подписания с Россией Декларации об углублении стратегического партнерства и Меморандума о взаимопонимании следует рассматривать не как непоследовательность или даже недружественный акт Ташкента, а как хороший сигнал для Москвы о том, чтопора меняться самой и менять свои подходы в отношениях с другими странами.

Наэтих же принципах России целесообразно возобновить переговорный процесси внутри «каспийской пятерки» относительно забытой инициативы о создании Организации каспийского экономического сотрудничества (ОКЭС). Акцент при этом можно сделать на Иран, оказавшийся в серьезной ситуации вследствие санкций США и ЕС. Для России также выгодно использовать последние неурядицы вокруг проекта строительства газопровода «Набукко», чтобы попытаться повлиять на позиции Азербайджана и Туркменистана. Однако, ее главная ставка в данном вопросе – это четкие цели и преимущества ОКЭС для потенциальных участников.

Безусловно,что одним из самых сложных вопросов в центральноазиатской повестке дня для России является ожидание запланированного на 2014 год вывода войск НАТО из Афганистана. Это событие несет для нее серьезные риски и вызовы,включая усиление влияния США и НАТО в Центральной Азии. А с учетом внутренних рисков в центральноазиатских республиках не исключен распад той же ОДКБ.

Всвязи с этим России нужно инициировать активизацию работы ШОС в данном направлении, включая деятельность контактной группы «ШОС – Афганистан». Тем самым она сможет опереться на авторитет Китая, который также не желает ни усиления военно-политического присутствия США в регионе, ни обострения ситуации в Афганистане. ШОС, в свою очередь, будет в состоянии разработать и предложить альтернативные варианты урегулирования ситуации в Афганистане. Кроме того, эта организация, при условии полного единодушия своих членов, сможет начать вести диалог с НАТО относительно возможных и последствий вывода подразделений Международных силы содействия безопасности из этой страны.

ОлегСидоров, политолог: как свидетельствуют последние события на постсоветском пространстве, в том числе фактический выход Узбекистана изОДКБ, Москве необходимо начать действовать как минимум в нескольких направлениях.

Во-первых,следует пересмотреть свои приоритеты и в оперативном порядке скорректировать уже запущенные схемы, направленные на сближение республик бывшего СССР с последующей их интеграцией в осязаемое межгосударственное объединение.

Во-вторых,действия Кремля должны быть направлены на кардинальный пересмотр всех действующих на сегодня межгосударственных объединений с целью определения уже отработавших и бесперспективных объединений, а также наиболее перспективных.

В-третьих,Москва должна понимать, что ее бездействие и нерешительность во многих вопросах дает реальный шанс другим важным акторам воспользоваться ситуацией в своих интересах. Таким образом, необходимо проводить мероприятия по недопущению создания благоприятных ситуаций, которыми способны воспользоваться в своих интересах «партнеры» России.

В-четвертых,не стоит забывать и о российском МИДе, промахи которого в работе фактически и привели к выходу Ташкента из ОДКБ, соответственно снизив авторитет нового президента России, что не является позитивным моментом винтеграционной политике РФ. Поэтому необходимо провести «работу над ошибками» и пересмотреть кадровую политику российского внешнеполитического ведомства, с учетом промахов последних 5 лет.

В-пятыхи в целом, Кремлю необходимо выработать достаточно четко выраженную внешнеполитическую доктрину, которая не будет меняться в зависимости от времени, ситуации и сменяющегося руководства России.

МуратЛаумулин, доктор политических наук, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований: при анализе внешней политики РФ необходимо в первую очередь учитывать широкое проблемное поле отношений России с Западом. Данное поле выключает в себяследующие факторы: система ПРО США в Европе, потенциальное расширение НАТО на восток, грузинский, украинский и белорусский факторы, интеграционная политика России на постсоветском пространстве, соперничество в ряде регионов СНГ (Молдова, Кавказ, Каспий, Центральная Азия), вступление в ВТО, энергоснабжение Евросоюза. Негативный фон в отношениях между РФ и ЕС создают некоторые государства Центральной и Восточной Европы, Балтии.

Крометого, противоречия и различия в подходах РФ и Запада охватывают более широкую сферу международных отношений и стратегической безопасности: проблема Афганистана, атомная программа Ирана, Сирия (отношение к «арабской весне» и внешнему вмешательству) и др., а также в ряде других регионов планеты (АТР, Корейский полуостров, Латинская Америка). Со своей стороны, Запад беспокоит растущее стратегическое партнерство России с Китаем и бездействие Москвы в отношении растущего влияния КНР вЦентральной Азии и в целом на постсоветском пространстве.

Такимобразом, проблемы и противоречия между Россией и Западом носят широкий икомплексный характер. Часть из них вполне решаема, как показала «перезагрузка» 2009г. Но некоторые проблемы носят принципиальный характер и не могут быть предметом политических компромиссов. Это упорное противодействие Запада и особенно США интеграции постсоветского пространства под эгидой Москвы, стремление политических кругов США и НАТО к обеспечению в одностороннем порядке стратегического превосходстванад Россией, подстрекательская и провокационная политика в отношении ряда стран СНГ в их связях с Россией.

Болеетого, экономический масштаб влияния мировой финансовой системы на российскую настолько существенен, что приобрел политический характер. Можно говорить о таких его политических проявлениях, как частичная потеря Россией суверенитета в денежно-финансовой политике и возникновение существенных валютных рисков национального уровня, а такжеограничения на использование Россией финансово-экономических инструментом во внешней политике.

СтратегическиРоссия и КНР, в меньшей степени – Индия, нацелены на формирование вокруг себя крупных региональных рынков, с достаточным (сотни миллионов)количеством потребителей, чтобы обеспечить их устойчивость, и создание привилегированного пространства для деятельности национального бизнеса. Видеале, основным расчетным средством на этих рынках, а возможно, и резервной валютой, станет денежная единица, основанная на рубле, юане, рупии. Достижение такой цели помогло бы «заместить» во внешнеэкономическом обороте существенную часть долларов и евро, обеспечить большую монетарную независимость и получить, в ограниченном объеме, экономические и политические выгоды «производителя» международнопризнанной валюты. США и Европейский Союз такой линии России будут противодействовать.

Оцениватьвоздействие всех этих факторов на состояние отношений между Россией и евроатлантическим сообществом крайне сложно. С одной стороны, Россия, вследствие многих причин внутри страны и в ее внешней политике пересталабыть угрозой для Запада. Одной из особенностей отношений между Россией истранами Евроатлантики стала растущая асимметрия их возможностей и перспектива неравенства, что не может не вызывать напряженности. В то жевремя именно «сокращение масштабов» России, слабость ее экономики, зависимость от импорта продовольствия, медикаментов, автомобилей, электроники и предметов быта делают ее привлекательной для западного бизнеса и не столь устрашающей для политиков и обывателей на Западе.

Россияопасается, что неравенство ее возможностей станет источником давления на нее со стороны западных структур, причем как общего давления в связи скритическим отношением к тому, что происходит в России со строительством демократии, так и конкретных видов давления по вопросам энергетической политики и отношений с соседями. Запад в ответ опасается,что помощь России, особенно в создании высокотехнологичных отраслей производства, в будущем может укрепить ее традиционную склонность к конфронтационности.

Такимобразом, асимметрия возможностей между Россией и евроатлантическим сообществом содействует усилению недоверия. Одновременно она создает потенциальную напряженность в этих взаимоотношениях, потому что может усилить конфронтацию из-за растущей разницы между российской бедностью изападной зажиточностью.

ОднакоРоссия все еще ядерная сверхдержава с крупной оборонной промышленностьюи оборонным научным комплексом, развитой системой военных институтов, развитыми воинскими традициями. Россия – крупнейшее по территории государство мира, располагающее впечатляющими запасами природных ресурсов, прежде всего энергетических. В этом качестве она, с одной стороны, является одним из важнейших поставщиков ресурсов, в том числе идля стран Европы, а с другой – граничит и взаимодействует с двумя другими крупными мировыми игроками, каждый из которых представляет собойсложную стратегическую проблему для Запада, – с Китаем и исламским миром.

Вцелом же, в период нахождения у власти дуумвирата Путин-Медведев произошли значимые изменения в процессах межгосударственного взаимодействия на постсоветском пространстве. Фактически впервые с 1991г. наметилась смена дезинтеграции на интеграцию. Создание Таможенного союза и формирование Единого экономического пространства в составе России, Белоруссии и Казахстана все чаще рассматривается обозревателями как реализуемый проект.

Внешниеусловия благоприятствовали экономической интеграции России, Белоруссии иКазахстана. Мировой экономический кризис заметно снизил дееспособность ключевых мировых игроков на постсоветском пространстве. К тому же, как можно предположить, российско-американская перезагрузка включала неафишируемое сторонами понимание, что активность США будет меньшей, чемпри президенте Дж.Буше. Не признавая за Россией права на зону привилегированных интересов, Соединенные Штаты при Б.Обаме, видимо, не считали возможным слишком решительно препятствовать укреплению российских позиций на постсоветском пространстве. Что касается Европейского союза, то разработанная по инициативе Польши и Швеции программа «Восточное партнерство» так и не стала эффективным инструментом влияния на постсоветском пространстве. Таким образом, к 2012г. Россия смогла добиться существенного продвижения интеграционной инициативы.

Темне менее, несмотря на долговременную потребность в России как будущем союзнике – балансире в Азии и партнере в стабилизации наиболее беспокойных регионов мира, которая, к тому же, вряд ли станет основным экономическим конкурентом, американцы продолжают подрывать российскую внутреннюю стабильность и внешнюю безопасность России и СНГ.

ВладимирПарамонов: большое спасибо дорогие коллеги. Я бы хотел особо обратить внимание на те акценты, которые расставил уважаемый Мурат Лаумулин: именно в плане анализа глобального контекста отношений России и Запада. Как мне представляется, во многом именно в этой плоскости стоит искать многие причины концептуально-стратегических метаний РФ, которая в итоге пока так и не пришла ни к пониманию жизненной необходимости развития тойже евразийской интеграции, ни к пониманию долгосрочных путей реализацииданной принципиально важной для всего постсоветского пространства идеи.И в этой связи я полностью соглашусь со своими казахстанскими коллегами, что современная внешняя политика России, в том числе интеграционная, нуждается в кардинальном пересмотре и глубокой концептуализации за счет масштабной мобилизации интеллектуальных ресурсов всего бывшего СССР. Казахстан мог бы сыграть здесь принципиально важную роль в силу более глубокого понимания сути процессов во внутренней Евразии и вокруг нее. Именно это может и должно стать главной рекомендацией Владимиру Владимировичу Путину.

 

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом «Время Востока» (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/ при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия) и Информационно-аналитического центра МГУ (Россия).

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение