Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Неблизкий путь: от общества "агашек-потребителей" к Торжеству Всеобщего Труда.

18.07.2012

Автор:

Теги:

В свете последних событий в России и Казахстане на передний план вновь вышла проблема диалога власти и общества. Вместес тем, не в последнюю очередь протестные настроения стали выражением давноназревшего и актуального вопроса – кризиса общества потребления. Не секрет, чтосложившаяся в наших странах идейная стагнация (в том числе политическаяинертность и отсутствие интереса к формированию гражданского сознания)является, в том числе, и результатом укоренившихся принципов обществапотребления. Как считал Карл Маркс, революционер – это скорее разочарованныйпроизводитель, нежели неудовлетворенный потребитель[1].

Предпосылки для появления обществапотребления возникли задолго до того, как оно само оформилось. По мнениюклассика американской социологической мысли И. Валлерстайна, западнаяцивилизация с начала Нового времени уверенно оперирует понятием “современность”(modernity), обозначая при помощи его «набор всевозможных обычаев, норми практик, развившихся в капиталистической мир-экономике». В силу того, чтосовременность является также воплощением подлинно универсальных ценностей,универсализма, она, в понимании западной цивилизации, «есть не просто моральноеблаго, но и историческая необходимость»[2].

Окончание Второй мировой войны иначавшийся новый период развития индустриального капитализма способствоваливозникновению и развитию формы общества, адекватной данному периоду – обществапотребления. В нескольких словах его можно описать так: потребление (какматериальное, так и культурное) становится максимально стандартизированным имассовым. Оба вида потребления, в свою очередь, напрямую соотноситься собщественным статусом – теперь снижение потребления неминуемо означало сползаниевниз по социальной лестнице.

По мере развития мирового рынка обществопотребления получало все новое и новое развитие. Именно в послевоенное время врамках неолиберальной теории в качестве основных императивовобщественно-политического развития были предложены идеи свободногорынка и саморегуляции (без государственного вмешательства) гражданскогообщества. В этой связи американский ученый, ректор Лондонской школы экономикиКрейг Калхун отмечает, что маклеры и менеджеры на Уолл-стрит отталкивались всвоих представлениях от таких иллюзорных моделей, как рациональностьигроков и длительный беспроблемный рост экономики[3]. Выдвинувшиесясо временем на первый план транснациональные финансовые компании, расширяясегмент своего влияния, значительно сузили спектр общественного контроля,навязав обществу, по мнению В. Якунина, не только ценностныесуррогаты взамен базовых ценностей, но и «стандарты явно ограниченногоприменения»[4].

В современных условиях последние двапримера приобретают особое звучание. В условиях ориентации широких, самыхразличных по содержанию масс населения на идеалы общества потребления,финансовая олигархия начинает рассматривать само существование человека черезпризму потребления. Человеческий потенциал, первичный по своему значению,отодвигается на второй план. Подобная подмена понятий обуславливаетформирование замкнутого круга, когда каждое следующее поколение рождаетсятолько чтобы потреблять.

Здесь же нужно упомянуть и другой риск – рискперманентного потребления при отсутствии производства, в том числе,воспроизведения интеллектуальной информации и распространения знаний. Какследствие мы имеем подрыв национальной экономики и рост преступности на основеморальной опустошенности.

 В своей статье «Социальная модернизация Казахстана: двадцатьшагов к Обществу Всеобщего Труда» президент Н. Назарбаев, указывая на гибельностьидеологии потребления, ставшей одной из причин мирового финансового кризиса,отмечает важность социальной политики государства, нацеленной на благосостояниекаждого отдельного гражданина. В качестве альтернативы обществу потребленияглава Казахстана видит Общество Всеобщего Труда[5].Кроме того, как считает Назарбаев, государство должно быть «инициатором и главнойдвижущей силой процесса социальной модернизации»[6].

На пути к формирующемуся тренду переходаот общества потребления к обществу созидания у России и Казахстана присутствуютвесьма существенные различия.

Казахстан, возглавляемыйхаризматичным лидером и совершивший за последнее десятилетие, по мнениюруководства МВФ, качественный скачок в экономике и улучшении уровня жизни[7],имеет все объективные предпосылки для дальнейшего развития вышеуказанноготренда. С учетом смещения мирового экономического вектора в Азию у Казахстанамогут появиться не только дополнительные возможности для воплощения в жизньобозначенных президентом Назарбаевым установок.

В России же дело обстоит труднее.Первое, с чего стоило бы начать отход от общества потребления – это«синхронизация формирования ценностей свободы и суверенной личности, спаянных сопределёнными представлениями о социальной справедливости»[8].Данная синхронизация, имеющая основой принцип социальной эгалитарности,способна хотя бы на первых порах доказать человеку бесперспективность вовлеченияв безоглядное потребление.

Вторая мера – это частичнаяреставрация культурно-ментальных традиций, связанных, прежде всего, с семьей.Подобное возрождение будет способствовать разрыву порочного круга потребления,когда восстановленная связь поколений станет средством передачи накопленныхзнаний.

И, наконец, в-третьих становитсяочевидно, что современному российскому обществу (как впрочем и казахстанскому) требуется замена существующегопроцесса социализации, в наше время тесно связанного с ценностным рядомобщества потребления. Подобную систему невозможно развить без реформированиясамого ценностного фундамента социума. Именно смена восприятия действительностикак отрезка времени для максимального потребления требуется для поиска вероятныхпутей выхода из идейного вакуума, образовавшегося в рамках общественнойсистемы, когда главным богатством является то, что ты можешьпотребить.

Итак, обозначившийся тренд переходак созиданию как основе общественного устройства и ценностных ориентировявляется первым признаком заката общества потребления. Вместе с тем, необходимоотметить, что этот тренд также напрямую сопряжен и с другим мировым вектором –возникновением противовеса сложившейся потребительской идеологии, исходящей отведущих западных стран с неолиберальным форматом экономики. Такая антитезаспособна повлечь за собой значительные геополитические изменения, в которыхРоссия и Казахстан могут сыграть не последнюю роль.

 

Игорь Баринов



[1] Цит. по: Хомский Н.Государство будущего. М., 2012. С. 20.

[2] ВаллерстайнИ. Европейский универсализм: риторикавласти // Прогнозис. 2008 № 2. С. 24.

[4] Там же.

[6] Там же.

[8] Пантин И.К.Россия и мир: историческое самоузнавание. М., 2001. С. 4.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение