Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Азербайджан – Туркменистан: что за кадром?

20.06.2012

Автор:

Теги:


Автор:  Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро "ВК"
Азербайджан – Туркменистан: что за кадром?
Разгорающаяся дипломатическая перепалка между Азербайджаном и Туркменистаном оказалась для многих наблюдателей довольно неожиданной. Корни ее, впрочем, не новы: как известно, две прикаспийские страны имеют давние разногласия по поводу того, где и как должны пролегать их государственные границы на Каспии. В частности, Туркменистан объявил своим нефтяное месторождение "Кяпаз" в азербайджанском секторе Каспия, которому присвоил даже собственное название – "Сердар". Вокруг этого месторождения сейчас, собственно, и разгораются страсти. 

Но почему именно сегодня вопрос спорного месторождения вновь стал актуальным? По какой причине Туркменистан решил начать разведочные работы на, как минимум, спорном месторождении, безусловно, прекрасно отдавая себе отчет, что это – самый верный и короткий путь к конфронтации с Азербайджаном?

На наш взгляд, не следует рассматривать нынешнее обострение тлеющего территориального спора исключительно в плоскости двусторонних отношений между Азербайджаном и Туркменистаном. Кстати говоря, с момента прихода к власти президента Гурбангулы Бердымухамедова эти отношения получили лишь позитивную динамику.

Так, в 2008 году туркменский президент посетил с официальным визитом Баку после 12-летнего перерыва в контактах на высшем уровне. Этот конфликт Бердымухамедов, без сомнения, унаследовал от своего предшественника – Сапармурада Ниязва, носившего титул Туркменбаши. В период президентства Сапармурата Ниязова в 2001 году Туркменистан даже отозвал своего посла из Баку, и лишь с приходом к власти Бердымухамедова дипломатические отношения были восстановлены в прежнем объеме.

Также стороны решили вопрос долга Азербайджана за туркменский газ. К слову, во время визита Гурбангулы Бердымухамедова в Баку между президентами двух стран была достигнута договоренность о том, что какие-либо работы на месторождении "Кяпяз" до урегулирования спора осуществляться не будут. Точнее, как отметил пресс-секретарь МИД Азербайджана Эльман Абдуллаев, в договоре указывается, что не будет осуществлены какие-либо работы на пересечении секторов двух стран на Каспийском море, пока не будет достигнуто соглашение о правовом статусе Каспия. 

Такое потепление в отношениях между Баку и Ашгабадом открывало реальные перспективы для совместного выхода двух прикаспийских стран на европейский газовый рынок. Брюссель в лице еврокомиссара Гюнтера Эттингера (Gunther Oettinger) начал активно лоббировать проект Транскаспийского газопровода по дну Каспийского моря, против которого активно выступают Россия и Иран. Главным аргументом Москвы против строительства совместного туркмено-азербайджанского газопровода служат опасения в связи с возможными авариями и ущербом для экологии каспийского бассейна. Однако очевидно, что позиция Кремля вряд ли продиктована исключительно экологической озабоченностью. Куда вероятнее, что она связана с собственными геоэкономическими интересами - в частности, с попытками не допустить на европейский газовый рынок конкурентов. В конце концов, российский проект "Северный поток" также пролегает по дну моря, пусть и Балтийского, однако, это не стало препятствием на пути его реализации. Вторым аргументом Москвы и Тегерана служит нерешенность вопроса статуса Каспийского моря. Однако, акватория, по которой планируется провести Транскаспийский газопровод, даже теоретически не является спорной территорией, на которую могли бы претендовать Россия или Иран вне зависимости от того, по какому принципу будет делиться Каспий – секторальному или равнодолевому. 

Интересно и другое. Во время конференции "Энергетический диалог: Россия - ЕС. Газовый аспект", которая прошла в начале мая этого года, еврокомиссар Гюнтер Эттингер заявил журналистам, что переговоры Еврокомиссии с Азербайджаном по гарантиям для ТГКП могут быть завершены в середине 2012 года.

В рамках этой же конференции была недвусмысленно высказана позиция России. Российская сторона усматривает в прокладке Транскаспийского газопровода на основе сепаратных решений угрозу серьезного осложнения ситуации в регионе, заявил тогда "Интерфаксу" в Брюсселе постоянный представитель России при Евросоюзе Владимир Чижов. "Реализация этого проекта в том виде, в каком его задумал Евросоюз, - а я в данном случае говорю уже не только о Еврокомиссии, а о Евросоюзе, поскольку Совет ЕС утвердил переговорный мандат, - является потенциальным раздражителем в отношениях России с Евросоюзом", - отметил постпред РФ. "Но это и потенциальный источник напряженности в Каспийском регионе. Келейные сделки одних стран региона с Евросоюзом без учета позиции других стран - это, конечно, потенциальный источник напряженности, который совершенно никому, я убежден, в этом регионе не нужен", - подчеркнул российский дипломат.

Об экологии не было сказано ни слова. Зато намеки, что России не нравится ни слишком самостоятельная инфраструктурная политика Баку и Ашгабада, ни активность в этом вопросе ЕС, прозвучали весьма четко.

Но, несмотря на открытое недовольство России, позиция ЕС в вопросе Транскаспийского газопровода неизменна. В самом деле, этот проект полностью соответствует долгосрочной стратегии Европы, направленной на диверсификацию источников поставок газа. Европейский союз не видит политических и экологических препятствий к строительству транскаспийского газопровода по дну Каспийского моря, заявила глава представительства Европейского Союза в Казахстане и Туркменистане Аурелия Бучез, пишет ИА Новости-Казахстан. 

"ЕС полностью поддерживает работу, которая сегодня идет (по разработке проекта транскаспийского газопровода), и уже работает с двумя государствами, которые решили построить между собой газопровод в своих территориальных водах", - сказала Бучез на нефтегазовой конференции "Развитие шельфа Каспия 2012".

Она подчеркнула, что Евросоюз сегодня не занимает никакой конкретной позиции относительно юридического статуса Каспия, поскольку "этот вопрос должен быть урегулирован между пятью прибрежными государствами".

В то же самое время, неурегулированность статуса Каспия и "текущие переговоры прибрежных государств относительно нового статуса Каспия никак не препятствуют строительству и эксплуатации и нефтяных, и газовых трубопроводов", подчеркнула она.

"С нашей точки зрения, сегодня для того, чтобы построить трубопровод через Каспий, нет необходимости заниматься его фактической делимитацией. Трубопроводы можно строить через границы, которые, конечно, существуют, просто пока не согласован их статус. Это происходит достаточно часто, в ЕС такого рода проблемы часто встречаются. В частности, на Северном море мы сталкивались примерно с такими же проблемами", - отметила Бучез.

"Трубопроводы могут строиться через границы, которые существуют, но пока ещё не согласованы. В нашем случае это не остановило процесс. И третий тезис – мы поддерживаем сотрудничество всех заинтересованных сторон, вовлеченных в разработку максимальных стандартов безопасности... Что касается Транскаспийского газопровода, мы ранее уже проводили работу по изучению экологических аспектов этого проекта. На основании данных, которые были получены в результате профинансированных ЕС исследований, не было выявлено ни одного экологического вопроса, из-за которого Транскаспийский газопровод стал бы неосуществим", - продолжила она.

По оценке представительницы ЕС, можно ожидать, что газовый трубопровод через Каспийское море будет иметь "самое низкое воздействие на окружающую среду по сравнению с другими маршрутами или другими подобными схемами по экспорту углеводородов".

"Мы, конечно, полностью готовы к финансированию дальнейшей работы в данной области, чтобы решить все экологические вопросы вместе с нашими каспийскими партнерами и международными финансовыми институтами", - заключила глава регионального представительства ЕС.

Очевидно, что совместный выход Азербайджана и Туркменистана на европейский газовый рынок отвечает интересам Европы, стремящейся ослабить собственную экономическую зависимость от российского газа. Одного азербайджанского газа со второй стадии проекта "Шахдениз" для значимой диверсификации европейцам может не хватить, а к проекту "Южного коридора" было бы желательно подключить туркменский, иракский или (в перспективе) иранский газ. Наконец, неплохо было бы создать и неконтролируемый ни Россией, ни Ираном транспортный коридор, который бы выводил Центральную Азию на Европу. Южный Кавказ здесь – лучшее решение.

В результате некоторые эксперты склоняются к версии, что нынешний конфликт между Азербайджаном и Туркменистаном не обошелся без помощи России. Так, азербайджанский политолог, бывший советник президента по внешнеполитическим вопросам Вафа Гулузаде уверен, что за обострением отношений между Туркменистаном и Азербайджаном стоит Россия.

"Мы не в первый раз становимся свидетелями ссоры между Азербайджаном и Туркменистаном. Я думаю, Баку и Ашхабаду можно и нужно договориться самим, без постороннего вмешательства. За этими событиями стоит Россия, в этом я уверен на все 100 процентов. Нам проще договориться с Туркменистаном о совместном использовании месторождения "Кяпаз" при помощи нефтяных компаний, осуществляющих бартерные сделки. Но Россия этого не хочет, вот и возникает спор", - отметил политолог агентству "Vesti.az".

Аналогичного мнения придерживается и немецкий эксперт по каспийскому региону Бахруз Абдолванд. В беседе с "ВК" он отметил, что определенные группы в туркменском правительстве могли намеренно пойти на провокацию с подачи извне. 

Однако, имея представление о структуре и жесткой вертикали власти в Туркменистане, крайне сложно себе представить, что какие-либо центры силы внутри туркменского правительства могли бы пойти на провокацию на Каспии на свой страх и риск, не поставив в известность президента страны. Иначе говоря, если и есть в этих событиях какой-либо "российский след", то надо отдавать себе отчет и в том, что они были санкционированы и руководством Туркменистана. Которое, вполне возможно, решило изменить приоритеты в своей энергетической политике, в том числе, и касательно европейского направления поставок газа, в пользу других покупателей – к примеру, той же России или Китая, из года в год готового закупать все большие объемы газа.

Нельзя также исключать и того, что игра Ашгабада на обострение является своеобразным элементом торга с Европой. Дальнейшее развитие событий на Каспии покажет, насколько реальны шансы европейского проекта прижиться в столь непростом регионе. Особенно если Евросоюз и дальше будет всячески "самоустраняться" от решения сложных политических проблем, существующих здесь.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение